Американский «акт Магнитского»: что это может означать для армянских интересов

Эмиль САНАМЯН
Редактор издания «The Armenian Reporter»
Вашингтон

14 декабря 2012 года президент Обама подписал закон, известный как «акт Магнитского». Этот закон подразумевает санкции против ряда российских чиновников, подозреваемых в серьезных нарушениях прав человека, с запретом их въезда  в США и замораживанием их счетов в американских банках. Принятие подобных санкций вероятно и в Европе.

В ответ на это российское правительство запретило въезд в Россию ряду американских чиновников, обвиняемых в нарушении прав человека в ходе «войны с терроризмом». Кроме того, принято более скандальное  решение о запрете усыновления детей из российских сиротских приютов американскими гражданами.

В политическом контексте «акт Магнитского» представляет собой еще один конфликтный эпизод в российско-американских отношениях. Действительно, всего несколько недель назад Хиллари Клинтон признала, что Соединенные Штаты стремятся помешать реализации идеи Владимира Путина о Евразийском Союзе как попыткам «вновь советизировать регион». Кажется что двусторонние отношения достигли очередной низкой отметки с момента кризиса, вызванного войной в Южной Осетии 2008 года.  Хотя тот факт, что транзитная база в Ульяновске используется оккупационными войсками НАТО в Афганистане, служит доказательством заинтересованности России в продолжении сотрудничества.  Однако в целом, «перезагрузка», обещанная ранее администрацией Обамы, оказалась «перегруженной»[1] массой проблем.

Помимо своих непосредственных политических последствий, «акт» закладывает важный прецедент, выходящий далеко за рамки двусторонних отношений между США и Россией. Закон появился на свет в результате почти трехлетней кампании, начатой после смерти адвоката Сергея Магнитского в тюрьме в 2009 году. Он был арестован и около года содержался в камере предварительного заключения после того, как обвинил российскую полицию и чиновников из налогового ведомства в преступном сговоре. По опубликованным оценкам, в результате их обмана инвестиционная фирма, представляемая Магнитским,  и  российское правительство лишились 230 миллионов долларов.

После того, как правительство отказалось всерьез расследовать обвинения Магнитского и обстоятельства, приведшие к его смерти, американский коллега российского юриста по бизнесу Билл Браудер[2], принялся за создание широкой коалиции правозащитников, российских политиков, настроенных против Путина и вашингтонских деятелей, традиционно скептически относящихся к России,  с тем, чтобы добиться санкций через Конгресс.

После того, как Россия присоединилась к Всемирной торговой организации (ВТО), Соединенные Штаты были обязаны убрать существующие барьеры, препятствующие торговле с Россией.  Это означало отмену поправки Джексона-Вэника, которая ставила торговые отношения с Советским Союзом в зависимость от свободы эмиграции из СССР на Запад.  Ранее Конгресс аннулировал запреты, исходящие из поправки Джексона-Вэника в отношении Кыргызстана (2000 г.), Грузии (2001 г.), Армении (2004 г.) и Украины (2005 г.), вскоре после того, как каждая из них вступила в ВТО. Другие бывшие советские республики, а именно – Беларусь, Азербайджан и большая часть центрально-азиатских государств  не присоединились к ВТО, и соответственно, меры, действующие против них согласно поправке Джексона-Вэника, остаются в силе.

В случае с Россией долгожданная отмена Джексона-Вэника явилась «проводником» для принятия более жесткого закона Магнитского. Фактически, санкции за нарушения прав человека сместились с государства в целом на отдельных лиц. Исходя из презумпции невиновности имена нарушителей не опубликованы, однако обозреватели уверены, что «черный список» уже включает десятки имен.

Возможные последствия для армянских интересов

По мнению известного юриста и правозащитника Джеффри Робертсона, который работал над кампанией Магнитского, принятый в ее результате закон является «важным развитием в сфере защиты прав человека».  Он убежден, что этот закон дает возможность «добраться до машинистов освенцимского поезда, аппаратчиков, людей, делающих небольшие деньги на нарушениях прав человека, и в целом, держать все это в поле зрения».

В общем, этот новый  акт направлен на чиновников, находящихся на уровнях ниже принятия решений ведущих к нарушениям прав человека и в особо экстремальных случаях к массовой резне гражданского населения, но участвующих в претворении их в жизнь. Теоретически, это также должно привести к тому, что беззакония будет труднее совершать, и, надо надеяться, они станут более редкими.

Уже в 2011 году Белый Дом опубликовал президентскую директиву[3], «усиливающую возможности правительства Соединенных Штатов по предотвращению массовых преступлений и серьезных нарушений прав человека» с запретом на въезд в США наиболее одиозных нарушителей прав человека. В прошлом году Обама также учредил Бюро по предотвращению зверств (Atrocities Prevention Board) под председательством Саманты Пауэр.

Пауэр известна как активистка по предотвращению геноцидов. Незадолго до выборов 2008 года она обратилась к американским армянам с видеопризывом поддержать Обаму[4] — как кандидата, который примет всерьез интересы общины, связанные с проблемой  геноцида.

Кстати, Робертсон также имел отношение к тематике Геноцида армян. В 2009 году он подготовил доклад[5], основанный на документах британского правительства, полученных по запросам о свободе информации. Из этого доклада видно, что британские чиновники были проинструктированы избегать комментариев относительно Геноцида армян, чтобы не раздражать турецкое правительство.

Обама, конечно, отошел от своего обещания четко признать Геноцид армян — в знак того, что интересы  Турции по-прежнему перевешивают армянские. Естественно в международной практике соображения, связанные с правами человека, будут продолжать вступать в противоречие с требованиями национальной безопасности.

Но тем, кто занимается неурегулированным Карабахским конфликтом, следует совместить свои усилия с защитниками прав человека в правительстве США и вне его с тем, чтобы способствовать предотвращению преступлений против гражданского населения, неизбежных в случае возобновления войны в регионе.

Такая мера, как «акт Магнитского», создает прецедент в отношении нарушителей прав человека повсюду. Самое малое, на что Бюро по Предотвращению Зверств должно обратить внимание, это источающая ненависть риторика азербайджанского режима, его угрозы и действия, близкие по характеру к геноцидальным. Для режима, опьяненного нефтяными доходами и обладающего крупными капиталами заграницей, запреты на передвижение за рубежом и замораживание активов могут явиться эффективным сдерживающим средством.

 

——————————————————————————


[1] Как известно, Клинтон принесла «кнопку перезагрузки» на пресс-конференцию со своим российским коллегой; однако на русский язык это слово было переведено как  «перегрузка» (overload) вместо подразумевавшейся «перезагрузки» (reset).

[2] По иронии судьбы, дед Браудера – Эрл Браудер был руководителем Коммунистической партии США в 1920х-1930х годах, и существуют предположения, что у него были связи с советскими службами безопасности.

[3] President Obama Directs New Steps to Prevent Mass Atrocities and Impose Consequences on Serious Human Rights Violators, http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/08/04/fact-sheet-president-obama-directs-new-steps-prevent-mass-atrocities-and

[4] Samantha Power on Obama and Armenian American Issues, http://www.youtube.com/watch?v=8yNt7XsV-Dg

[5] Was there an Armenian Genocide?, http://groong.usc.edu/Geoffrey-Robertson-QC-Genocide.pdf

 

Share

Comments are closed.