Армения-Россия: на перепутье

Александр КРЫЛОВ
д.и.н., Центр проблем развития и
модернизации ИМЭМО РАН
Москва 

Двусторонние российско-армянские отношения развиваются в общем международном контексте, их состояние во многом зависит от политики, которую проводят на Южном Кавказе основные мировые игроки.  В 2008 г. России удалось укрепить свои позиции в этом регионе. Главным средством выполнения этой задачи стало сочетание финансовой помощи, наращивания российского военного присутствия и его закрепление на долговременной основе.

Негативные для России прогнозы развития ситуации на Южном Кавказе и вокруг него не оправдались. Даже после официального признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии Запад воздержался от конфронтации с Москвой. Между Россией и Арменией, а также признанными ею в качестве независимых государств Абхазией и Южной Осетией были заключены договора о военном сотрудничестве сроком на 49 лет с возможностью их автоматического продления на 15-летние периоды. Важным для России дополнением к этим договорам стали аналогичные договоры с республиками Центральной Азии и с Украиной — о сохранении Севастополя в качестве военно-морской базы российского Черноморского флота до 2042 г..

Казалось, что руководству России удалось выстроить долговременную систему реагирования на всевозможные потенциальные угрозы на наиболее проблемном южном направлении. Подобное развитие событий не отвечало интересам тех мировых игроков, которые стремятся наращивать собственное влияние в регионе и использовать Кавказ в качестве инструмента давления на Москву и Тегеран.

После 2008 г. Грузия перестала играть для внешних сил ту роль «антироссийского тарана», которую она играла прежде. Продолжение активности на грузинском направлении означало бы для США и ЕС прямое вовлечение в абхазскую и югоосетинскую проблемы, обострение отношений с  Россией, что в современной международной ситуации (зависимость от российского транзита накануне вывода войск США и их союзников из Афганистана и т.п.) не отвечает их интересам. Поэтому внешние игроки предпочли «взять паузу» на грузинском направлении и сосредоточить свои усилия на других странах Южного Кавказа. В результате Москва и Тбилиси получили определенные возможности в плане нормализации двусторонних отношений.

Богатый энергоресурсами Азербайджан (в отличие от Грузии) никак не относится к числу рядовых объектов политики Запада, его руководство имеет возможность проводить достаточно независимую политику. Поэтому ситуацию в регионе можно изменить радикальным образом только путем переориентации на Запад Еревана, в случае его отказа от прежнего прагматичного «комплементарного» курса в пользу «европейского выбора». Решение этой задачи ведется США и ЕС путем активной и системной работы в Армении.

В течение всего постсоветского периода союзные отношения с Арменией позволяли России, даже в самые трудные для нее времена, сохранять свое влияние на Южном Кавказе. Изменение характера этих отношений могло бы стать для внешних игроков достойным реваншем за провал их политики в 2008 г..

Общеизвестно, что большая часть армянских СМИ подконтрольна узкому кругу наиболее влиятельных лиц. С учетом этого фактора Москва оценивает ту трактовку, которую дают армянские СМИ нынешним российско-армянским отношениям. Нельзя не заметить, что набор  пропагандируемых подконтрольными армянскими СМИ идей сводится к следующим основным тезисам:

— Россия не является для Армении надежным гарантом безопасности.

— Отношения с Россией не имеют для Армении какого-то особого характера, она не больший союзник, чем США, ЕС, Иран и другие государства.

— Россия является ущербным, не имеющим будущего государством, в котором систематически третируют и убивают армян. В прошлом Россия была виновна (и даже была главным виновником) в бедах и трагедиях армян.

— Экономические связи с Россией не приносят Армении пользы, идут ей во вред.

— Россия использует социально-экономические рычаги (цена на газ, рынок труда и проч.) в качестве давления на Армению по политическим вопросам, стремится с их помощью насильно «затащить» Армению в интеграционные проекты ТС и ЕАС. Эти проекты имеют империалистический характер, направлены на «восстановление СССР», не отвечают интересам Армении и угрожают ее независимости.

— Только «европейский выбор» и отказ от союза с «авторитарной» Россией может улучшить положение Армении, обеспечить ей историческую перспективу.

— США и ЕС в состоянии решить все основные проблемы Армении (открытие турецкой границы, справедливое решение Карабахской проблемы, финансовая помощь и т.п.).

Подобное освещение нынешнего состояния российско-армянских отношений в армянских СМИ весьма напоминает организованную информационную войну против России. Подобная война много лет велась в Грузии, где она была составной частью подготовки к силовому решению проблем Абхазии и Южной Осетии.

В настоящее время, несмотря на все имеющиеся между Россией и Грузией проблемы, ничего подобного в грузинском информационном поле не наблюдается, большинство местных СМИ больше не публикует  антироссийских «агиток», цель которых состоит не в анализе и размышлении, а в том, чтобы «побольнее лягнуть» Кремль. Теперь нечто подобное наблюдается в Армении, и на таком информационном фоне в Москве не может не возникнуть сомнений в искренности периодически озвучиваемых официальным Ереваном заявлений о ценности и уникальности армяно-российского сотрудничества.

Нелепо представлять Россию каким-то идеальным государством, что, впрочем, справедливо и для остальных государств современного мира. В современной России имеется множество проблем, которые проявляются и в будоражащих армянское общественное мнение новостях и сюжетах. В других постсоветских странах, да и в США и ЕС, подобные сюжеты (оскорбления, избиения, ограбления, убийства армян) также имеют место. Но там они особого интереса у армянских СМИ не вызывают. Наивно полагать, что это происходит по простой случайности. И что по ней же в армянских СМИ замалчивается весь позитив в российско-армянских отношениях, но при этом безмерно раздуваются все сюжеты, которые могут стимулировать рост  негативных по отношению к России общественных настроений, дается крайне тенденциозное освещение событий. В очередной раз это проявилось в связи с последним повышением для Армении цены на российский газ.

Подавляющее большинство подконтрольных властям армянских СМИ связало повышение цены с переговорами по вопросу ассоциации Армении с ЕС и в очередной раз дало крайне негативные оценки подобным применяемым Кремлем «имперским методам выкручивания рук». При этом даже не упоминалось, что договоренность о повышении цены на российский газ была достигнута задолго до начала переговоров об ассоциации Армении с ЕС, что оно было заранее согласовано с правительством РА, что первоначальные сроки повышения цены были перенесены на более поздний срок, что должно было способствовать переизбранию президента С.Саргсяна (повышение не до, а после выборов).

Даже после повышения цены на российский газ, она продолжает оставаться для Армении намного ниже (теперь 270 долл. вместо прежних 180 долл.), чем для других стран: в ЕС средняя цена превышает 400 долл. за 1 тыс.куб.м. Тем не менее, как утверждают армянские СМИ, для армянского потребителя и эта цена становится фактически недоступной, и по вине России страну ожидают новые проблемы.

В качестве причины нынешних социально-экономических сложностей и неплатежеспособности армянского потребителя указывается 20-летняя транспортная блокада, препятствующая успешному развитию Армении. Поэтому, по мнению многих армянских СМИ, России следовало бы поставлять в союзную Армению газ бесплатно или по символичным ценам.

Насколько справедливо видеть главную причину проблем Армении в транспортной блокаде? У Армении есть два выхода во внешний мир – Иран и Грузия. Из-за сложного международного положения Ирана основным путем продолжает оставаться грузинский. При этом наиболее коротким и дешевым путем движения грузов из Армении в Россию является маршрут Армения — грузинский порт Поти — российский порт Кавказ.

Полноценное функционирование паромного сообщения по этому маршруту позволило бы наладить надежную транспортную связь между Арменией и Россией, удешевить перевозки, нарастить их объем. В 2007 г. паромные перевозки начались, однако их объемы продолжают оставаться на низком уровне, основной поток грузов продолжает идти через еще одно дополнительное транзитное государство: окружным, более долгим и дорогим путем через украинские порты.

Столь парадоксальная ситуация сложилась в том числе ввиду несовпадения личных коммерческих интересов некоторых армянских влиятельных персон с интересами остальных граждан и государственными интересами Армении. Стоит ли в такой ситуации ожидать особого отношения к Армении от Газпрома, который, как и все аналогичные корпорации, повсюду (и прежде всего в России) стремится к получению максимальной прибыли и который никак нельзя отнести к числу гуманитарных благотворительных заведений?

Столь критикуемые в армянских СМИ интеграционные проекты Таможенного Союза и Евразийского Союза продвигаются РФ, Белоруссией и Казахстаном в первую очередь с целью решения собственных проблем, а вовсе не как средство достижения Россией каких-то империалистических целей. Однако очевидно, что данные проекты в значительной степени изменят ситуацию на постсоветском пространстве, и это не может не затронуть те постсоветские государства, которые окажутся вне границ данных проектов.

Ряд факторов препятствует вступлению в ТС и ЕАС Армении. Ей необходимо считаться с негативным отношением к данным проектам США и ЕС, возможностью лишиться обещанной ими финансовой помощи, с позицией армянской диаспоры в США и ЕС, с негативным отношением к идее «евразийского выбора» со стороны части населения и т.п.

В том случае, если Армения останется вне пространства ЕАС и ТС, перед российской дипломатией встанет задача: как обеспечить развитие данных интеграционных проектов таким образом, чтобы это не слишком осложнило положение союзной Армении. Предоставление Армении каких-то особых привилегий во взаимоотношениях с ТС и ЕАС (даже если на это согласятся Белоруссия и Казахстан) приведет к аналогичным требованиям со стороны других постсоветских государств, что приведет к полному обесцениванию данных проектов и их превращению в аналог недееспособного СНГ. Впрочем, в случае отказа Еревана от политики «комплементаризма» и изменения характера российско-армянских отношений, данная тема утратит свою актуальность, перед российской дипломатией будут стоять совсем другие задачи.

Российская политика далеко не идеальна, она может вызывать обоснованное недовольство в Армении, в других государствах Южного Кавказа, у наших западных партнеров, а еще больше в самой России. Но все же, анализировать ее необходимо в современном международном и региональном контексте, с учетом грузинского опыта тесного партнерства с США и ЕС, в сравнении с той политикой, которую проводят другие ведущие державы в соседних регионах: Сирии, Ираке, на всем Большом Ближнем Востоке, в Северной Африке. Могут ли применяемые там методы и средства решения проблем стать для Армении альтернативой тесным отношениям с Россией? Армения является независимым государством, она сама будет давать ответ на этот вопрос.

Часть российских политологов считает, что уже в скором времени характер российско-армянских отношений коренным образом изменится по воле армянского руководства: «Армения этот выбор уже сделала. И он лежит в сфере политической, экономической и оборонной ответственности Европейского Союза, переход Армении в которую практически совершён и пересмотру не подлежит. Граница ближайшей, прямой ответственности России в Закавказье откатилась до Азербайджана, выстроилась на линии Абхазии. Южной Осетии, НКР и Азербайджана… А уход российской военной базы из Армении – уже ныне замкнутой в этой стране границами собственного забора – дело времени и целиком находится в рамках той брюссельской оборонной ответственности, о которой Армения договорилась в рамках ассоциации с ЕС»[1]. Пока такое мнение может показаться слишком категоричным, однако предложенный М. Колеровым сценарий нельзя исключать.

В настоящее время Армения находится в сложном положении в мире, где баланс сил и правила игры постоянно меняются. Шансы на сохранение прежней политики «комплементаризма» уменьшаются, от Еревана требуют сделать выбор по принципу «или-или», причем это требование исходит из других столиц, а не из Москвы, для которой политика «и-и» вполне приемлема.

Будущие перспективы развития, не преодолевшего кризис Евросоюза, пока не ясны. Тем более не ясны перспективы его дальнейшего расширения и тех проектов, которые связаны с постсоветским пространством. Сложно прогнозировать и будущую судьбу таких интеграционных проектов, как Таможенный союз и Евразийский союз. Не исключено, что, несмотря на распространенный скепсис по их поводу, у этих проектов может быть историческая перспектива.

В столь неопределенной международной ситуации очевидно одно: если Армении предстоит сделать исторический выбор, который определит ее будущую судьбу, то делать этот выбор должен не узкий круг политиков, а все ее граждане гласным и демократическим путем. По каким правилам в итоге предпочтет играть Армения – по евросоюзовским или евразийским – зависит от нее самой. Это будет ее собственный выбор и собственная ответственность.


 

Share

Comments are closed.