Авторитарный режим Абдулатипова — это уже реальность Дагестана

«Кавказская политика» предлагает своим читателям мысли юриста и блогера о методах управления Рамазана Абдулатипова.

Эта мысль пришла случайно. Вернее она была, но скорее всего об этом мне не хотелось думать. А сейчас все больше убеждаюсь, что появление в Дагестане авторитарного режима — это реальность.

После назначения, когда я говорил знакомым экспертам, что Рамазан Гаджимурадович попытается выстроить авторитарного модель управления, мне отвечали примерно  так: «кишка тонка», «он тебе не Рамзан Кадыров, а Рамазан Абдулатипов», «такого не может быть, он же интеллигент, доктор наук, философ». Да и я, честно говоря, отодвинул эти мысли, не желая верить своим логическим выводам. Но недавно прошло мероприятие, которое вновь вернуло меня к неприятной реальности.

Но как это получается или уже получилось? Да почти так же, как и во всех авторитарных режимах. Абдулатипов сразу же узурпировал политическую власть и заявил, что политикой будет заниматься только он.

Дагестанцам стали навязывать образ спасителя, со словами «кто же, если не я». И везде мы стали слышать Я, Я, Я, Я, Я, Я. Встречается и МЫ, но только в отношении дуэта АБДУЛАТИПОВ-ШИХСАИДОВ. Посмотрите материалы о сессии Народного Собрания 18 апреля, и вы увидите отвратительную картину, как депутаты говорят примерно следующее «вот же, нам другой не нужен, его рейтинги зашкаливают».  Это все в присутствии Абдулатипова.

Одновременно всюду в Дагестане появились портреты «спасителя».

Народ объявили никчемным и испорченным, поэтому неспособным на политическую волю и, соответственно,  на избрание президента. Народу оставили право писать и звонить.

Государственные СМИ поменяли репертуар: печатают и воспроизводят гимны «спасителю».

Негосударственные СМИ уговорили помолчать 100 дней. А того, кто не понял, либо позволял критику, назвали пособником Амирова. Свободных блогеров, выступающих с критикой политики Абдулатипова, назвали геями, ведь не любить спасителя Дагестана могут только извращенцы. Апофеозом выстраивания отношений власти и СМИ стало проведение так называемого пресс-клуба при Президенте Дагестана.

Дело в том, что СМИ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРИ ВЛАСТИ. Это первый и ярчайший признак авторитаризма. СМИ — это медиа, общественные посредники. Президент должен приходить в гости в пресс-клуб, а не вести его у себя, вызывая журналистов. К тому же, в клубе ведут диалог, а не монолог власти, как сделал Абдулатипов. И в приличном обществе приличные журналисты на такие клубы по вызову не ходят.

Как всякий авторитарный руководитель, Абдулатипов демонстративно показывает, что он любит напрямую общаться с народом и прилюдно принижать роль министров и других чиновников, которые на него работают, показывая, что главный в республике — он.

Одновременно народ забрасывают «социологическими исследованиями» с высокими рейтингами Абдулатипова.

Формируется политика, кто не с нами — тот против нас, тот пособник кланов, коррупции и тому подобное.

Авторитарное строительство могло бы не состояться, если бы сработал известный дагестанский механизм. Дело в том, что одной из причин политического многообразия в Дагестане называли наличие множество местных криминально-политических баронов, присутствие которых позволило говорить о невозможности захватить всю власть в Дагестане в одни руки.

Но на счастье Рамазана Гаджимурадовича федеральный центр проводит в Дагестане политику «зачистки». И пошли аресты баронов и герцогов. Зачистка криминала привела к зачистке конкурентов и оппозиции.

Про политические партии в НС РД, естественно, даже думать не стоит. Ни одна из них не заявила свое несогласие с политикой Абдулатипова. Даже коммунисты, заявляя свое робкое несогласие с лишением народа избирать главу Дагестана, оговаривались, что никого кроме Абдулатипова не видят на этом посту.

Реальных общественных организаций, которые имели бы несогласную с Абдулатиповым позицию, практически нет. В Правительстве Дагестана взаимодействие с НКО курирует вице-премьер Джафаров Рамазан, генерал-майор ФСБ в отставке и заместитель министра по делам национальностей, который засветился в других делах, явно не связанных с НКО. Соответственно, вы не увидите за время правления Абдулатипова хоть какой-то серьезной площадки, где вели бы переговоры власть и НКО.

Мало кто знает, что кавказский гражданский форум, который прошел в Грозном, должен был ранее пройти в Дагестане, но фактически не был пущен властями, со ссылками на занятость. И, наконец, ярчайший пример, когда Народное Собрание в нарушение своего Регламента не направило на обязательную экспертизу в Общественную палату (ОП) Дагестана законопроект о внесении изменений в Конституцию Дагестана. Даже ОП не доверили.

В системе управления он придерживается ручного стиля. Это когда мотор крутится не благодаря запущенной и отлаженной работе механизмов, а с помощью специальной ручки. Пока не покрутишь, мотор не заведется. Это требует гигантских усилий и постоянного подкручивания, так как механизм глохнет. Отсюда замыкание всех вопросов на себе, начиная от виноградарства, заканчивая инвестициями.

И постоянные заседания всяких коллегий и конференций с постоянной констатацией провалов. При этом уже многие стали замечать, что Рамазан Гаджимурадович не сторонник советоваться с кем-либо, он все делает сам.

Я не буду писать про более десятка устроенных родственников, так как лично у меня нет таких доказательств. Но то, что сын Рамазана Гаджимурадовича больше бывает на работе отца, чем на своей работе в мэрии Каспийска, этот факт отрицать трудно. И на самом деле, это типичный признак авторитаризма, когда вождю можно все.

Развитию авторитарного режима Абдулатипова могли бы помешать судебные и правоохранительные органы. Однако, всякий, кто помешает ему или вмешается в дела его команды с требованием соблюдать закон, автоматически записывается в пособники Амирова. А с учетом того, что зачистки дойдут сейчас и до этих органов, на пути этого авторитарного катка стоять никому не хочется.

Поэтому и прокуратура, и суды закрывают глаза на нарушение  закона командой Абдулатипова. В итоге в Дагестане все больше политической воли Абдулатипова и все меньше законности в политическом пространстве. Отсюда открытое и бесстыдное нарушение закона при назначении руководства Махачкалы.

Как и положено авторитарному лидеру, Абдулатипов пытается изменить даже культуру дагестанцев. Кстати, занимателен в этом смысле его пост в Инстаграме, где он пишет, что поехал в село и дал поручение родственникам.

Дело в том, что в традиционной дагестанской культуре, кто бы ты ни был: князь или чиновник, в родовом селе ты — часть джамаата и приказывать ему не можешь. Все решалось коллективно. Не буду уже тут писать про известный факт,  как его торжественно встречали в его же районе.

Кстати, культуру Рамазану Гаджимурадовичу уже удается менять. Вот пожалуйста аварские поэты сочиняют уже ему оды.

Аварский поэт, автор яркого социологического доклада [1], согласно которому авторитет Путина при Абдулатипове поднялся свыше 100%, Хабиб Давудов выложил новое произведение, посвященное Абдулатипову Песня, услышанная из президентского окна: «Поверьте мне». Монархи и вожди любили и сейчас любят выступать с балконов своих дворцов перед народом. А народ должен слушать все эти речи. Это автор точно подметил. Кто знает аварский, можете ознакомиться на facebook.com

Но «чемпионом» пока является аварский поэт Умахан Андийский, чья поэма вышла в последнем номере «Миллат». Если перевести поточнее, то это примерно звучит так «Тляротинский охотник и даргинский волк». Причем под словом «цIедехI» аварцы имеют ввиду так называемых цудахаскую часть даргинцев, то есть Левашинский район и т.д. (как мне перевели).

Смысл поэмы в том, что АВАРСКИХ ягнят резал ДАРГИНСКИЙ волк, которого поймал ТЛЯРОТИНСКИЙ охотник, который бросил волка  в яму, где он воет и т.п. Найдите аварца и переведите, получите массу удовольствия.

К чему это я пишу?  К тому, что в новой авторитарной реальности мы должны постоянно отвечать на вопрос: согласны мы сотрудничать с такой властью или нет. И во имя чего?

Каждый сам будет решать, что ему делать. Например, дагестанская интеллигенция уже определилась — она решила не менять свою позицию и также ответственно держать голову в песке, рукоплескать авторитаризму и беззаконию.

И не стоит  осуждать ее и тех, кто пойдет на поклон. У каждого есть семья и бизнес, дети, которых надо устроить на работу.

Кроме того, не надо забывать, что все вожди приходили к власти на волне народной любви. А любовь, как известно, слепа, о чем поется в известной песне: «А любовь она и  есть только то, что  кажется».

 

  

Расул КАДИЕВ
юрист, блогер

 

(kadievrasul.livejournal.com)

kavpolit.com

 

 

 

Share

Comments are closed.