Новые «бесправные» стали ударной силой протестного движения в Турции

Рауф МИРКАДЫРОВ
Журналист
Баку 

Турецкая полиция вошла вечером 15 июня на площадь Таксим в Стамбуле, применив слезоточивый газ и водометы для разгона протестующих.  После этого столкновения с полицией, притом, не только вокруг площади Таксим, но и по всей Турции продолжались более суток.

Полиция также вошла в парк Гези, во второй за все время нынешних протестов. Силы безопасности заняли территорию парка, убрав палатки протестующих. Полиция также оцепила площадь Таксим.

Турецкая полиция приступила к разгону протестующих на площади Таксим через несколько часов после ультиматума, предъявленного демонстрантам премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Все считали, что протестующие имеют время минимум до утра 16 июня. Дело в том, что днем 16 июня  в Стамбуле на площади Казлычешме был запланирован митинг правящей партии. Одним словом, премьер  решил «вступить» в Стамбул победителем. Почти как султан Фатих.

Премьер-министр Турции выступил перед сотнями тысяч сторонников правящей Партии справедливости и развития (ПСР) на митинге в Стамбуле.

Митинг ПСР официально являлся частью начала кампании партии на местных выборах, которые намечены на март 2014 года. Эрдоган также подчеркнул, что очищение парка Гези было его долгом как премьер-министра. «Если бы я не сделал этого, то я не должен был оставаться на этой должности», — заявил он. Турецкий премьер также отметил что «темные круги никогда не смогут добиться успеха в своих попытках дестабилизировать страну».

Эрдоган также еще раз подверг критике международные СМИ. «Если международные СМИ хотят видеть картину Турции, то она здесь, — сказал он. — CNN, Reuters, BBC, раскройте ее или продолжайте лгать»1.

Одним словом, Эрдоган покорил Стамбул досрочно.

А все начиналось так невинно, более 20 дней тому. Волнения начались в Стамбуле как экологическая акция по защите парка Гези на площади Таксим от вырубки — на его месте хотят построить торговый центр.  Необходимо отметить, что площадь Таксим в целом, парк Гези в частности, имеет символическую ценность для лево-либерально настроенной творческой интеллигенции Турции. Поэтому не случайно, что инициаторами акции по защите парка Гези стали известные актеры, певцы, писатели и журналисты.

Реакция властей на эту более чем мирную акцию протеста оказалась крайне неадекватной. В ночь с 30-го на 31 мая несколько сот полицейских «атаковали» мирно отдыхающих, но не в Чешме или же Анталье, где, как правило, открывают все представители бомонда летний сезон, а на газоне парка Гези, известных не только на всю Турцию, но и на весь мир певцов и актеров, притом, по всем правилам ведения «боевых действий», то есть, с применением водометов и газовых бомб.  Кстати, полицейских тогда было даже больше, чем протестующих.

И пошло-поехало…  Теперь люди протестуют «молча стоя», «вместе в одиночку», притом, везде, в том числе, и на Таксиме. Прокуратура никак не может найти соответствующую статью для этих протестующих.

На первый взгляд события в Турции внешне чем-то напоминают «арабскую весну».  Наблюдается самоорганизация протестных групп. То есть, это движение без ярко выраженных политических лидеров, притом, как в организационном, так и индивидуальном плане.  Лидеры возникают по ходу движения.  И это в основном представители интеллигенции, в том числе, и творческой. Но происходящие в Турции массовые акции протеста вряд ли стоит ставить на одну доску с событиями «арабской весны».

Во-первых, ради справедливости надо отметить, что в Турции власть формируется посредством свободных и честных выборов. Результаты выборов никто не ставит под сомнение. То есть, Эрдоган обладает полной правовой легитимностью. Никто не ставит под сомнение правовую легитимность его  власти.

Во-вторых, Эрдоган — один из самых, а может быть, все еще самый популярный политический деятель Турции. В последнее время повышается авторитет и президента Турции Абдуллы Гюля, который придерживается более примирительной позиции в этом противостоянии.

Но в любом случае, уровень общественного доверия Эрдогану очень высок.  Таким образом, он имеет достаточно приемлемый уровень общественно-политической легитимности.

Кроме того, в демократиях снижение  уровня общественно-политической легитимности той или иной политической силы не может стать поводом  для отставки, особенно, если учесть, что через год должны состояться очередные общенациональные выборы.

В-третьих,  необходимо учесть, что «арабская весна» — не только и не столько  «продукт»   борьбы народных масс за демократию. Не думаю, что события, которые мы наблюдали и наблюдаем в Египте, Йемене, Ливии, имеют что-то общее с демократией.

Скорее всего, мы наблюдали борьбу «религиозного большинства» с правящим «авторитарным светским меньшинством». Результаты налицо. Даже в самой либеральной стране «арабской весны»,  а если быть точным, в Тунисе к власти пришли исламисты, относительно умеренные.

Турция, в принципе, прошла этот болезненный путь в начале нового столетия. Притом, необходимо учесть, что  исламисты добились этой победы,  то есть, прихода к власти посредством выборов без всякой там цветной революции. Был использован существующий потенциал демократических институтов, одним из которых являются свободные и справедливые выборы.

Таким образом, турецкое общество еще верит в потенциал демократических институтов.

И, наконец, в-пятых, революция снизу не в традициях Турции, которая, в отличие от стран «арабской весны», имеет сильные государственные устои и традиции. Начиная с середины прошлого столетия, власть в Турции не раз менялась, мягко говоря, не посредством демократических выборов. Но всегда решающее слово при смене власти оставалось за военно-политической элитой.  То есть, власть менялась в результате военного переворота или же политического торга между военными и политиками, как это было при свержении наставника самого Эрдогана Наджмедина Эрбакана в конце 90-х годов прошлого столетия…

Возникает вопрос: в чем же причина нынешних протестов?  Необходимо учитывать то, что основную часть электоральной базы Эрдогана, который готовится к президентским выборам 2014 года, составляют консервативно настроенные избиратели-мусульмане. То есть, Эрдогану необходимо постоянно демонстрировать верность идеям исламистов.

Ради справедливости надо отметить, что до начала 2011 года правительство Эрдогана  вело вполне умеренную внутреннюю политику. Правящая партия пыталась не обострять противоречия между ведущими социальными группами, то есть, мусульманами и сторонниками светского образа жизни.  Да, постепенно отменялись  ограничения гражданских прав верующих. Эти действия правительства полностью поддерживались леволиберальной частью общества. Но при этом, не предпринимались меры, в том числе, и законодательного характера, которые могли бы быть восприняты сторонниками светского образа жизни как попытка ограничения их права.

Но вдруг после парламентских выборов 2011 года Эрдоган резко сменил тактику. Для  демонстрации приверженности идеологии ислама основной акцент был сделан на внутреннюю политику. В чем же причина подобной смены приоритетов, что и стало основным поводом для обострения внутриполитической ситуации?

Правдоподобным кажется тезис о том, что правящая партия для демонстрации своей «религиозности» была просто вынуждена сделать акцент на внутреннюю политику. До 2011 года никакой нужды в этом не было. Внешняя политика открывала для правящей партии, как говорится, «широкие просторы» для демонстрации «религиозной и антиимпериалистической»  идеологии. Можно было отказаться от участия в антииракской коалиции, разорвать отношения с Израилем, объявить Иран и Россию стратегическими партнерами, призывать к созданию антиимпериалистической, антизападной, антиамериканской коалиции. То есть, внешняя политика правительства Эрдогана полностью удовлетворяла потребности исламистов.

Ситуация изменилась в начале 2011 года. Во внешней политике Турции начался очередной поворот на 180 градусов. Постепенно оппоненты начали обвинять Эрдогана в том, что он превратился в послушного слугу Вашингтона в регионе, так как резко обострились отношения с арабо-мусульманскими государствами, в том числе, и Ираном, оплотом антиамериканизма, Россией.

И, как следствие, для удовлетворения потребностей  исламистов Эрдогану пришлось обратить взоры на внутреннюю политику – премьер почти через  десять лет  после прихода к власти выступил против абортов, объявил часть женщин «убийцами», выступил с законодательной инициативой по ограничению потребления и продажи алкогольных напитков, начал указывать на то, как себя должна вести молодежь в общественных местах, естественно, в соответствии с религиозной моралью. Остальных премьер объявил «безнравственными». И, наконец, он, по сути, призвал массы к борьбе против «продажной интеллигенции», которая, даже будучи леволиберальной, еще вчера поддерживала Эрдогана.

Таким образом, защитник «бесправных», в данном конкретном случае — верующих, Эрдоган постепенно превратился в лидера виновного в появлении новой социальной  группы «бесправных».

1.http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1671929.html#ixzz2WYg4CrsC

 

Share

Comments are closed.