Акрам Айлисли: “Если бы я был армянином …”

Новый роман азербайджанского прозаика Акрама Айлисли «Каменные сны», напечатанный в одном из самых читаемых и известных в мире российских журналов «Дружба народов», вызвал большой резонанс в азербайджанском обществе. 

 

 

 

Спорное, вызывающее полярные суждения произведение затрагивает самую болезненную проблему, которой живет Южный Кавказ за последние 25 лет, а именно азербайджано-армянские отношения. Журнал называет произведение «мужественным шагом азербайджанского писателя». Однако в некоторых эпизодах романа азербайджанцы принижаются, а армяне возвеличиваются.

С момента публикации романа было сделано не мало заявлений, критикующих его автора. Наконец, сам писатель решился ответить на них. Акрам Айлисли был гостем программы «Pen klub» радиостанции «Свобода», а поскольку ANN.Az публиковал реакции на вышеназванный роман, то считаем долгом представить вниманию читателя и краткое изложение интервью Акрама Айлисли:

— Акрам муаллим, почему Вы решили опубликовать роман «Каменные сны» не в Азербайджане, а в Российском журнале «Дружба народов? Привлекая внимание русскоязычной аудитории, Вы хотели заранее застраховать себя от неминуемой критики?

— «Дружба народов» печатает мои произведения с 1960 года. За последние годы из редакции журнала неоднократно обращались ко мне за новым произведением. И я не мог отказать им, и решил отдать этот роман на перевод. Правда, после перевода мне самому пришлось немало поработать над романом и внести определенные изменения.

— Почему Вы написали этот роман?

— Я изначально понимал сложность темы, знал, что оно неоднозначно будет воспринято в обществе. Ведь имеется немало людей, получающих огромные дивиденды от трагедии этих двух народов, строящих на ней свою карьеру. Я заранее предвидел, с какой яростью и озлоблением эти люди встретят роман. Откровенно говоря, этим произведением я хотел отправить мессидж армянам, и в первую очередь, проживающим в Нагорном Карабахе нашим гражданам армянской национальности.

— И в чем заключался этот мессидж?

— Я хотел довести до них, что мы не забыли то зло, которое совершили в отношении них. Да, мы совершили это зло. Но, то же самое делали и они. И обо всем этом, в том числе и о Ходжалы, должны рассказать армянские писатели. Я хотел подчеркнуть, что если армяне будут и в дальнейшем жить в Нагорном Карабахе, то мы не должны их пугать. Я отправил мессидж армянам, что не все еще потеряно, и мы можем мирно сосуществовать.

— Готово ли азербайджанское общество к такому произведению? Роман был завершен в 2007 году. Тогда в эфире радио «Свободы» Вы заявили, что пишете роман «Каменные сны», но не собираетесь его опубликовать. Почему Вы изменили свое решение?

— Писатель, не опережающий свое время, не остается в литературе. Вспомните судьбу Мирзы Фатали. Он написал свои шесть комедий в то время, когда не было не только самого театра, но даже разговора о нем. Причем, в этих шести комедиях он отнюдь не хвалил азербайджанский народ.

— Перед Вашим домом была проведена акция недовольной молодежи. А представители правящей партии потребовали от Вас извинений перед народом.

— Я еще мог бы понять Мубариза Гурбанлы и Сиявуша Новрузова. Но, честно говоря, сказанное Али Ахмедовым я не понял. Он утверждает, что я не являюсь азербайджанцем. По его словам, якобы я армянин. Ведь я могу обратиться в суд и потребовать от Али муаллима доказательства относительно моего генетического родства с армянами. Откуда этот расизм? Если бы я был армянином, то об этом давно бы все знали. И я нисколько бы не стыдился этого. Учитывая, что Али муаллим является не рядовым политиком, он должен осознать, что высказывает расистские мысли.

— Но реакция Ваших коллег по перу также была резко негативной. Например, писательница Афаг Масуд заявила, что она в шоке от этого романа: «Я ценила Акрама Айлисли как прекрасного писателя и достойного интеллигента. Но теперь уже так не считаю. У человека должен быть национальный дух..»

— Не думаю, что Афаг ханум не осознает недопустимость подобных слов. В 1937 году многие отказывались от своих еще вчерашних друзей. Так, Гусейн Джавид и Абдулла Шаиг были близкими друзьями. И один из недоброжелателей сообщает Абдулле Шаигу, что твоего друга освободили, и завтра он поездом прибывает в Баку. Утром, отправившись на вокзал, А. Шаиг на перроне сталкивается с сотрудниками КГБ, которые с сарказмом спрашивают у него: «Ну что, Шаиг эфенди, не приехал твой друг?» И Абдулла Шаигу ничего не остается, как заявить о том, что он пришел сюда, чтобы плюнуть в лицо Гусейну Джавиду. …

— Вас также обвиняют в том, что идя по пути Орхана Памука, Вы хотите получить Нобелевскую премию?

— Когда я начинал писать этот роман, Памук еще не был Нобелевским лауреатом.

Представитель Министерства образования Байрам Гусейнзаде: Я сегодня поговорил с очень многими людьми. Сам я вырос в Нахчыване, слышал рассказы о зверствах, которые творили армяне в этом регионе. Но это не политический, а национальный вопрос. Вы унизили нацию. И хотите, чтобы народ, переживший Ходжалы, еще поблагодарил Вас?

— Я сожалею, что вы так восприняли мой роман. Я не унизил азербайджанцев. Лев Толстой в повести «Гаджи Мурад» создал положительный образ человека, воевавшего против его собственного народа. Я не обращался ни к азербайджанским, ни армянским политикам. Я обратился к этим двум народам, которые вопреки всем превратностям судьбы, обречены жить рядом друг с другом.

ANN.Az

ann.­az/­ru/­акрам-­айлисли-­если-­бы-­я-­был-­армянином

Share

Comments are closed.