«День тишины» — анахронизм

Несколько выводов по поводу работы
масс-медиа в ходе двух выборов

Месроп АРУТЮНЯН
Писатель, журналист
Ереван

В Армении завершился напряженный период: в течение 4 месяцев два важнейших события – выборы президента и Совета старейшин Еревана (а по сути, мэра столицы). Политические силы, аналитики, наблюдатели, эксперты анализируют их, указывают на организационные пробелы, хорошее и плохое, позитивные и негативные проявления. Власти, естественно, отмечают только позитив, оппозиция же расценивает выборы как «крайне плохие»…

А мы попытается рассмотреть работу масс-медиа во время выборов, указывая на ее особенности:

а) Согласно наблюдениям, в рамках официальной агитации избирательных кампаний  особенно вещательные СМИ  старались придерживаться требований закона и принципа равенства при освещении кампаний кандидатов. Отклонения, естественно, были. Так, в отчете Ереванского пресс-клуба по итогам мониторинга освещения президентской кампании в 2013 году отмечается: «В целом вещательные СМИ не проявили дискриминации или откровенно пристрастного отношения к кандидатам в президенты РА. В основном были обеспечены равные условия для ознакомления электората с программами и взглядами кандидатов и поддерживающих их политических сил. Разумеется, не обо всех кандидатах избиратели получили равноценную информацию, однако это явилось следствием возможностей и желания претендентов на президентское кресло вести кампанию»[1].

Тем не менее, на этапе, последовавшем за президентскими выборами, те же вещательные медиа не сохранили беспристрастность и непредвзятость, что особенно проявилось при освещении мероприятий, организованных Раффи Ованнисяном.

Такая же или почти такая же ситуация сложилась при освещении выборов в Совет старейшин Еревана. И на сей раз мониторинг не выявил дискриминации. Но были зафиксированы и следующие реалии: «…серьезной проблемой остается недостаточная готовность армянских политиков к дебатам, открытым дискуссиям в эфире. Сохраняется также нежелательная практика использования в редакционных материалах некоторых телевещателей съемок, осуществляемых избирательными штабами политических сил, которые содержат агитационные элементы»[2];

б) Обе предвыборные кампании констатировали методичный спад влияния печатных СМИ и того, что все меньше избирателей следят за публикациями в газетах.

Между тем,

в) Выросло влияние сетевых масс-медиа. Они восполняют бреши освещения предвыборных мероприятий, допущенные традиционными СМИ. В частности, речь идет о прямой трансляции на сайтах с мест предвыборных мероприятий. В интернет-медиа было больше аналитических материалов, большая часть обеспечивала плюрализм.  Активные дебаты происходили в социальных сетях. В условиях роста темпов распространения интернета он через 4-5 лет может сравниться по влиянию с телекомпаниями и даже превзойти их;

г) Особенностью армянских предвыборных кампаний является отсутствие прямых дебатов. В ходе президентской кампании таковых не было вообще. Нельзя утверждать, что таких инициатив не было. Просто большинство кандидатов старалось их избежать. Нескольким телекомпаниям удалось организовать пару дебатов во время кампании по выборам Совета старейшин Еревана, но правящая Республиканская партия не приняла участия ни в них, ни в организованных рядом пресс-клубов дискуссиях. Кандидаты, особенно представители власти, предпочли формат «монолога» — когда нет оппонентов, а ведущие озвучивают не вопросы, а дифирамбы;

д) В ходе обеих предвыборных кампаний было замечено явление, которое вызывает озабоченность. Имеется в виду практика командирования СМИ своих представителей-«однодневок» на избирательные участки (это проявилось меньше на президентских выборах и больше на выборах Совета старейшин Еревана). С бейджем представителя масс-медиа наблюдательскую миссию осуществляют люди, не имеющие отношения  к данному СМИ. Кстати, многие даже не знали о своих полномочиях и не смогли осуществить соответствующий контроль, более того, были случаи, когда они мешали настоящим наблюдателям и журналистам;

е) И, наконец, еще один вопрос, связанный с агитацией и работой медиа, который прочерчивался уже в ходе прежних выборов, но во время этих продемонстрировал свою застарелость. Мы имеем в виду так называемые «дни тишины» или «дни размышлений» в канун голосования. В рекомендации Комитета Министров Совета Европы R 99(15)  «О мерах по освещению избирательной кампании средствами массовой информации»,  содержится следующее: «Государства-члены могут рассмотреть достоинства принятия положений, запрещающих распространение агитационных материалов в день, предшествующий выборам»[3]. Согласно статье 18 Избирательного кодекса РА, «Агитация  в день проведения голосования и в предшествующий ему день запрещается»[4]. Долгое время это положение становится предметом дискуссий и нередко препятствует деятельности масс-медиа. Большая часть газет предпочитают не выходить в канун голосования, чтобы вдруг не проскользнул материал, агитирующий за того или иного кандидата, телекомпании также в этот день предпочитают строить новостные блоки на нейтральных информациях – как бы на экране не показался какой-либо кандидат. А что делать интернет-медиа с вчерашними информациями? Они же не могут уничтожить весь архив.  Это то же самое, если кому-то вдруг вздумается собрать месячный тираж газет или запретить читать их в библиотеках, или запретить компании Ucom крутить каналы назад и смотреть вчерашние передачи. А если интернет-медиа в этот день не обновляло свою страничку, и на ней остаются вчерашние агитматериалы?

Нам кажется, что в нынешних условиях информационных потоков «день тишины» стал анахронизмом. Если даже кандидаты и партии избегают прямой агитации (кстати, в Избирательном кодексе мы так и не нашли четкого определения термина «агитация»), так или иначе получившие массовое распространение материалы остаются, не говоря уже о соцсетях, где в ходе частной публичной беседы можно коснуться избирательной  тематики и говорить о каких-то кандидатах. Запрет на такие беседы равносилен запрету собираться во дворах и разговаривать. И, наконец, обратите внимание – данная рекомендация КМ СЕ является не императивом, обязательным для стран-членов. Напомним также, что в США, например, подобных ограничений нет: агитацию можно проводить даже в день голосования. И пока никто по причине такой агитации не признал выборы недействительными…

Сей так называемый «день тишины» себя исчерпал. Если партийные агитаторы устают от работы и не желают проводить агитацию, пускай отдыхают, но пусть закон не навязывает нам положение, которое в нынешних условиях неприменимо и которое просто невозможно соблюдать.

Share

Comments are closed.