Крах «перезагрузки» — серьезная проблема для Азербайджана и Армении

Новая «холодная война» заставляет официальный Баку и Ереван сделать однозначный внешнеполитический выбор, притом, в ситуации, когда никакого выбора нет

Рауф МИРКАДЫРОВ
Журналист
Баку

Подвести итоги уходящего года не так просто. Если рассмотреть ситуацию глобально, то главным итогом уходящего года являются «похороны» так называемой «перезагрузки» американо-российских отношений и начало очередного этапа «холодной войны».

 

По большому счету, ничего неожиданного не произошло. Еще три года тому назад, а точнее, 25 февраля 2009 года, выступая на слушаниях в Конгрессе, известный экономист, бывший советник президента России Владимира Путина Андрей Илларионов убедительно обосновал неизбежность «похорон перезагрузки».

Эксперты и политологи даже не заметили того, как быстро забыли этот еще два года тому назад популярный термин – изобретение президента США Барака Обамы.  А как все красиво начиналось. И, скорее всего,  Б.Обама войдет в историю не только цветом кожи, но и этим изобретением. Речь идет не о геополитическом процессе, имеющем конкретные результаты. С этой точки зрения  Б.Обама не был оригинален, что было убедительно доказано господином Илларионовым. Речь идет о самом термине «перезагрузка».

В своем выступлении в Конгрессе США А.Илларионов отметил, что со времени распада Советского Союза и образования независимой России две администрации США, а именно — администрации президента Билла Клинтона и президента Джорджа Буша-младшего, приступали к своим обязанностям с четко сформулированной задачей – улучшить отношения между Москвой и Вашингтоном. Каждая администрация начинала свой срок в обстановке больших надежд на плодотворные двусторонние отношения. Независимо от специфики подходов, личных симпатий, содержания повестки дня, обе администрации США пытались многое сделать для улучшения отношений США и России; ключевые фигуры администрации, включая президентов, уделяли двусторонним отношениям немало времени, сил и внимания. Обе администрации создали специальные органы для развития этих отношений (так называемую комиссию «Гор-Черномырдин» во время администрации Клинтона и двустороннюю Группу высокого уровня во время администрации Буша). Немало делегаций пересекло океан; немало времени было потрачено на разговоры; много решений было принято.
«Результаты этих попыток хорошо известны. Обе они закончились полным провалом. Россия не смогла полноценно включиться в сообщество современных демократических мирных наций. К концу срока деятельности каждой из администраций отношения между США и Россией оказывались еще хуже, чем в его начале. Завершение срока каждой из администраций характеризовалось повсеместным разочарованием, разделявшимся как сотрудниками администраций обеих стран, так и представителями российского и американского обществ.

Начало работы администрации президента Обамы поразительно напоминает то, как начинали две предыдущие администрации. Мы видим то же желание наладить двусторонние отношения, те же позитивные заявления, те же многообещающие жесты и визиты. Однако так как политические режимы ни в той, ни в другой стране по существу не изменились, едва ли можно ожидать, что не повторится уже в третий раз хорошо известная модель наших отношений: большие ожидания – глубокое разочарование – полный крах»,1-заявил Андрей Илларионов.

Одним словом, ничего неожиданного не произошло. С возвращением  Владимира Путина в Кремль все надежды на модернизацию и трансформацию России в нечто цивилизованное лопнули как мыльный пузырь. Наступил полный крах «перезагрузки». Притом, крах настолько удручающий, что даже сам автор, то есть, президент США перестал упоминать о своем «изобретении».

Честно говоря, если крах «перезагрузки» и последующая неизбежная «холодная война» между Россией и США ограничилась бы повышением угрозы «звездных войн», усилением противостояния на Ближнем Востоке, то нам, то есть, странам Южного Кавказа,  вряд ли стоило беспокоиться.   Хотя бы потому, что наши страны не имеют решающего слова в процессах, происходящих даже на Южном Кавказе и сопредельных регионах, и, как следствие никак не могут повлиять на геополитические процессы глобального масштаба. Но вся проблема в том, что ни Москва, ни Вашингтон не собираются оставлять нас в покое.

Совсем недавно Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что США будут противодействовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве, которые она расценила как попытку возрождения Советского Союза. Эти заявления были сделаны публично, притом, после встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Дублине в рамках СМИД ОБСЕ.

«Существует движение в сторону ресоветизации региона, — приводит слова Клинтон «Файнэншл таймс». — Это не будет называться именно так. Это будет называться Таможенным союзом, это будет называться Евразийским союзом и все в таком роде. Не будем заблуждаться на этот счет. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это»2, — заявила глава внешнеполитического ведомства США.
«Ее тон является сигналом того, что США пересматривают свою «перезагрузку» отношений с Россией, объявленную в 2009 году, в период которой критика ситуации с правами человека была приглушена, и Москва, как представлялось, получила больше свободы действий на пространстве бывшего Советского Союза»3, — комментирует заявление Хиллари Клинтон «Файнэншл таймс».

Х.Клинтон, которая «доживает» свои последние дни на посту Госсекретаря США, может позволить себя некоторую вольность в заявлениях. Но в любом случае,  мы, то есть, страны Южного Кавказа, оказались в центре геополитического противостояния между Россией и США, из чего следует: во-первых, завершается эпоха сбалансированной по азербайджанской, комплементарной — по армянской версии политики стран региона, чем так бравировали как в Баку, так и в Ереване. Необходимо будет сделать однозначный выбор в пользу или России, или же США.

Возникновение необходимости, а главное, неизбежности подобного, притом, публичного выбора,  безусловно, создает дискомфорт как для официального Еревана, так и Баку. И там, и тут не хотели бы лишиться возможности маневра.

Во-вторых, необходимо учесть, что, по большому счету, Х.Клинтон с присущей американцам прямотой публично признала то, что уже имеет место, то есть, жесткое противостояние между Россией и США на постсоветском пространстве, в том числе, и на Южном Кавказе.

Достаточно напомнить два факта. Армения ратифицировала соглашение в рамках ОДКБ, лишающее ее возможности размещать на собственной территории военные базы государств, не входящих в этот военно-политический блок постсоветского пространства, без согласия России. А Азербайджан, в свою очередь, довел дело до прекращения эксплуатации Габалинской РЛС со стороны России. То есть, Армения и Азербайджан демонстрируют диаметрально противоположное поведение в этом геополитическом противостоянии между Россией и США. Хотя, ради справедливости надо отметить, что Армения все еще не дает согласие на участие в путинских интеграционных проектах на постсоветском пространстве, о которых говорила Х.Клинтон, то есть, в Таможенном и Евразийском союзах. А Азербайджан, в свою очередь, заявляет, что не собирается интегрироваться в евроатлантические структуры и особенно в НАТО. Но это дело времени. Скорее всего, в ближайшее время сторонам придется сделать окончательный выбор.

Но вся проблема в том, что ни Армения, ни Азербайджан не готовы к этому окончательному выбору. Армении вряд ли хотелось бы вообще делать выбор в пользу путинских интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Но пока существует карабахский конфликт, у нее просто нет иного выбора.

Примерно в той же ситуации находится и Азербайджан. В Баку прекрасно осознают, что Россия в любой момент может крайне обострить ситуацию в зоне конфликта. То есть, конфликт мешает и Азербайджану сделать однозначный выбор без оглядки на Москву. Я сознательно вывел за рамки внутриполитические факторы, влияющие на внешнеполитический выбор как Армении, так и Азербайджана. В данном случае они имеют второстепенное значение.

Ясно одно. Карабахский конфликт явно стал серьезно ограничивать возможности суверенного внешнеполитического выбора обоих конфликтующих сторон. И это не просто итог уходящего года. Этот фактор будет определять внешнюю политику как Армении, так и Азербайджана в новом году, который, по всем параметрам, скорее всего, будет очень сложным.

————————————————————————————

1.http://ten-i-svet.livejournal.com/5783.html

2.http://rusbeseda.ru/index.php?topic=15504.5;wap2

3.http://rusbeseda.ru/index.php?topic=15504.5;wap2

 

Share

Comments are closed.