Грузинские выборы не могут стать прецедентом для региона

Такого мнения придерживаются парламентские силы Арцаха 

Анаит ДАНИЕЛЯН
Журналист
Степанакерт

Два месяца назад, 1 октября, в Грузии состоялись парламентские выборы, итоги которых до сих пор обсуждаются в странах Южного Кавказа и по всему миру. Потому, что победила на выборах не власть, как это принято в кавказских странах, а оппозиция, в данном случае, блок «Грузинская мечта».

Мнения о выборах и победе оппозиции разные, хотя чаще всего говорится о том, что они могут стать хорошим прецедентом для стран региона.

Как расценивают выборы представители парламентских сил НКР, какое воздействие они могут возыметь?

Руководитель самой крупной парламентской фракции «Родина», председатель комиссии по государственно-правовым вопросам Гагик Петросян считает парламентские выборы в Грузии нормальным демократическим процессом. «В регионе также протекают демократические процессы, разница разве что в темпах. Но следует также заметить, что протекающий в Грузии процесс, который стал возможен благодаря многомиллиардным американским инвестициям, на каком-то этапе вылился в авторитарное правление. Сейчас между властью, оппозицией Грузии и их патронами наблюдаются определенные грани согласия», считает Гагик Петросян.

По его мнению, грузинские реформы сталкиваются с подводными рифами, и грузинский путь может быть катастрофическим для  других стран региона. «В то же время, в определенных сферах наблюдаются успешные реформы, и этот опыт, безусловно, нужно перенять», отметил руководитель фракции.

Член второй по численности фракции «Демократия», председатель комиссии по внешним сношениям Ваграм Атанесян не считает, что парламентские выборы в какой-то стране могут стать прецедентом для другой, потому что у каждого общества свои представления о власти и о мере своего участия в формировании власти. «То, что произошло в Грузии во время парламентских выборов, следует воспринимать как реалии этой страны, как проявление воли данного общества сменить власть. Это следует считать самым крупным достижением действующей с 2003 года власти в лице М. Саакашвили. Не столько достижением оппозиции, ее завоеванием и, не хочу это так называть, победой, потому что не совсем правильно называть выборы победой в отношении части грузинского народа, но ситуация вряд ли сложилась таким же образом, если б за прошедшие 8-9 лет в Грузии не произошли системные трансформации, изменения в образе мышления», считает Ваграм Атанесян.

Говоря о вероятном воздействии выборов на регион, депутат посоветовал подождать первых шагов новоизбранного правительства. Мнение о распространении опыта Грузии на другие страны Ваграм Атанесян не считает «корректным или закономерным», хотя бы потому, что страны пребывают на несовместимо различных уровнях, скажем, та же Грузия и Азербайджан. Депутат не ожидает проведения демократических выборов в Азербайджане.

Продолжая тему, он заметил, что в двух этих странах имеются различия и в государственной системе: парламентские выборы в Грузии предполагают отставку правительства и формирование нового правительства одержавшей победу силой, а Конституция Азербайджана ничего подобного не предусматривает, и исполнительная власть там напрямую подчиняется президенту. Так было и в Грузии. И еслиб там не пошли на конституционные реформы и переход к полупрезидентской форме правления, общество не было бы столь заинтересовано в парламентских выборах. «Роль парламента в странах типа Азербайджана сугубо муляжная. Независимо от того, кто заседает в парламенте, если он не имеет влияния на исполнительную власть, парламентские выборы не могут представлять интереса для общества. Ситуация иная в Армении. Парламентские выборы представляют тут интерес для общества постольку, поскольку после выборов правительство подает в отставку и формируется новое правительство. Так что, политический интерес велик, чего, увы, не скажешь о Нагорном Карабахе», отметил депутат.

«Я не хочу делать сравнений с Азербайджаном, но в системе государственного управления роль парламента у нас также муляжная или, если хотите, бутафорская», считает Ваграм Атанесян. После парламентских выборов правительство у нас не меняется, следовательно, интерес общественности к избирательным процессам гораздо ниже, зато чрезмерно высок интерес к президентским выборам, потому что именно после них формируется правительство.

Последние президентские выборы в НКР, по словам Ваграма Атанесяна, тому подтверждение: треть населения выразила волю сменить власть, и это четко было отражено в результатах голосования. «Другое дело, что мы также можем считать президентские выборы достижением исполнительной власти и президента. В отличие от ряда оценок и утверждений, что в НКР нет демократии, я говорю – не будь демократии, за президента проголосовали бы 95%. Демократия есть – поэтому треть общества смогла выразить свою волю. Так что, для НКР парламентские выборы в Грузии выглядят не столь беспрецедентными. Если б парламентские выборы у нас также вели к формированию правительства, думаю, на выборах 2010 года мы наблюдали бы совершенно иную картину», говорит член фракции «Демократия».

Представитель Арцахского ЦК АРФ Дашнакцутюн, которая имеет третью по численности фракцию в парламенте, Давид Ишханян считает, что итоги грузинских выборов в какой-то мере были предопределены, и об этом говорят сами итоги. «Думаю, произошла довольно плавная смена власти, тем более, учитывая то, что срок полномочий президента Саакашвили близится к концу. Победа оппозиции, как кажется, была выгодна и предопределена внешними силами, особенно, Западом», сказал Давид Ишханян. Хотя до сих пор сложно однозначно ответить, играет ли Иванишвили роль, определенную Россией или Западом. «Это был ответный сценарий, разработанный Западом, и он, без серьезных потрясений, получил заданный результат», считает Давид Ишханян. Он думает, что грузинские выборы вряд ли могут стать прецедентом для Азербайджана, потому что в ныне действующей там системе вряд ли возможно применение подобных механизмов. Для Армении выборы также не могут быть прецедентом, ибо для этого нет ни внешних, ни внутренних предпосылок.

«Но в целом выборы могут возыметь позитивное воздействие на регион. Вопрос другой – какую цену за них заплатила Грузия и еще заплатит. Мне кажется, цена была чрезвычайно высокая», отметил Давид Ишханян. Он напомнил российско-грузинский конфликт 2008 года, когда Грузия смогла добиться определенных достижений за счет утери или нарушения территориальной целостности. Применение подобных механизмов в отношении Армении и Карабаха, по его мнению, недопустимо, потому что этом может стать чрезмерной платой.

Представитель Дашнакцутюн считает, что на фоне «арабской весны», последовавшего за ней сирийского кризиса и общей антииранской волны грузинские выборы и даже ожидающиеся в будущем году президентские выборы могут оказаться далеко не на первых строчках актуальной повестки.

Share

Comments are closed.