Проблема территориальных споров на Северном Кавказе

Игорь СМИРНОВ
Политолог
Пятигорск 

Ситуация на Северном Кавказе остается одной из наиболее острых проблем современной России. Ко всем существующим сложностям: террористическое подполье, коррупция, клановость, дотационная экономика северокавказских республик, добавились территориальные споры между Чечней и Ингушетией.

Конфликт между руководителями двух братских вайнахских (вайнахи — общее название ингушей и чеченцев) республик Рамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым продолжается уже больше 6 месяцев. Началось все в августе 2012 года, после обвинения  Евкуровым руководителя Чечни во лжи. Кадыров  заявил, что его спецподразделения совместно с ФСБ России провели спецоперацию и  уничтожили трех известных чеченских боевиков – участников нападения на родовое село Кадырова Хоси-Юрт и скрывавшихся в ингушском селении Галашки. Евкуров же заявил, что боевики погибли в результате взрыва, возможно, из-за неосторожного обращения со взрывчаткой, а кадыровским спецподразделениям ингушская полиция передала уже трупы убитых террористов, и никакой спецоперации чеченскими силовиками в Галашках не проводилось. Для самолюбия Кадырова, поклявшегося уничтожить всех боевиков, а тем более тех, кто напал на его родовое село, такое обвинение во лжи было в высшей степени оскорбительным.

После этого в течение двух месяцев между Евкуровым и Кадыровым шла перепалка через СМИ. Кадыров обвинял Евкурова в слабохарактерности и сочувствии боевикам.  В ответ Евкуров комментировал каждое заявления Рамзана, обвиняя того в жестокости и несоблюдении им российских законов. А Кремль продолжал хранить молчание вплоть до момента, когда два российских губернатора стали главными ньюсмейкерами для российских федеральных СМИ, с удовольствием освещавших эту перепалку. Полномочный представитель президента России в Северокавказском федеральном округе Александр Хлопонин, встретившись с Евкуровым и Кадыровым, заявил: «И я сейчас прошу — брейк, стоп, с публичного пространства выйти, прекратить друг друга оскорблять, остановить эту тему раз и навсегда».

Но джинн был уже выпущен из бутылки. Для Кадырова оставить Евкурову нанесенное им оскорбление — проявить слабость. Ему, полновластному правителю Чечни, без пяти минут «победителю» вооруженного подполья и восстановителю разрушенной войной республики, проявление слабости показалось непозволительной роскошью. Чеченский парламент незамедлительно поднял вопрос об установлении границы с Ингушетией по 1934 году, когда два района из четырех входящих сегодня в Ингушетию считались чеченскими. В случае выполнения этого требования Ингушетия теряла бы 60% процентов своей территории, что фактически означало бы ликвидацию республики. Председатель чеченского парламента Дукваха Абдурахманов взял на себя роль локомотива идеи возвращения «исконно» чеченских земель  и возглавил комиссию по установлению новой границы с Ингушетией.

В самом начале ингушская сторона, уже принявшая у себя в парламенте закон о местном самоуправлении и прописавшая в нем спорные законы, согласилась на создание комиссии, считая, что чеченская сторона желает лишь провести демаркацию границы. Чечня и Ингушетия со времен развала СССР оставались практически единственными субъектами РФ, не имеющими четко установленной границы. Но эти надежды не оправдались. Чеченское руководство потребовало вернуть Чечне Сунженский и Малгобекский районы республики Ингушетия.

После этого ингушская сторона прекратила всякое сотрудничество с чеченскими парламентариями, и дело опять скатилось к публичной перепалке.

Председатель парламента Чечни Дукваха Абдурахманов привлек к делу восстановления территориальной справедливости чеченского омбудсмена, писателей и журналистов. Не проходило и недели, чтобы в чеченских СМИ не поднималась тема «незаконно удерживаемых» ингушами районов, публиковались многочисленные статьи на эту тему. На местном ТВ Дукваха Абудрахманов и Альви Каримов – пресс-секретарь Рамзана Кадырова, с грустью в глазах вспоминали о привилегированном положении ингушей во времена существования Чечено-Ингушской АССР и угнетении ими чеченцев. В Грозном была издана книга «В поисках национальной идентичности», написанная чеченским омбудсменом Нурди Нухажиевым и Хамзатом Умхаевым и посвященная ингушам, описываемых в ней не в лучшем свете. Федеральный центр никак не реагировал на это обострение ситуации.

В ноябре 2012-го года глава чеченского парламента на встрече с Кадыровым жаловался ему на отсутствие всякой реакции со стороны ингушского руководства и парламента, игнорировании его писем и призывов сесть за стол переговоров с ними. Кадыров заявил, что вопрос спорных районов будет решен и что он лично займется этим.

30 января 2013 года чеченская республиканская газета «Вести республики» опубликовала  закон «Об образовании муниципального образования Сунженский район и муниципальных образований, входящих в его состав, установлении их границ и наделении их соответствующим статусом муниципального района и сельского поселения». Согласно этому закону, принятому парламентом Чечни, в состав республики включались населенные пункты, расположенные в Сунженском и Малгобекском районах республики Ингушетия. Ингушское руководство ограничилось заявлением председателя парламента Ингушетии Мухарбека Дидигова о том, что «ингушам не стоит беспокоиться, потому что ингушский парламент примет новые законы, сохраняющие целостность Ингушетии». А руководство ингушского отделения партии «Единая Россия» в лице секретаря партии Зелимхана Евлоева заявило, что в случае развития событий по «чеченскому сценарию» Ингушетия оставляет за собой право требовать возвращения республике Пригородного района г. Владикавказ, переданного республике Северная Осетия-Алания после депортации ингушей и чеченцев в феврале 1944 года. Евлоев подтвердил тем самым не достававшую чеченской стороне «законность» ее требований на ингушские районы. Кремль, несмотря на это вопиющее нарушение российской конституции и посягательство на административно-территориальные границы внутри страны, продолжает хранить молчание.

Проблема территориальных споров на Северном Кавказе — это не проблема границ Москвы и Московской области, которые можно перекроить, особо не задумываясь о последствиях. На Кавказе приграничный вопрос может сыграть роль детонатора в межнациональном конфликте. Самый первый на территории современной России вооруженный конфликт произошел на Северном Кавказе именно из-за приграничного конфликта ингушей и осетин. Принятие 26 апреля 1991 года закона о «Реабилитации репрессированных народов», в 6 пункте которого говорилось о территориальной реабилитации репрессированных народов, привело к осетино-ингушскому вооруженному конфликту осени 1992 года, когда в течение 3 дней погибло 583 человека и 261 пропал без вести. Позиция Москвы в то время не сильно отличалась от сегодняшней. То же игнорирование обострения ситуации между двумя республиками  и как результат – сотни убитых, раненных, пропавших без вести и десятки тысяч беженцев, не имеющих возможности вернуться в свои дома, расположенные в 30 километрах от лагерей для временно перемещенных лиц (ВПЛ). Беженцы сегодня там же проживают.

Но существует и точка зрения, что истинное намерение Рамзана Кадырова – это не два ингушских района с десятком сел, а воссоздание Чечено-Ингушской республики, естественно, под его руководством. Но сами ингуши против этого! Никто в республике не желает возвращения в ЧИАССР и снова превращения Ингушетии в периферию Чечни. Грозный в советское время был магнитом для ингушей, желавших учиться, работать, сделать карьеру, но сейчас ничего этого нет. Безработных в Чечне не меньше, если не больше, чем в Ингушетии, да и братские чувства, о которых так любят говорить Кадыров и Абудрахманов, при существующей сегодня в Чечне политической системе привлекают ингушей не больше, чем идеи Чучхе южных корейцев.

Потакание федеральным центром Кадырову в вопросе границ рождает в Ингушетии слухи о кулуарной договоренности между ним и Кремлем, дающим ему право на изменение границ. В случае, если эти слухи подтвердятся, Северный Кавказ с его замороженными приграничными спорами может стать для Москвы еще одной серьезной проблемой, решить которую одним лишь окриком из Кремля, как это можно сделать сейчас с Кадыровым, не получится.



[1] Пятигорск – центр Северо-Кавказского  федерального округа РФ

Share

Comments are closed.