Грузинская демократия – в поисках себя

Ираклий ЧИХЛАДЗЕ
Журналист
Тбилиси

Пожалуй, главным уроком 2012 года для Грузии стали парламентские выборы, прошедшие 1 октября, в результате которых впервые в новейшей истории Грузии произошла смена власти мирным путем.

Согласно официальным итогам выборов, политическая коалиция «Грузинская мечта» во главе с миллиардером Бидзиной Иванишвили набрала 54,97% голосов и 85 мандатов из 150 депутатских мест. За него проголосовали 1 миллион 181 тысяча 863 избирателя. Партия президента Грузии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД) заняла второе место с 40,34% голосов, за него проголосовали 867 тысяч 432 избирателя. Явка избирателей составила 59%.

Таким образом, «Грузинская мечта» получила в парламенте нового созыва 85 депутатских мандатов, партия Саакашвили — 65 мандатов. Впоследствии несколько депутатов из ЕНД перешли на сторону «Грузинской мечты».

Партия президента Саакашвили проиграла «Грузинской мечте». Казалось бы, ничего особенного. Выборы как выборы – кто-то должен их проигрывать. Но в нашем случае их итоги оказались если не полной, но все же, очень большой неожиданностью как для обеих политических сил, так и для грузинского общества в целом. Казалось бы практически незыблемая власть «националов» 1 октября рухнула, уступив место политическому ассорти под лейблом «Грузинская мечта». Саакашвили и его соратники признали поражение…

Можно сказать, что за 9-летний период правления Саакашвили, пытаясь убедить грузинское общество в безальтернативности и абсолютной правильности действий своего правительства, добился-таки того, что смог создать новую гражданскую формацию. Скорее всего, Саакашвили и не представлял, что его неустанные попытки изменить «грузинский менталитет» приведут к такому результату – общество устанет от постоянного давления. Как итог, многие пошли на парламентские выборы с единственной целью – проголосовать не столько за «Грузинскую мечту», сколько выразить свой протест против действий правительства «революции роз».

Завершающим аккордом в предвыборной борьбе стали видеокадры «тюремного скандала», на которых были запечатлены издевательства персонала тюрьмы над заключенными. По мнению многих экспертов, показ этого шокирующего видеоролика по грузинским телеканалам отнял у ЕНД 10-15% голосов избирателей. Но в целом, конечно, избиратели проголосовали за более либеральный формат правления.

Тюремный скандал стал примером тому, что передозировка западной помощи в построении грузинской демократии не совсем пошла впрок. Власти строили современные и оснащенные по последнему слову техники тюрьмы, за стенами которых зачастую продолжал твориться беспредел.

Миллиардер Иванишвили выбрал единственно правильную тактику – объединил под флагом протеста большую часть оппозиционно настроенных сил, каждая из которых по отдельности вряд ли смогла бы преодолеть даже проходной 5%-ый барьер. Ему удалось сплотить вокруг себя не только политических аутсайдеров – консерваторов и «промышленников», но и прозападных «свободных демократов» и республиканцев.

Впрочем, мнения экспертов относительно того, почему Саакашвили проиграл, во многом расходятся. Так, например, экс-министр образования Гия Нодия заявил, что на прошедших выборах «выиграли деньги», имея в виду существенные финансовые вливания в предвыборную кампанию со стороны Иванишвили.

Экс-министр экономики Владимир Папава, наоборот, утверждает, что в Грузии «деньги проиграли», имея в виду не сработавший финансовый и административный ресурс властей. Пожалуй, каждый из экспертов прав по-своему. Но, все-таки, больше выиграл избиратель, получивший сегодня тех людей в правительстве, которым он поверил вчера. И только от новой власти будет зависеть, сможет ли она сохранить доверие электората и выиграть очередные выборы завтра.

Хочется надеяться, что кто бы ни пришел к власти в будущем – он запомнит урок выборов-2012: не избиратель должен подстраиваться под власть, а наоборот, власть подстраиваться и удовлетворять требования своих избирателей, граждан своей страны.

Конечно, нельзя сказать, что, придя к власти, «Грузинская мечта» сломя голову бросилась выполнять предвыборные обещания. Пока что до реализации всего обещанного очень далеко, а многое так и останется всего лишь обещанием.

Сразу после выборов Иванишвили пообещал осуществить «широкомасштабные реформы» по «всем стратегическим направлениям». Но уже через пару месяцев новые власти пошли по пути наименьшего сопротивления. И объявили самую масштабную в истории страны амнистию. Тюрьмы в общей сложности покинут около 3000 заключенных. Президент Саакашвили наложил вето на закон об амнистии. И, опять-таки, впервые в истории, президентское вето было преодолено парламентом, и закон принят.

Еще до амнистии Иванишвили предложил «с пониманием отнестись» к возможному росту преступности в стране после массового освобождения заключенных, видимо, осознавая, что этот во многом популистский шаг в будущем может ударить по его же имиджу.

Но на данном этапе власти заняты «восстановлением справедливости», что выражается, с одной стороны, массовой амнистией, а с другой – возбуждением уголовных дел и арестами высокопоставленных чиновников предыдущего правительства.

Проведение широкомасштабных и радикальных реформ практически всегда предполагает непопулярные в народе шаги и, как следствие, падение рейтинга реформаторов. Насколько новые власти готовы отойти от популизма и заняться делом, покажет время. Но уже сейчас можно предположить, что как минимум до президентских выборов в октябре этого года ждать радикальных перемен хотя бы, например, в экономике вряд ли стоит.

А еще в наш лексикон вошло неведомое до этого слово – коабитация. Проще говоря – сосуществование или сожительство. Невзирая на призывы Запада к коабитации, то есть нормальному сосуществованию представителей старой и новой властей, пока этого не получается. Обе стороны активно заняты «опусканием» друг друга, используя для этого все доступные методы.

Потому некоторые эксперты прогнозируют возможный политический кризис уже в апреле-мае. Именно в этот период Саакашвили будет иметь право распустить парламент и назначить новые выборы. Пока вотум доверия «Грузинской мечты» не претерпел особых изменений и не опустился до критической отметки. И если такое положение сохранится, то следующим уроком-экзаменом для Грузии станут уже президентские выборы в октябре 2013 года.

А значит, практически весь этот год нам придется жить в тестовом режиме – учиться и привыкать к той демократии, которую мы сами и выбираем. И если у нас все получится, то следующим этапом развития грузинской демократии станет внедрение двухпартийной парламентской системы. Когда обе основные политические силы, конкурируя друг с другом, будут всегда помнить об избирателе, который и возвел их на вершину власти. Впрочем, тот же избиратель сможет их и низвести. А фактор интересов избирателя и должен быть основным.

В общем, если подвести итог, то грузинская демократия (как бы это громко ни звучало) находится пока еще в поисках самой себя.  Успехи и неудачи, ошибки и победы, одним словом – поиски лучшего. Надеюсь, что преподанные нам уроки не пройдут даром…

Share

Comments are closed.