«Тесные врата» сближения с Европой

Армения: новая ситуация и старые пороки 

Рубен МЕГРАБЯН
Армянский Центр Политических
и Международных Исследований
Ереван

В Армении 18-го февраля состоялись президентские выборы, и в пост-выборном политическом процессе важнейшим во внутри- и внешнеполитической повестке страны в текущем году становится вопрос сближения с Европейским Союзом. Руководством страны европейский курс в официальных заявлениях провозглашен в качестве приоритета.

В процессе интенсивной подготовки находятся договоры о Глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли и Политической ассоциации с ЕС. Но вытекает ли такая внешняя политика из проводимой политики внутренней, из внутриполитической обстановки, которая сложилась за последние годы и, кажется, приобрела хронический характер?

На сегодняшний день истинным является отрицательный ответ. Превалирует, скорее, риторика, нежели практические результаты. В то же время, сроки, которые называются высшими должностными лицами и ЕС, и Армении, приходятся на текущий, 2013-й год, на конец которого назначен также Вильнюсский саммит президентов стран-участников Восточного партнерства ЕС.

Как представляется, проевропейская риторика армянского руководства последнего времени, при всем нашем отношении обоснованного скептицизма в плане его истинной приверженности европейским ценностям, обусловлена признанием того, что альтернативы европейскому пути у Армении просто нет, а также пониманием, что продолжать «в том же духе» и в логике постсоветской системы уже невозможно — страна буквально беременна реформами. При этом, за неимением другой, подчеркнуто проевропейской реформистской политической силы, по причине незаполненности этой важной ниши, власть в проевропейском политическом векторе Армении пока что удерживает фактически монопольные позиции. Оппонирующие ей, реально нацеленные на европейские ценности общественные силы, институционализированы только на уровне отдельных неправительственных организаций и разного рода гражданских инициатив.

Но с другой стороны, постсоветские годы выработали у постоянно самовоспроизводящейся системы власти такие административно-политические инстинкты и рефлексы, которые несовместимы с теми жизненно важными изменениями, о необходимости которых говорит само высшее руководство Армении, даже если оно в словах откровенно и честно.

Это противоречие является серьезным вызовом для политических сил, действующего руководства и общества Армении, противоречие, которое потребует развязки в ближайшем будущем. Следует отметить, что такое положение вещей присуще практически всем странам-участникам Восточного партнерства.

После президентских выборов в Армении возникла новая политическая ситуация и сложился новый расклад сил, который потребует динамического наблюдения и отдельного анализа, но несколько моментов все же можно констатировать.

Во-первых, сформировавшийся в мае2012 г. армянский парламент нового созыва больше не соответствует действующему раскладу сил и неадекватен общественным настроениям, что чревато разрывами кризисного характера, способными поставить под вопрос дееспособность системы власти. Во-вторых, ситуация усугубляется тем, что силы, получившие сотни тысяч голосов в2012 г., в ходе президентских выборов эти голоса не только потеряли, но и сами оказались вне политического процесса, и, как представляется, такая потеря носит уже необратимый характер. Речь идет о партиях «Процветающая Армения», Дашнакцутюн и блоке Армянский национальный конгресс. Многие из занявших парламентские кресла будут за них держаться не только в силу амбиций, но и для того, чтобы не допустить каких-либо изменений, которые могут прямо или косвенно пошатнуть статус-кво в парламенте. А многие представители олигархии или аффилированных с ними с лиц, которых в парламенте насчитывают десятками, просто защищаются мандатом от всяких «посягательств» на их сегодняшние возможности и влияние.

Естественно, что с таким политическим «багажом» говорить о фундаментальных реформах, предписанных будущими договорами с ЕС, ни в области экономики, ни в политике, не приходится. Уже не говоря о том, что судебно-правовая и правоохранительная системы просто порочны и больны. Тем самым, Национальное Собрание в сегодняшнем виде становится камнем преткновения на пути к давно назревшему демонтажу олигархии, лишению ее решающего политического влияния. В таком составе парламент становится рассадником политического негатива, способного отравить в своем «болоте» любую надежду и стремление к изменениям в стране.

После многолетней последовательной деградации института выборов, бойни 1-го марта2008 г., которая нанесла катастрофический системный урон стране, сопротивляемость Армении к внешним вызовам на сегодняшний день очень низка. И это обусловлено слабой легитимностью действующей власти, всех ее ветвей. Да, официальный Ереван на словах заявляет о приверженности европейскому пути, но не секрет, что страна не защищена от всяких «интеграционных» экспериментов Москвы и легко подвергается ее перманентному давлению. Провозглашенный внешнеполитическим приоритетом курс Москвы «на интеграцию» с постсоветскими странами под разными названиями и соусами в том виде, в каком она представляет, не несет в себе никаких перспектив, однако, непротивление этому чревато закрытием дверей на пути в Европу. К тому же, опыт других постсоветских стран показывает, что «стандарты», заложенные в основу всяких «таможенных союзов», «евразэсов», попросту исключают режим свободной торговли с ЕС, где проживает полмиллиарда человек, не говоря уже о политической ассоциации. Более того, подобные «союзы» призваны консервировать олигархические авторитарные системы в постсоветских странах, которые, своеобразно «интегрируясь», создадут максимально комфортное и продолжительное существование для этих систем и условия для сохранения влияния олигархии. Учитывая региональные реалии, представляется, что для Армении такое развитие чревато не только хронической стагнацией и сохранением нынешних неприемлемых темпов эмиграции (до 40 тысяч человек в год), но и, в конечном счете, фактической потерей государственности.

Обладает ли наша страна ресурсом сопротивляемости к этому всему, особенно, если учитывать непропорциональное присутствие государственных российских компаний в экономике и усиление силового присутствия России в Армении? Ответ настолько очевиден, что вопрос можно оставить в качестве риторического. Но, в то же время, фактическое отсутствие на политической арене явно антиевропейских сил, несомненный подъем гражданского самосознания в стране, фиаско тех сил, которые позиционировали себя в качестве альтернативы властям после того, как пошли на сговор с олигархией или сами являлись выразителем интересов олигархии – все это показывает, что в стране есть значительный незадействованный общественно-политический ресурс, который способен двигать страну по пути реформ, по пути интеграции с Европейским Союзом.

Тем самым, представляется, что инициирование нового избирательного цикла к осени этого года снизит риск кризиса, подстегнет выдвижение адекватных вызовам политических сил, которые сформулируют повестку реальных реформ, реализация которых найдет мощную поддержку граждан, поскольку такое развитие – в интересах и государства, и гражданского общества. Становится очевидным, что именно такой курс способен вывести страну из порочной постсоветской парадигмы – лишить олигархию политического влияния, разделить политику от бизнеса, вывести судебную систему из под пресса исполнительной власти, запустить маховик долгожданной реформации всей общественно-политической и экономической системы. В конечном счете, только такой курс во внутренней политике способен создать предпосылки для внешней политики, соответствующей реальным интересам Армении в наше непростое время – в эпоху глобализации и глобальных перемен. Говорится ведь: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими» (Евангелие от Матфея).

Share

Comments are closed.