Отношения Армения-Россия: имперский тупик и демократический выход

Рубен МЕГРАБЯН
Армянский Центр Политических
и Международных Исследований
Ереван 

Отношения Армении с Россией обретают кризисные черты. По меньшей мере, на уровне языка общения и взаимного восприятия этот кризис проявляется уже на поверхности. И это только видимая часть «айсберга», образовавшегося от значительного похолодания отношений. Где же разошлись пути наших государств, формально считающихся на сегодняшний день стратегическими союзниками?

С 2011г, к третьему сроку президента Путина, Россия своим внешнеполитическим приоритетом провозгласила постсоветское пространство и обозначила в качестве важнейшей цели интеграционные проекты на этом пространстве, a удельный вес ретроградной имперской риторики стал максимальным за весь послесоветский период. Вместе с тем, внутри страны Кремль пошел на «завинчивание гаек». Фактически, проблески надежды на давно назревшие реальные перемены во время президентства Дмитрия Медведева, разговоры на темы «свобода лучше, чем несвобода» и необходимости борьбы с коррупцией ни к чему не привели, и все вернулось на круги своя – самодержавный тип власти со всеми вытекающими «прелестями» правления образца 19-го века. В стране резко активизировалась антизападная риторика, к чему активно подключились также и мрачные иерархи Московской патриархии, причем, с самых реакционных позиций. И все это – на фоне продолжения политики «перезагрузки» со стороны Запада, в частности, Америки, которая уже вынужденно взяла своего рода тайм-аут буквально недавно.

Параллельно этому получил развитие противоположный по логике процесс. Политика Европейского соседства на Востоке и Восточное Партнерство ЕС «обросли» соглашениями об Ассоциации с ЕС, включающими соглашения о Глубокой и Всеобъемлющей зоне свободной торговли с ЕС, которые и были Брюсселем предложены постсоветским странам, и на данный момент переговоры по ним завершены. Это касается, в первую очередь, Украины, которая в Вильнюсе в конце ноября намерена окончательно подписать Соглашение, а также Армении, Грузии и Молдовы, с которыми ЕС планирует парафировать их. Естественно, что на пересечении этих двух противоположных друг другу «течений» главным «призом» является Украина, что и естественно, учитывая ее потенциал как страны. Но немаловажными в логике «политики престижа» являются и остальные три страны, в том числе и Армения.

Такой контекст, фон, неизбежно накладывают свой глубокий отпечаток на отношения России с ее бывшими окраинами, в том числе и Арменией, и Россия считает дальнейшее развитие событий в этом направлении сильнейшим ударом по собственному престижу, подбирая «ключи» к каждой стране, чтобы противодействовать их сближению с Западным сообществом. Армения не составляет исключения, и Россия решила, что «ключом» к Армении является нагорно-карабахский конфликт.

Нет нужды объяснять, насколько чувствительным в плане восприятия и важным в плане безопасности является Нагорно-карабахский вопрос для Армении. Как и нет нужды доказывать, насколько важен этот неурегулированный конфликт для российского присутствия в регионе, а в Армении – в особенности. И было вполне закономерно, что факт продажи Россией наступательного вооружения Азербайджану на миллиарды долларов США, как бы генсек ОДКБ Н.Бордюжа ни «объяснял» этот шаг цитатой Марио Пьюзо, что это «всего лишь бизнес», породило в Ереване, по меньшей мере, вопросы, если не сказать недоумение, а то и возмущение. На это наложилось также резкое повышение тарифа на поставляемый Газпромом газ в Армению.

Нужно понимать, что экономически сложилось так, что ЕС уже является главным торговым партнером Еревана, о чем в Москве знают, но упорно не считаются с этим. Более того, у Еревана нет абсолютно никаких резонов враждовать с Западом и Европой в частности. И вхождение Еревана в европейскую зону свободной торговли является просто требованием времени, продиктованным коренными интересами развития армянской государственности и армянского общества, благополучия граждан Армении. Уже не говоря о том, что речь идет еще и о цивилизационном выборе, вытекающем из армянской истории и культуры. Стало быть, если отношения Армении с Россией действительно портятся, то «вина» Еревана разве что в том, что он следует сообразно своим интересам, и почему эти отношения портятся – причину нужно искать в Кремле, который руководствуется не логикой союзника, а лишь фантомными имперскими болями и чувством ущемленности неверно понятого престижа.

На сегодняшний день большинство армян положительно относится к России и русским, но топорные шаги со стороны Москвы могут в корне изменить это отношение, притом очень быстро. Хочется надеяться, что уроки 1940-го года в Балтии и Польше, пражские уроки 1968-го года в Кремле не забыли, и нельзя считать нормальным нынешнее положение вещей в наших отношениях.

Армению и Россию объединяет совместный, сложный путь в Истории. И сближение Армении с Европейским Союзом не является само по себе антироссийским шагом, это всего лишь следующий этап развития армянской государственности, предполагающий недопустимость вертикальных отношений. Это означает также, что любой имперский проект будет тормозить развитие Армении как государства, не может не породить вполне закономерного противодействия в Ереване, какого бы качества власть ни была у государственного руля.

Однако, нам не следует особо надеяться на благосклонность и понимание Москвы в отношении наших сегодняшних и будущих шагов, судя по тому, что имперское мышление стало доминирующим в кремлевских коридорах. В Армении, во-первых, не должны забывать, что 21-ое сентября – это не просто красный день календаря, а День Независимости, и не нужно забывать – независимости от кого и от чего. Беспечность и легкомыслие, как в истории уже бывало, может обернуться катастрофой.

Украинская оппозиция подала армянским политическим силам пример государственного мышления и политической зрелости, когда объявила о поддержке президента и правящей партии в противостоянии в развязанной Москвой торговой войне, не питая особых иллюзий в отношении сущности этой власти, которую постоянно и справедливо критикует. Армения в настоящее время остро нуждается во внутреннем запасе прочности для выхода из создавшегося имперского тупика в армяно-российских отношениях. Залогом такого запаса является то, чтобы власть наконец-то поняла, что «суббота может наступить раньше пятницы», и она должна быть готова к решительным шагам, а не плестись в хвосте событий, порой даже в качестве статиста, а политические силы должны выйти из своей фаталистической апатии и быть готовы к нестандартным шагам.

Ведь речь идет о будущем государства, и нет в Армении сырьевого ресурса, как у других стран, способного компенсировать политическую глупость и безделие! Главный ресурс внутренней прочности Армении – в общественной консолидации вокруг стратегических целей, и реальной, а не имитационной демократии. Нужно заставить власть работать, принимать решения, основанные на интересах государственности и всеобщего блага. Армения нуждается в диверсификации внутренней, внешней, энергетической политики, политики безопасности. Пришло время ответственных решений, и из этого имперского тупика у Армении один – демократический выход.

Россия – не та страна, которую можно игнорировать, и только этот путь позволит нам избежать того, чтобы армяно-российские отношения вновь стали причиной катастрофы для армянской государственности, как в 1920 году.

Share

Comments are closed.