Два скандала, масса суждений

Месроп АРУТЮНЯН
Писатель, журналист
Ереван

В конце мая — начале июня в Армении произошло сразу два громких скандала, которые связаны с именами высокопоставленных чиновников, но в обоих случаях общество так и осталось лишенным нормальных комментариев, опровержений и подтверждений.

Рассмотрим по порядку.

А) Хочу, офф, шор… (шор – в переводе с арм. — «наряд»)

29 мая электронная газета «Этк» опубликовала статью «Кто лишил имущества Пайлака Айрапетяна: оффшорная тройка»[1]. В статье, повествующей о том, как бизнесмена Пайлака Айрапетяна обвел вокруг пальца некий Ашот Сукиасян (который получил кредит на развитие бриллиантового производства и исчез), в числе других участников скандала упоминаются премьер-министр Тигран Саркисян, экс-министр экономики Нерсес Ерицян и местоблюститель предводителя Араратской епархии Армянской Апостольской церкви архиепископ Навасард Кчоян. Причем, была опубликована также копия документа о регистрации в оффшорной зоне компании, согласно которому совладельцами компании являются также премьер и духовный сановник.

Реакция на данную публикацию оказалась более чем странной – премьер обратился в прокуратуру «…с просьбой изучить и расследовать данные в публикации, сообщая, что не регистрировал на Кипре или в иной оффшорной зоне компанию и не выдавал доверенность регистрировать таковую от его имени»[2]... Затем, отвечая в парламенте на вопрос, касающийся данного дела, премьер назвал это клеветой, заявив, что компанию в оффшоре могут зарегистрировать на кого угодно.

Повторяю, что такая реакция была странной, потому что, во-первых, если премьер счел, что его оклеветали, он должен был обратиться не в прокуратуру, а а) потребовать опровержения и б) в случае отказа, подать гражданский иск о клевете в суд. Не сомневаюсь, что советникам премьера известно о декриминализации клеветы в Армении, и нужно возбуждать не уголовное дело, а подавать гражданский иск. Кстати, чиновник мог обратиться и в  Наблюдательный Совет по этике СМИ для получения заключения об этичности опубликованной статьи. Но он пошел по абсолютно непонятному пути. Затем премьер, по сути, опроверг только сообщение о своем участии в оффшорном предприятии. Но в статье ведь была масса других сведений. В частности, Пайлак Айрапетян рассказал о созванном премьером неком совещании, по итогам которого он, доверившись гарантиям высокопоставленного чиновника, вступил в сделку с лицом, которое его потом провело.

Допустим, что общество состоит из таких же наивных, как я, и верит, что ради дискредитации премьера кто-то зарегистрировал на его имя компанию в оффшоре и перевел на этот счет деньги. Но остаются следующие вопросы:

а) состоялось ли в 2009 году упомянутое в статье злополучное совещание, на котором был представлен «бриллиантовых дел мастер» Ашот Сукиасян?

б) принимали ли в этом совещании участие премьер, министр экономики и архиепископ Навасард?

в) правда ли, что «…при посредничестве премьера, министра экономики и архиепископа Кчояна необходимую сумму согласился предоставить «Америабанк»?[3]. То есть, были ли чиновники посредниками? 

Эти вопросы представляют не меньший интерес. Ведь если это правда, получается, что премьер патронировал некоего человека, принадлежность которого к обработке бриллиантов весьма сомнительна. Правда, «алмазных дел мастер» опроверг участие премьера в учрежденном им предприятии[4], но кто после прочтения всей этой истории станет верить в опровержения этого человека? Подобные опровержения вызывают больше вопросов и выглядят, скорее, курьезными. С таким же успехом можно заявить, что премьер как-то сказал «офф, шор (наряд) хочу» а кто-то не так его понял и зарегистрировал компанию…

Б) Хочу дом… в подарок

Отвечая в парламенте на вопрос депутата Никола Пашиняна о своем особняке, председатель Контрольной палаты Ишхан Закарян заявил, что построил его некий инвестор…

Если б с подобным заявлением выступил чиновник за границей, будьте уверены, он бы и минуты не оставался на этой должности. Помните скандал, связанный с экс-президентом Германии Кристианом Вульфом: человек просто взял в банке льготный кредит для покупки дома, да еще отправился на отдых за чужой счет.

— Всего-то делов, — сказал бы рядовой армянский чиновник.

И, наверное, исходя из наших нравов, его реакция была бы адекватной. Вот, в Армении председатель Контрольной палаты строит огромный дворец (или кто-то для него строит), и он не просто не подает в отставку, но и гордится этим, заявив, что инвестор сейчас строит уже второй дом. Для кого – не сказал…

Как бы то ни было, и тут возникают интересные вопросы.

Перефразируя выражение из знаменитого фильма «Берегись автомобиля» («почему он хотел украсть именно ваш автомобиль»), следует спросить господина Ишхана Закаряна: «почему инвестор решил вложить деньги именно в ваш дом». Почему этот инвестор строит дом не для меня – скромного писателя и журналиста, чем я хуже вас?

Во-вторых, как следует называть строительство неким инвестором дома для государственного чиновника – подношением? Разве господину Закаряну не известно, что государственные чиновники не вправе принимать такие дорогие подарки? Не знаю, как в Армении, но за границей принята и закреплена законом допустимая стоимость подарка, а дары, дороже означенной суммы, следует либо направлять на благотворительность, либо возвращать… Вот было бы здорово, если Ишхан Закарян передал бы полученный в подарок особняк на благотворительные цели, скажем, под детсад в своей префектуре.

А если это не подношение, или если председатель Контрольной палаты оставил дорогостоящий подарок себе, то это иначе, как мздой, не назовешь. И даже не важно, были ли у этого безвестного инвестора ожидания от Закаряна, на какие услуги он надеялся, воздал ли за эти услуги или нет. Полученное высокопоставленным чиновником подношение есть взятка, как ни крути.

А теперь вопрос читателям: может ли общество доверять отчетам чиновника, который получает столь роскошный подарок, подношение или мзду?

И как общество классифицирует получателя?..

Вы совершенно верно определили слово – по всем правилам армянской грамматики.

До того, как поставить точку, скажу господину Ишхану Закаряну следующее: пока я записывал эти вопросы, до меня вдруг дошло, почему инвестор решил строить особняк для Вас – председателя Контрольной палаты, а не для меня – скромного писателя и журналиста: он, наверное, узнал, что Вы, бедный господин Закарян, снимаете квартиру, что нет у вас крыши над головой… А у меня четырехкомнатная квартира, и, по мнению инвестора, ее мне хватит с лишком.

Признаюсь, что действительно хватит… пока, но передайте, пожалуйста, этому безвестному инвестору, чтобы имел в виду на будущее – у меня двое сыновей, и хотя бы одному из них нужен дом…

——————————————————————


Share

Comments are closed.