Размышления по поводу ежегодного отчета Freedom House

Анаит ДАНИЕЛЯН
Журналист
Степанакерт 

Международная правозащитная организация Freedom House опубликовала ежегодный доклад о свободе, в котором Нагорный Карабах отнесен к «частично свободным» странам, что вызвало широкий резонанс в Арцахе. После того, как два года подряд та же организация квалифицировала Арцах как «несвободную» страну, реакция была действительно оперативной – информацию распространили на уровне МИД, появились публикации в прессе и комментарии политических деятелей.

Такого резонанса не было, однако, в прошлые годы, более того, некоторые политики обвиняли авторитетную организацию в предвзятости, а кое-кто призывал не обращать внимания на «несерьезные» организации, хотя именно на основании ее прежних оценок были заявления о невозможности пребывания демократического Арцаха в составе недемократического Азербайджана. Как бы то ни было, это дело прошлого, но то, что последние два года подобные оценки особенно никого не волновали, факт. Во всяком случае, никто публично не заявлял, что Карабах и Азербайджан отнесены в докладах организации к несвободным странам. А сейчас практически везде в Степанакерте можно услышать воодушевленные комментарии.

Поводом к такому воодушевлению стали, безусловно, президентские выборы 19 июля 2012 года, а конкретнее – участие в них альтернативного кандидата Виталия Баласаняна. Это, безусловно, и стало основанием перехода Карабаха из категории «несвободных» в «частично свободные» страны. И это – на фоне того, что Азербайджан по-прежнему остается в категории «несвободных».

Оценка Freedom House и стала поводом для подведения итогов 2012 года и его уроков, которые связаны в большинстве своем с участием в выборах Виталия Баласаняна.

Участие сломало некоторые стереотипы в общественном сознании, вернее, в психологии людей, а итоги выборов, мягко говоря, стали холодным душем для властей, которым казалось, что они все делают правильно. Своеобразное проявление недовольства стало для них настоящим сюрпризом.

Первый урок был дан именно властям. Согласно официальным данным, около трети избирателей отдали свои голоса альтернативному кандидату, таким образом заявив свое несогласие с политикой власти, что, действительно, отрезвило. Об этом в декабре прошлого года на пресс-конференции, со ссылкой на итоги выборов, заявил премьер-министр НКР Ара Арутюнян, который отметил, что немалая часть граждан недовольна политикой власти – «кто-то по объективным, кто-то по субъективным причинам, но недовольство уместно».

Власти, во всяком случае, поняли, что «дремавшее» годами и не изъявлявшее недовольство общество вполне способно и на такой шаг, как это было во время выборов мэра Степанакерта в 2004 году, когда был избран оппозиционный кандидат. Они поняли, что прессинг и административный ресурс могут привести и к обратной реакции – пока только в месте для «тайного» волеизъявления – в кабинке для голосования. Поняли также, что такое же волеизъявление может произойти и в другой плоскости и по иным поводам.

Следующим уроком, адресованным властям, стало констатирование ошибок и необходимости пересмотреть подходы. В Карабахе немало кадров, назначенных по непонятному принципу, и недовольство в какой-то мере является следствием общения граждан с недобросовестными чиновниками и их неподобающим отношением. Не секрет, что назначенный на административную должность человек, только что уволенный из армии, будь то глава администрации или иной чиновник, продолжает говорить с посетителями на языке приказов и команд. Он не привык слышать о своих ошибках. Это не единственная, но одна из главных ошибок в кадровой политике, в связи с чем не раз звучали недовольства.

Выборы стали хорошим уроком и для общества. Того самого общества, в котором, мягко говоря, властвуют бессилие и апатия и где чуть ли не нивелировалась способность протестовать и даже высказать мнение. Так оно и произошло бы, не будь последних президентских выборов: на различных предвыборных встречах Виталия Баласаняна можно было стать очевидцами протестных прорывов. Недовольства проявились во время выборов – посредством голосования за альтернативного кандидата, а в некоторых крупных населенных пунктах большинство избирателей проголосовало именно за Виталия Баласаняна.

Как бы то ни было, для граждан и это стало уроком о том, что недовольство можно выразить на выборах, ибо за это никто не станет давить, увольнять с работы, тем более, если проявляющих недовольство много, и они консолидированы. Не могли же большинство избирателей города Мартуни подвергнуться репрессиям за то, что они проголосовали за Виталия Баласаняна, или, скажем, вряд ли могли наказать всех аскеранцев за «неправильный» выбор. Нужно четко понять, что для исправления ошибок о них надо говорить, иначе они будут повторяться.

Еще одним уроком выборов стало понимание того, что для построения демократии выражение недовольства, указание на ошибки необходимо, прежде всего, для государства – чтобы исправлять ошибки и идти правильным путем. Но нужно четко разграничивать власть и государство. В Арцахе, как правило, их идентифицируют. Отсутствие недовольств исходит из интересов власть предержащих, но это противоречит интересам государства, которые стоят выше амбиций и бизнес-интересов чиновников.

Те, для кого государственный интерес выше, понимают, что говорить об ошибках нужно. От этого зависит международное признание Нагорно-Карабахской Республики, о чем говорится годами. Можно заключить из всего этого, что об ошибках непременно нужно говорить – во имя той страны, о которой мечтали наши погибшие ребята, и достойной жизни.

Протестующий человек не должен чувствовать себя «кляузником», наоборот — он должен понимать, что, защищая свои права и права других, благоустраивая свою жизнь и жизнь других, он способствует повышению репутации своей страны и ее международному признанию. Свидетелем тому – последний доклад Freedom House.

Share

Comments are closed.