«Гражданское сопротивление» в Чили в 1983-1988 гг. и в Сербии в 1991-2000. Параллели

Эдгар ВАРДАНЯН
Эксперт Армянского центра стратегических
и национальных исследований, политический аналитик
Ереван 

Начиная с 19 века, человечество становилось очевидцем установления в различных странах либерально-демократических режимов. Можно заметить, что процесс этот происходит поэтапно.

Как считает американский политолог С. Хантингтон, было три волны демократизации. Последняя волна, которая продолжается по сей день, началась в 1974 году[1]. В демократических процессах «третьей волны» важную роль играют организованные гражданами мирные протесты против авторитарных режимов. Как показывает мировой опыт, свержение недемократических режимов зачастую происходит именно на фоне этих протестов. Сложно, конечно, однозначно утверждать, что падение авторитарных режимов происходит в результате гражданских протестов. Как правило, падение подобных режимов происходит в результате совокупности определенных факторов, и хорошо организованное «гражданское сопротивление» — это только один из факторов, возможно, самый важный.

Падение в 1988 году военной хунты Пиночета и в 2000 году – национал-коммунистического авторитарного режима Милошевича в Сербии являются яркими примерами достижения смены режима путем широкомасштабного гражданского сопротивления. Следует отметить, что в Чили, как и в Сербии, процессы гражданского сопротивления осуществлялись поэтапно, и падение режима произошло на последнем этапе длившегося годами сопротивления.

Впервые против режима Пиночета в Чили граждане вышли организованно 11 мая 1983 года. Поводом к протестам стал социально-экономический кризис, который привел к росту безработицы и существенному ухудшению положения трудящихся. Первая акция протеста против режима Милошевича в Сербии состоялась 9 марта 1991 года. Поводом к ней стала политика государственного телевидения, которое, согласно манифестантам, пропагандировало войну и насилие.

В Сербии, как и в Чили, люди вышли для заявления протеста на улицу и проводили в основном мирные акции. В качестве акций протеста десятки тысяч граждан в Чили медленно шагали по улицам, стучали в металлическую посуду и таким образом выражали свое недовольство диктатурой. А в Сербии десятки тысяч людей вышли в центр столицы Белграда и, путем шествий и манифестаций, в отличие от чилийцев, выдвигали конкретные задачи – они требовали отставки руководителя гостелевидения.

Власти обоих государств очень жестко отреагировали на первые проявления протестов. В результате действий силовиков в Чили погибло 3 человека, сотни были задержаны, в том числе, лидер главного организатора протестов — «Национального комитета трудящихся» (CNT) — Рудольф Сегель[2]. В Белграде власти выводили на улицы танки, разгоняли протестующих, арестовывали людей, в том числе, одного из ключевых оппозиционных деятелей – лидера «Сербского движения обновления» Вука Драшковича[3]. Но нужно заметить, что в обоих случаях силовые действия власти не остановили протестовавших, наоборот, они наращивали прессинг, что приводило к серьезным результатам.

После первых протестов в Чили конкретный день ежемесячно провозглашался днем протеста, когда люди не выходили на работу, медленно шли по улицам, стучали в металлическую посуду, а вечерами беспрерывно включали и отключали электричество в своих домах. В итоге чилийцы добились того, что, спустя месяцы после первых протестов, Пиночет вступил в диалог с протестовавшими и согласился на определенные уступки (смягчение цензуры, некоторым политическим изгнанникам было разрешено вернуться на родину, из подполья вышли оппозиционные политические партии).

Спустя 10 дней после первых протестов в Сербии, в результате последовательного прессинга, выражавшегося в шествиях, митингах, на свободу отпускают Драшковича и отправляют в отставку руководителя гостелевидения.

Фактически, в обоих случаях народные протесты хотя и не привели к смене власти или радикальным демократическим преобразованиям, но вынудили режимы выполнить отдельные требования оппозиции и сформировали прецедент бунта и соответствующую среду. Стоит также обратить внимание и на то обстоятельство, что в обеих странах народный бунт не был «без головы», он координировался определенными структурами – в Сербии это было оппозиционное политическое движение, а в Чили – профессиональные союзы.

Поводом для новых широкомасштабных протестов в Сербии становится отказ власти признать победу оппозиции на муниципальных выборах 1996 года. Оппозиционный блок Zajedno («Вместе») совместно с различными гражданскими инициативами в течение трех месяцев проводит многотысячные акции (скажем, в  одной из таких акций в Белграде участвовали 200 тыс. человек)[4]. В итоге власти признают победу оппозиции, меняют ранее обнародованные итоги выборов, и во главе множества муниципалитетов (в том числе, в Белграде) оказываются оппозиционные кандидаты. Фактически, на сей раз сопротивление привело к тому, что оппозиционному сообществу удалось создать свои «оазисы» во властном поле. Но, тем не менее, авторитарный характер режима Милошевича не изменился.

В 1985 году в Чили появляется крупная оппозиционная коалиция – Национальный союз по переходу к демократии (Acuerda Nacional). В коалицию входили 11 оппозиционных партий. Фактически, оппозиционное движение вышло за рамки профсоюзов. Новое объединение пыталось способствовать постепенному переходу Чили к гражданскому правлению, снятию ограничений с гражданских прав, а также намерено было добиться замены предусмотренного Конституцией Пиночета референдума всеобщими свободными выборами. Следует заметить, что в те годы оппозиционные активисты проводили в организации SEPRAJ, созданной на основе церкви, эффективные семинары по организации акций протеста. В итоге сопротивление становится более организованным и мощным[5]. И хотя в условиях  нараставшего давления граждан режим продолжал репрессии, но вынужден был идти на определенные уступки. В частности, во время массовых протестов на улицы выводились только полицейские силы (армия больше не участвовала в разгоне демонстрантов).

Повод к капитуляции Милошевича в Сербии появился в 2000 году, когда он попытался продлить срок своего пребывания в должности, введя поправки в Конституцию (произошел переход к модели прямых президентских выборов). Днем президентских выборов в Сербии было назначено 24 сентября. А в Чили таким поводом стал в 1980 году предусмотренный конституцией референдум, в ходе которого народ должен был решить, остается ли Пиночет у власти еще 8 лет или нет.

Следует заметить, что в преддверии 2000 года многие в Сербии были уверены не только в непобедимости Милошевича, но и в том, что оппозиционные силы слабы, неорганизованны, не имеют стратегии и не внушают доверия[6]. Но именно в этот период появилась молодежная организация «Отпор» с горизонтальной структурой, которая проводила мирные и довольно хорошо организованные акции по всей республике, ставя целью «свержение» Милошевича.

Оппозиционеры в Чили не смогли убедить власть провести вместо референдума конкурентные выборы. Пиночет был убежден, что победит во время референдума и получит тем самым дополнительную легитимность. Следует также отметить, что установленная в Чили диктатура в 1987-88 годах подвергалась резкой критике не только со стороны оппозиции, но и западных стран (руководства США, Папой Римским Иоанном-Павлом Вторым и другими)[7]. Пиночет, с учетом этого, обещал дать оппозиции возможность свободно провести предвыборную кампанию.

Оппозиционные политические силы Сербии, благодаря давлению и авторитету «Отпора», смогли консолидироваться и создать новую коалицию DOS (Объединенная оппозиция Сербии). Ставилась задача превратить выборы в своеобразный референдум, в ходе которого граждане, голосуя за оппозиционных кандидатов, скажут «нет» Милошевичу. «Отпор», считая маловероятным признание властью победы оппозиции, поставил задачу вывести на улицы 1 млн. человек и добиться того, чтобы полиция не применяла к манифестантам силу[8].

Оппозиционное сообщество Чили принимает решение участвовать в референдуме. Многочисленные партии и профсоюзы объединяются в коалицию «Нет». Посредством привлечения тысяч волонтеров она проводит содержательную и позитивную кампанию, которая была разработана лучшими местными и зарубежными специалистами. 5 октября 1988 года, спустя несколько часов после завершения референдума, становится ясно, что «Нет» одержала победу. И хотя вначале Пиночет не собирался признавать итоги референдума, но когда ряд генералов, поняв, что ситуация может стать взрывоопасной, отказались его поддерживать, он вынужден был признать свое поражение[9].

На состоявшихся в Сербии 24 сентября выборах побеждает оппозиционный кандидат Воислав Коштуница, но власти заявляют, что ни один из кандидатов не получил необходимых для победы в первом туре 50%+1 голос. Оппозиционеры не признают официальные данные и предъявляют власти ультиматум, согласно которому до 5 октября Милошевич должен признать победу оппозиционного кандидата. В противном случае оппозиция грозилась парализовать жизнь в республике. Сербия полнилась множеством акций протеста, забастовками, но Милошевич не сдавался. 5 октября сотни тысяч людей со всех концов Сербии направляются в Белград и собираются у парламента. И хотя периодически случались локальные стычки с полицией, но в целом акции протеста носили мирный характер. После того, как становится очевидно, что власти уже не контролируют ситуацию, и сотни полицейских отказываются подчиниться приказу применить силу, Милошевич вынужден был признать свое поражение[10]. На следующий день ЦИК объявляет, что в ходе подсчетов были допущены ошибки, и Коштуница, получив 51%, становится президентом Сербии.

Фактически, в обеих странах последний этап «гражданского сопротивления» имел место в ходе организованных властями электоральных процессов. Он происходил в условиях консолидации оппозиции, перманентных, масштабных акций протеста и неподчинения «силовиков» приказам.

————————————————-


[1] Samuel P. Huntington The third wave: Democratization in the Late Twentieth Century. Published by theUniversity of Oklahoma Press,Norman, Publishing Division of the University, 1993, p.16

[2] См. Peter Ackerman, Jack Du Vall, A force more powerful: a century of nonviolent conflict, Palgrave, 2000, p. 285-286.

[3] Cм. Anika Locke Binnendijk, Ivan Marovic, Power and persuasion: Nonviolent strategies to influence state security forces inSerbia (2000) andUkraine (2004), p. 412

[4] См. Protests in Belgrade and throughout Yugoslavia—1996/1997. From the Balkan Peace Team, Belgrade, 10 December 1996 and, part II, 23 January 1997,  http://www.hartford-hwp.com/archives/62/063.html

[5]  См. Lester R. Kurtz,Chile: Struggle against a military dictator (1985 – 1988),InternationalCenter on Nonviolent Conflict, 2009. p.2

[6] См. Джордже Вукадинович, Сербия без Милошевича, или по ком звонит колокол? стр. 224. Сербия о себе: Сборник/ сост. М. Йованович – М.; Издательство Европа, 2005.

[7] Папа Римский Иоанн-Павел Второй подверг жесткой критике режим Пиночета за нарушения прав человека и заявил, что церковь должна бороться во имя демократизации Чили. См. Roberto Suro, Pope, on Latin trip, attacks Pinochet regime, New York Times, 01 april, 1987.,  http://www.nytimes.com/1987/04/01/world/pope-on-latin-trip-attacks-pinochet-regime.html?scp=1&sq=suro%20pinochet&st=cse

[8] См. Power and persuasion: Nonviolent strategies to influence state security forces inSerbia (2000) andUkraine (2004), p. 413

[9] Տես՝ Peter Ackerman, Jack Du Vall, A force more powerful, p. 300

[10] Տես, օրինակ՝ «Nedeljni telegraf» օրաթերթ. 1 նոյեմբերի, 2000թ., Էջ. 5–7, նաեւ՝ Čačane ništa ne moze zaustaviti, «Blic» օրաթերթ, 6 հոկտեմբերի, 2000

 

Share

Comments are closed.