Армения — фактор, но не партнер

Игорь Мурадян

Армения оказалась в зоне кульминации абсурда, и, несмотря на минимум интереса к ней в Западном сообществе, этого невозможно было не заметить. Без каких-либо обиняков, то есть, совершенно жестко и откровенно Россия указала Армении ее место в «поясе» защиты российских национальных интересов. И, как бы ни представлялась эта ситуация в полуофициальных заявлениях (официальных вообще не было), Армения стала противником и врагом НАТО и США.

Армянское общество не способно осознать того, что произошло, тем более, что большая часть армянских СМИ работали на интересы России. Было бы странно, если б на Западе сейчас относились к Армении иначе, но это будет сказано и вполне официально, и все в свое время.

При этом, на Западе никогда всерьез не воспринимали ОДКБ, так как этого военного блока не существует, а вот обязательства Армении перед Россией и ее полная вассализация — это весьма серьезно с точки зрения оборонных и национальных интересов Запада. ОДКБ развалится при первом же выстреле, а вот Армении придется оставаться мишенью при вероятном военном конфликте.

Наряду с некоторыми заявлениями представителей Государственного департамента о намерениях США развивать отношения с Арменией, в резолюции Конгресса по поводу давления России на страны-участники «Восточное партнерство» в списке с упоминанием Украины, Грузии и Молдовы нет Армении. И это, конечно, не случайно. В действительности, Армения пока исключена из намерений США проводить соответствующую политику в отношении проекта «Восточное партнерство». Но остаются некоторые намерения США и НАТО в Южном Кавказе, и данные задачи не ограничиваются кратковременными рамками.

Сейчас подзабыто понятие «коридор» в применении к Южному Кавказу, которое имело место лет 10 назад. Но «коридор» бывает не при одной, а при двух станах, то есть, на севере – Россия, на юге – Турция и Иран. Иран, в данном случае, не имеет принципиального значения. Речь шла и идет о столкновении интересов России и Турции и соблюдении «свободного» от их влияния пространства в Южном Кавказе. Этого так и не было достигнуто в достаточной мере, но, все-таки, многое было выстроено, даже в условиях столь сильного влияния Турции и России.

Грузия, при отсутствии достаточного политического опыта нынешней правящей элиты, сумела сформировать конфигурацию своих отношений с Западом и с Россией, обеспечив себе успешное развитие отношений с обеими сторонами. Азербайджан до полного исчерпания большой нефти остается под прикрытием Запада, а после прохождения этого рубежа получит прикрытие Турции (сейчас это имеет место, но отчасти). Но ни Грузия, ни Азербайджан не могут выполнять задачи сдерживания экспансии Турции, это просто не вмещается в их кардинальные интересы.

Эта задача придана Армении. При этом, российская военная база в Армении рассматривается США как элемент сдерживания Турции. (Можно было заметить, что Запад никогда не высказывал «пожелания» о выводе российской базы с территории Армении).

Нынешнее положение дел вполне отвечает интересам Запада обеспечивать соблюдение баланса сил и противостояние Турции и России. Хочет этого Россия или нет, ее военное присутствие в Армении – функция, спланированная Западом, во всяком случае, отвечающая его интересам.

Политика России в отношении Турции, при многих задачах и проблемах, вмещает также полный разворот стратегии, то есть, уйти от противостояния с ней, и рассмотрение своих военно-политический позиций как фактора, противостоящего НАТО и США. К этому стремится и Турция, но она весьма опасается даже незначительно дистанцироваться от США и НАТО, без этих отношений ее международный статус снижается катастрофическим образом.

В связи с этим, в стратегии Запада, Армения также является фактором противостояния Турции и России, хотя это обстоятельство может быть успешно преодолено. Игра довольно сложная, если не забывать, что Турция остается членом НАТО, хотя и отношения между ними близки к кризисным.

Если Европейский Союз испытывает дискомфорт и даже ощущение поражения в результате давления России на страны-участницы «Восточного партнерства», то для США это вовсе не чрезвычайная ситуация. Как и после войны между Грузией и Россией в августе 2008 года, положение Грузии мало в чем изменилось, так и очередной этап вассализации Армении мало что изменил в ее положении. Если говорить не газетным языком, и до этого постыдного акта 3 сентября, и сейчас возможности принятия решений Арменией не были суверены и во многом зависели от России. В отличие от современной Европы, США сталкиваются с такими фокусами в международной политике множество раз и мало чему удивляются. Вместе с тем, в отличие от соседей по Южному Кавказу, Армения обладает не только ментальными особенностями и мотивациями осуществлять определенные задачи, которые необходимы стратегии США и Запада.

При этом, именно нынешние условия и подходы внешней политики США, кардинальные изменения в стиле и приемах внешней политики, ограничении масштабного внешнего вмешательства предполагают усиление значения новых партнеров НАТО, то есть, стран, которые, не являясь членами альянса, активно сотрудничают с ним. На очередном саммите НАТО, намеченном на ноябрь 2014 года в Великобритании, в той или иной мере должны быть введены принципиальные корректировки в программы сотрудничества с новыми партнерами, а возможно, и будет принята новая программа. В любом случае, НАТО сейчас активно разрабатывает предложения по этим вопросам.

Армения, активно участвующая в программе IPAP, имеет определенные достигнутые рубежи, и ограничение ее дальнейшего сотрудничества означало бы открытое и более жесткое вмешательство России в дела страны, хотя, скорее всего, имеются именно такие ожидания. Россия постарается принудить Армению отказаться от какого-либо сотрудничества с НАТО. И это было бы весьма неприятным прецедентом для альянса. Поэтому, вполне вероятно, что на этот раз «игра стоит свеч», и США будут пытаться не допустить такого скандального «решения» со стороны Армении.

Конечно, США и их европейские партнеры не намерены рассматривать Армению только как фактор сдерживания Турции, но и воспользоваться проблемами Армении по оказанию давления на Россию. Прежде всего, Запад намерен пытаться «урегулирования» отношений между Турцией и Арменией и деблокирования ее в западном направлении. Одновременно, будут инициативы, а вернее, давление в связи с карабахской темой.

Россия, как известно, весьма опасается утраты инициативы по этим двум вопросам, а также того, что еще более недопустимо для нее – ввода миротворческого контингента из числа войск стран-членов НАТО в зону карабахского конфликта. До «3 сентября» позиция Запада была совершенно другой, в том числе, Европейский Союз работал над деблокированием абхазского участки железной дороги, чтобы сделать политические ресурсы Турции в части проблем с Арменией минимальными. Сейчас ситуация изменилась, и вряд ли Запад заинтересован в деблокировании абхазского направления.

В этой игре есть только одна позитивная надежда, а именно, что США и Иран на некотором этапе договорятся создать новые коммуникации для Армении. И Россия не может не понимать этого. Что же нас ожидает и на этом направлении? Цели корректируются очень быстро, тем более, что все варианты давно и хорошо разработаны. Но, как бы не рассматривались возможные варианты, сейчас и еще длительное время ведущим партнером США, НАТО и Запада, в целом, в Южном Кавказе является Азербайджан. Армения же отныне не партнер, Армения – фактор и инструментарий, но не партнер.

Игра усложнилась, что позволило бы даже не крупным участникам делать свою игру, но для этого необходимо, прежде всего, одно – суверенитет.

http://www.lragir.am/index/rus/0/comments/view/33195

 

Share

Comments are closed.