ВЗГЛЯД ИЗ СТЕПАНАКЕРТА

Краткий обзор миротворческих инициатив

Создание первой неправительственной организации в НКР – Нагорно-Карабахского Комитета «Хельсинкская Инициатива-92» – было напрямую связано с карабахским конфликтом и явилось ответом на насилие, проявленное в ходе военных действий в отношении мирных граждан Нагорного Карабаха. НКК «ХИ-92» первостепенной задачей ставил приостановление военных действий между Азербайджаном и Нагорным Карабахом и начало мирных переговоров по проблеме урегулирования конфликта. По мнению координатора «ХИ-92» Карена Оганджаняна, с 1992 по 1998 гг. НКК «ХИ-92», являясь фактически единственной НПО в Нагорном Карабахе, вобрал в себя практически все гражданское общество Нагорного Карабаха.

Деятельность гражданского общества в отношении конфликта можно дифференцировать по следующим направлениям:

Становление гражданского общества и установление отношений с коллегами из региона:

  • Установление контактов с гражданским сектором Азербайджана и Армении в целях координации совместных действий, направленных на прекращение военных действий, предотвращение войны и ликвидацию военных последствий (гуманитарная сфера), и начало прямых переговоров между представителями гражданского общества сторон конфликта в поисках путей примирения и содействия властям в мирном урегулировании нагорно-карабахского конфликта;
  • Начало реального осуществления совместных инициатив и инициатив, включающих широкие группы населения, основанных на взаимных визитах с 1993 по 2005 годы, и реального воздействия на ход официальных переговоров в рамках Минской Группы ОБСЕ;
  • Конференция в Бундестаге (Германия) по Нагорному Карабаху с участием гражданских лидеров конфликтующих сторон и послов стран ОБСЕ (принята совместная резолюция представленных в Бундестаге лидеров фракций по НК и беспрецедентное послание президента Бундестага Риты Зюсьмут главам конфликтующих сторон – Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха – с призывом освободить к первой годовщине соглашения о прекращении огня (12 мая 1995 года) всех военнопленных и заложников по принципу «всех на всех»);
  • Начало развития демократических процессов в странах конфликта – демократизация гражданского общества, возникновение реального третьего сектора в странах конфликта (1996-1998 годы);

Начало реализации проектов, направленных на мирную трансформацию нагорно-карабахского конфликта (профессионализация гражданского сектора обществ сторон конфликта).

Содействие властям в решении гуманитарных проблем, порожденных военными действиями и их последствиями (проблема военнопленных, заложников, без вести пропавших; беженцев и внутренне перемещенных лиц — ВПЛ), начало послевоенной реабилитации и реинтеграции бывших комбатантов в общество и вовлечения части из них в миротворческий процесс.

Установление взаимоотношений с международными организациями при решении вопросов, связанных как с урегулированием конфликта, так и с демократизацией послевоенных обществ, в качестве необходимого критерия при обсуждении подходов и моделей урегулирования конфликта (привлечение экспертов для работы в этом направлении, 1998-2012 годы).

 

С 2000 года ситуация развивалась следующим образом:

  • Монополизация роли государственных институтов в процессах переговоров по нагорно-карабахскому конфликту (международные межправительственные институты сыграли при этом неприглядную роль), постепенное вытеснение из современной повестки дня инициатив гражданского общества, направленных на установление мер доверия между гражданскими обществами стран конфликта и реализацию совместных гуманитарных проектов;
  • Маргинализация гражданского общества на фоне беспрецедентной международной грантовой поддержки миротворческим инициативам; нарастание воинственной риторики в странах конфликта, усиление напряженности (вовлечение в эти процессы средств массовой информации и части гражданского общества);
  • Тотальная стагнация миротворческого процесса в рамках как официальных переговоров под эгидой Минской Группы ОБСЕ, так и других межправительственных институтов и неправительственных организаций. Нежелание обществ идти на компромисс. Спекуляция властей о нежелании обществ к компромиссу, в то время как якобы только власть заинтересована в урегулировании конфликта;
  • Нарастание угрозы перевода замороженного конфликта в горячую фазу (Документы ОБСЕ и заявления лидеров стран-сопредседателей Минской Группы о недопустимости решения проблемы Нагорного Карабаха силовым путем).[1]

Основные участники миротворческих инициатив

К инициативам привлекались практически все слои нагорно-карабахского общества. Это и представители интеллигенции (врачи, профессора, студенты, деятели искусства), религиозные деятели, политики, в том числе молодые политики (они осуществляли проект под названием “Youth in Politics”), политологи, представители властей (включая спикера парламента и депутатов, министров и представителей президентского аппарата), представители средств массовой информации и НПО, предприниматели, бывшие комбатанты, пенсионеры, родственники военнопленных и без вести пропавших, беженцы, инвалиды, представители религиозных меньшинств и молодежи, женщины и школьники.

Жители сел и граждане Нагорного Карабаха из соседствующих с азербайджанскими районов были слабо вовлечены в миротворческие процессы, т.е. имело место неравномерное вовлечение граждан НКР по регионам. Степанакерт пользуется приоритетом при реализации проектов, что, бесспорно, не способствует развитию мирных инициатив и развитию демократии и на периферии Нагорного Карабаха.

При обсуждениях в фокус-группах отмечалось, что участники миротворческих проектов, и, в первую очередь, неправительственные организации, в большинстве своем являются “столичными” организациями, не имеющими крепких и постоянных связей с жителями районов. К участию в проектах редко привлекали участников с периферии, равно как и результаты проектов, редко были представлены сельским жителям, особенно населению приграничных районов. 

Основная тематика миротворческих инициатив

На первом этапе инициативы были направлены на решение гуманитарных проблем, таких как освобождение военнопленных и заложников, поиск без вести пропавших, социальная и психологическая реабилитация беженцев и ВПЛ. Затем – на развитие независимых средств массовой информации, нивелирование образа врага, построение доверия между конфликтующими сторонами и подготовку процессов примирения и мирного сосуществования. А также – на отказ от пропаганды ненависти, создание атмосферы доверия, проблемы восприятия и освещения в СМИ карабахского конфликта.

Стержнем миротворческих инициатив было мирное и цивилизованное урегулирование конфликта. В “пилотных” миротворческих проектах важны были не столько темы обсуждения, сколько само присутствие представителей конфликтующих сторон за круглым столом. Первый период можно назвать периодом привыкания друг к другу. Были приглашены представители из других горячих точек, чтобы показать и доказать возможность и необходимость цивилизованного обсуждения проблем.

Были инициативы, направленные на повышение роли женщин как во внутренних процессах, так и в миротворческом процессе. Были также попытки привлечь в миротворческий процесс бывших командиров и комбатантов, однако этот ресурс впоследствии оказался за рамками миротворческого процесса. 

Оценка миротворческих инициатив

В 1992–1997 гг. успешными можно назвать миротворческие инициативы, направленные на решение гуманитарных вопросов. Причины успеха:

  • неотлагательный характер решения проблем в условиях войны;
  • отсутствие или ограниченность других каналов общения между конфликтующими сторонами и решения актуальных гуманитарных проблем (контакты осуществлялись на уровне НПО);
  • высокая общественная поддержка;
  • поддержка гражданских инициатив со стороны властей;
  • ярко выраженный социальный заказ на инициативы.

Положительное влияние на развитие НПО сектора Нагорного Карабаха оказало осуществление проектов DFID, в реализации которых принимали участие ряд локальных организаций под руководством International Alert и Conciliation Resources, заложивших основу новых подходов к строительству демократических институтов, в особенности при создании альтернативных средств массовой информации и подготовке кадров в области журналистики.

В общественных дискуссиях была отмечена важность независимой газеты «Демо», которая стала как бы массовым информационным дистрибьютором демократического вкуса в карабахском обществе. Участники фокус-групп отметили необходимость наличия как минимум 2–3 независимых средств массовой информации. Развитие средств массовой информации – важный инструмент изменения общественного мнения в вопросах мирной трансформации конфликта. В этой связи была признана важность развития электронных СМИ и других современных способов распространения информации, существующих в мире, включая широкий набор социальных сетей. В этой связи очень важно подготовить подрастающее поколение НКР, которое могло бы успешно реализовать миротворческие проекты в информационной сфере.

Проекты могут быть успешными, если они транспарентны, обладают ресурсом демократического развития общества и имеют образовательную направленность.

Положительным считается проект, поддержанный IKV Pax Christi, «Независимый  Гражданский Минский Процесс», в особенности результаты, достигнутые за короткие сроки (приняты декларации, явившиеся бесспорным прорывом в сознании экспертов трех конфликтующих сторон). Однако в дальнейшем эта инициатива не была поддержана донорами.

В то же самое время одна из участниц первых встреч группы выразила свое отрицательное мнение в отношении перспектив этого проекта, в котором нет четко выраженной принадлежности личностей к стране, которую они представляют. По ее мнению, настал момент, когда надо четко заявить, что мы граждане Нагорно-Карабахской Республики, и именно мы выражаем интересы нашей страны, а не те, кто сейчас живут за пределами НКР и называют себя беженцами из Нагорного Карабаха.

Была отмечена важность исследований, осуществленных в 2001–2003 годах Ереванским и Бакинским пресс-клубами с участием Степанакертского пресс-клуба при поддержке Сетевой программы СМИ Института «Открытое общество». Результаты проведенных в рамках этого проекта социологических исследований и мониторинга средств массовой информации Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха были весьма полезными дидактическими материалами для многих миротворческих организаций и инициатив.

Удачным проектом и инициативой был назван Дискуссионный Клуб, функционирующий с 2004 года под началом Нагорно-Карабахского Комитета «Хельсинкская Инициатива-92» и являющийся весьма популярным в карабахском обществе.

В качестве положительного примера реализации международных проектов был отмечен так называемый «Дартмутский процесс», в котором представители как официальных властей, так и гражданского общества конфликтующих стран пытались разработать рекомендации для Минской Группы ОБСЕ. Процесс, стартовавший в 2001 году, фактически до 2006 года был альтернативным подспорьем миротворческим инициативам на гражданском уровне и был практически поддержан представителями властных структур конфликтующих сторон.

Успешным был назван проект «Диалог посредством фильмов», поддержанный Conciliation Recourses, в котором с карабахской стороны участвует Степанакертский пресс-клуб. Одним из положительных элементов проекта был его двусторонний, по сути, характер: молодые люди-участники созданных в Баку и Степанакерте творческих групп под руководством опытных специалистов создавали незатейливые документальные фильмы о людях, живущих в зоне конфликта.

Один из участников фокус-группы отметил важность реализации проекта по гендерным вопросам «Вовлечение женщин и укрепление возможностей женщин для мира на Южном Кавказе» при поддержке Евросоюза и организации “Care”(Австрия).

Достаточно успешным и полезным проектом считается независимый аналитический журнал «Аналитикон» – ныне единственное в Нагорном Карабахе независимое издание, в котором выражается альтернативное мнение и где публикуются также эксклюзивные материалы из Азербайджана. Журнал с 2009 года издается Степанакертским пресс-клубом. С середины 2010 года издание получает финансовую поддержку со стороны CR/EPNK. Бенефициариями проекта являются власти, экспертное сообщество, НПО и студенчество НК и региона.

Полезным и успешным был проект International Alert по исследованию других конфликтов и общественные обсуждения, проведенные в разных городах НКР с участием местных и зарубежных экспертов. Приветствуется и вовлечение карабахских журналистов в подобные проекты.

На фокус-группах было выражено мнение об эффективности региональных проектов с участием представителей из всех шести обществ/субъектов Южного Кавказа. Такие проекты позволяют не зацикливаться на локальных противоречиях, и рассматривать перспективы региона в более широком контексте.

Солидарным является мнение о том, что развитие демократии, включая защиту прав человека и построение гражданского общества, вместе с развитием независимых средств массовой информации должны быть приоритетными направлениями всех миротворческих инициатив. Любой конфликт без демократизации вовлеченных обществ не может иметь устойчивого решения.

Были также проекты, далекие от реалий, но эти проекты тоже нельзя назвать полностью провальными – исходя из логики “важен не только результат, но и сам процесс”. А вот с точки зрения результативности больше всего отмечались журналистские проекты, результатом которых были книги, журналы, фильмы, обеспечивавшие информацией интересующихся конфликтом людей противоположных сторон. Один из участников фокус-группы сказал, что фильмы, снятые сторонами конфликта, служили в качестве путеводителя для молодых миротворцев.

Некоторые участники фокус-групп подчеркнули важность наличия конкретных результатов и конкретной “продукции”, отметив, что это может служить критерием для оценки миротворческих проектов.

По мнению одного респондента, немало людей считают, что совместные бизнес-проекты тоже могут способствовать мирному решению вопроса. Были и такие проекты, результатом которых становилась совместная продукция. Также отмечалось, что общества мало информированы о таких проектах. Он отметил важность проектов, в которые привлекают молодежь конфликтующих сторон.

Участники фокус-групп посчитали недальновидными и опасными попытки инициирования проектов на межобщинном уровне или придания уже действующим проектам элементов формата общин.[2]

В качестве неудачных отмечались некоторые проекты и встречи начального периода, во время которых азербайджанские участники высказывались против участия представителей НК; причиной неудач была также неудовлетворительная подготовка таких встреч. Один из участников привел пример несоответствия набора участников для миротворческих целей в недавнем прошлом, отметив важность критериев отбора участников и партнерских организаций и в нынешний период.

По мнению некоторых участников, в успехах и неудачах очень важна была роль координаторов проектов и тренеров.

Влияние миротворческих инициатив на уровне политики

На начальном этапе миротворчества инициативы гражданского общества весьма существенно влияли как на политику государства в гуманитарной сфере, так и на переговорный процесс. При посредничестве НПО был установлен прямой контакт между представителями властей Азербайджана и НКР (Х. Гаджизаде-А. Гукасян, Москва, 1993 г.).

Одна из миротворческих инициатив предотвратила новый виток военной конфронтации между Арменией и НКР, с одной стороны, и Азербайджаном – с другой.

В первую очередь миротворческие инициативы были направлены на проблемы, порожденные военными действиями, решение которых носило неотлагательный характер и позволяло демонстрировать признаки взаимного доверия между сторонами конфликта. Это способствовало усилению роли гражданского общества в миротворческом процессе.

В центре внимания были проблемы военнопленных и заложников, а также социальной и психологической реабилитации беженцев и ВПЛ. НПО «ХИ-92», используя фактор общественной поддержки, могло эффективно воздействовать на правящую элиту Нагорного Карабаха с целью принятия правильных решений в гуманитарной сфере. Несмотря на военизированное положение, роль гражданского общества в НКР имело громадное значение, и с этим не могли не считаться власти. Взаимосвязь гражданское общество – общество – власть имела и носила интерактивный характер.

Положительное решение внутренних гуманитарных проблем, таких как улучшение отношения к военнопленным и заложникам и изменение настроя властей в пользу их освобождения, усиливало роль не только организаций, занимающихся этими проблемами внутри страны, но и создавало положительный имидж как за рубежом, так и во взаимоотношениях с партнерами из Азербайджана и Армении. В итоге подобное отношение в НКР и успехи, связанные с деятельностью НПО и гражданского общества, становились заразительными в Армении и Азербайджане, где власти начинали осознавать роль гражданского общества в решении гуманитарных проблем, порожденных войной.

В условиях отсутствия прямых контактов между властными структурами сторон конфликта на начальном этапе военных действий практическое сотрудничество гражданских обществ сторон конфликта начинало давать серьезные результаты. К примеру, благодаря деятельности гражданского общества и при содействии Минской Группы ОБСЕ и Международного Красного Креста удалось освободить более чем 500 военнопленных и заложников без каких-либо предварительных условий, причем в их число входили и те, кто был приговорен властями Азербайджана к смертной казни или к длительным срокам лишения свободы. Возможно, подобному успеху сопутствовала и ситуация, когда гражданское общество конфликтующих сторон было единственным каналом решения неотложных задач и охватывало практически все слои карабахского общества, включая представителей властей, интеллигенции, профессуры и студенчества, бизнесменов, средств массовой информации, родственников жертв военного времени, школьников, представителей сферы искусства… Поэтому и власть во многом оказывала содействие инициативам гражданского общества. Инициативы, связанные с пересечением границ по разным тематическим вопросам, таким как гуманитарные вопросы, встреча разделенных родственников, обсуждение женских проблем, встречи молодежи и другие, происходили по обе стороны границы между НКР, Азербайджаном и Арменией. Власти как Нагорного Карабаха, так и Азербайджана и Армении оказывали содействие подобным инициативам, поскольку на эти инициативы был ярко выраженный социальный заказ, а власть и общество нуждались в выполнении этого заказа. И единственным каналом выполнения этого заказа были структуры, задействованные в гражданских обществах конфликтующих сторон.

Таким образом, в военные и первые послевоенные годы гражданское общество выступало в качестве «законодателя» миротворческого процесса и обладало достаточным влиянием как на власти, так и на международных посредников.

В условиях, когда Нагорный Карабах официально не принимает участия в переговорном процессе, власти НКР понимают важность участия карабахских представителей в обсуждениях на общественном уровне, но иногда ревностно относятся к ним, опасаясь западни в разных миротворческих инициативах. Вместе с тем их интересует опыт неправительственных организаций в наведении мостов доверия и информация об общественных настроениях в Армении и Азербайджане.

Некоторые участники фокус-групп указали на то обстоятельство, что в карабахских властных кругах мало бывших общественников, и это оказывает влияние на невосприятие важности миссии неправительственных организаций.

Вместе с тем власти заботятся о своем имидже в международных кругах и ради этого пытаются наладить “конструктивный” диалог с НПО.

Все это свидетельствует о том, что с третьим сектором, так или иначе, считаются в Нагорном Карабахе. Впрочем, некоторые участники фокус-групп склонны считать, что миротворческие инициативы не имели никакого практического влияния на политику.

Влияние миротворческих инициатив на отношение к конфликту вовлеченных групп-бенефициариев

Участники миротворческих инициатив отмечают бесспорное влияние проектов на вовлеченных бенефициариев: изменился потенциал вовлеченных бенефициариев (знания, менталитет, активность в обществе, толерантность…). Их отношение к конфликту и оппонентам значительно отличается от отношения тех, кто не имел возможности быть вовлеченным в миротворческие проекты.

Была отмечена необходимость проведения программ по повышению профессионального потенциала. Следует привлекать не только финансовые ресурсы доноров, но также методологию европейской идеологии и ценности, связанные с изменением общественно определяющей составляющей (общественное деполитизированное мнение, основанное на гуманитарных ценностях и профессиональных знаниях).

Не существует точных количественных и качественных показателей и критериев оценки тех изменений и метаморфоз, которые произошли в сознании участников миротворческих проектов. Это больше внутренний, духовный процесс. Однако если сравнить атмосферу первых встреч с аурой миротворческих инициатив последних лет, то изменения видны невооруженным глазом. Сейчас обсуждения проходят намного свободнее и непринужденнее, изменился сам дискурс обсуждений. Многие участники миротворческих проектов признались, что для них эти проекты были водоразделом и что в их сознании восприятие карабахского конфликта разделено на два периода – “до” и “после” участия в миротворческих проектах.

Факторы, влияющие на эффективность реализации миротворческих инициатив

Среди факторов, способствовавших осуществлению инициатив, большинство участников отметило наличие, в первую очередь, социального, политического и гуманитарного заказа со стороны общества и властей. Одним из важных элементов, определяющих потенциал гражданского общества, является его способность к самопожертвованию и принятию позиции, во многом отличной от позиции большинства и от официальной позиции властей. Наличие такого потенциала позволяет продвигать идеи, казалось бы, не востребованные современной повесткой дня, но необходимые для обеспечения региональной безопасности и формирования как культуры мира, так и демократического вкуса общества, которые, в конечном итоге, будут материализованы в повышении физической безопасности граждан НКР.

Вместе с тем не все, но большинство участников считает, что фактор политизации гражданского общества является главным препятствием на пути успешной реализации проектов. Наряду с этим был назван и фактор военной риторики и политики реваншизма Азербайджана, мешающий утверждению потенциала доверия между гражданскими обществами конфликтующих стран. И в качестве третьего, наиболее существенного фактора, препятствовавшего успешному продвижению проектов, был назван фактор слаборазвитых демократий (авторитарных режимов).

По мнению некоторых участников фокус-групп, способствующими факторами были непосредственное общение, практическая работа в рамках проектов и общий профессиональный интерес, а препятствующими факторами – общая атмосфера недоверия между сторонами и пропагандистские стереотипы.

Нынешнее состояние карабахского гражданского общества таит в себе ограниченные возможности для миротворчества. Как правило, в миротворческий процесс включены, главным образом, независимые неправительственные организации (правда, есть также НПО-ГОНГО, у которых немало проблем становления и развития). К примеру, независимые организации в НКР оказались между двух огней: с одной стороны, власти не очень заинтересованы в наличии сильных независимых НПО, видя в них конкурентов, а с другой – большинство международных неправительственных и межправительственных организаций избегает прямого сотрудничества с карабахскими НПО из-за жесткой позиции официального Баку. Вот почему некоторые участники фокус-групп, указав на безальтернативность включения карабахских НПО в региональные и международные проекты, отметили важность специальных проектов для становления и развития карабахских НПО.

Заключение

Анализируя мнения участников фокус-групп и респондентов, а также суммируя собственный опыт и наблюдения авторов настоящего исследования за миротворческим процессом и общественными настроениями, можно сделать следующие выводы и рекомендации:

  • В условиях информационной войны бесперспективны как переговорный процесс, так и миротворческая деятельность, поэтому посредники и международное сообщество должны уделять особое внимание воинствующей риторике властей конфликтующих сторон. Пока идет информационная война, не следует всерьез воспринимать перспективы политического урегулирования проблемы;
  • Одним из дискредитирующих миротворческий процесс и ограничивающих его перспективы факторов является антиармянская риторика и истерия властей Азербайджана. Такие явления, как героизация Рамиля Сафарова и травля представителей творческой интеллигенции, нравственных авторитетов (к примеру, писателя Акрама Айлисли) за их толерантные взгляды, ослабляют позиции миротворческих организаций в общественном сознании;
  • Посредники, международное сообщество должны предпринимать серьезные шаги для привлечения обществ конфликтующих сторон в процесс урегулирования конфликта. Между тем посредники, как правило, избегают контактов с обществами, ограничиваясь лишь встречами с руководителями. Общества всегда игнорировались – как со стороны собственных властей, так и посредников и других международных игроков;
  • Очень вреден “неофициальный официоз” в миротворческом процессе, когда при публичном и непубличном участии властей деятели искусства и других сфер выступают с миротворческими инициативами. Иногда приходится иметь дело с длительными последствиями такого “миротворчества”. К примеру, визиты представителей армянской и азербайджанской интеллигенции в Баку, Ереван и Степанакерт и последующие комментарии, особенно известного певца Полада Бюль-Бюль оглы, нанесли серьезный урон миротворчеству;
  • Миротворчество не может быть конфиденциальным, поэтому должны быть исключены тайные миротворческие миссии. (К примеру, визиты представителей армянской и азербайджанской интеллигенции в Баку, Ереван и Степанакерт были проведены как тайная спецоперация. Складывается впечатление, что народы хотят мирить тайно, чтобы никто об этом не знал, в том числе и сами эти народы);
  • Миротворческому процессу вредит также тотальная конфиденциальность переговорного процесса. Естественно, что всякий переговорный процесс подразумевает определенную секретность, однако нельзя допустить полное неведение обществ конфликтующих сторон о переговорном процессе. Излишняя конфиденциальность лишила возможности общества конфликтующих сторон принимать участие в подготовке судьбоносных решений и дала козыри в руки властям;
  • Есть необходимость в координации всех миротворческих инициатив и усилий, создании сети миротворческих организаций и формировании коллективной ответственности участников миротворческих проектов за судьбу миротворческого процесса. Разбросанность миротворческих проектов – одна из причин недостаточной эффективности миротворчества в целом;
  • Миротворческому потенциалу способствовала бы четкая позиция и стратегия европейских структур по отношению к непризнанным странам и, в частности, к Нагорному Карабаху, что способствовало бы включению этих государственных образований в орбиту евроинтеграции;
  • В урегулировании конфликтов бытуют два мнения, две концепции. Первое – только скорейшее решение проблем может способствовать нормальному процессу государственного строительства и становлению подлинной демократии. И второе – только после становления подлинной демократии и создания гражданского общества возможно политическое урегулирование проблем. Обе концепции по-своему правы, однако недостаточны по своей сути. Наверное, предпочтителен второй путь, потому что сегодняшние реалии в конфликтующих странах таковы, что общества отстранены от переговорного процесса и диалога. Скорее всего, нужно совместить оба направления, сделав все же акцент на демократизации. С течением времени преобладает мнение, что создание условий для роста демократии в любом случае должно опережать урегулирование проблемы;
  • Дисбаланс в демократическом развитии обществ конфликтующих сторон может стать новым вызовом для региональной стабильности. И наоборот, чем демократичнее станут страны региона, тем легче будет добиться региональной и европейской интеграции. Евроинтеграция может стать общим полем для примирения народов;
  • Нужно уделять особое внимание становлению института независимых СМИ в Армении, Азербайджане и Нагорном Карабахе, что способствовало бы расширению ресурсов проявления альтернативного мнения, усилило бы возможности миротворческих организаций и содействовало бы формированию истинного общественного мнения. Ведущие СМИ, в особенности телеканалы, контролируются властями. Посредством подконтрольных СМИ и делается политика. Такие СМИ отражают не общественные настроения, а настроения властной элиты. Эти настроения преподносятся в качестве общественного мнения. Развивая третий сектор и укрепляя четвертую власть, можно добиться и обратного эффекта: «подпольное» (настоящее) общественное мнение может повлиять и на настроения политического истеблишмента;
  • Очень важно включить в миротворческую орбиту не только жителей столиц и крупных городов, но и население сельских районов, что позволит избежать дисбаланса общественного мнения.

 

Слова благодарности

Авторы выражают благодарность фасилитаторам фокус-групп Карену Оганджаняну (НПО НКК «ХИ-92») и Анаит Даниелян (НПО «Степанакертский пресс-клуб») за неоценимую помощь в подготовке исследования.



[1] «Совместное заявление глав делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ и президентов Азербайджана и Армении на саммите ОБСЕ в Астане, Казахстан», OSCE. Доступно на: http://www.osce.org/ru/home/87440; Statement by H.E. Ms. Hillary Rodham Clinton, US Secretary of State [Заявление г-жи Хиллари Родэм Клинтон, Госсекретаря США], Astana, 1 December 2010. Доступно на: http://www.osce.org/cio/73875; Joint statement by the Presidents of the United States, the Russian Federation and France on Nagorno-Karabakh [Совместное заявление президентов США, Российской Федерации и Франции по Нагорному Карабаху], Los Cabos, Mexico, OSCE Press Release, 19 June 2012. Доступно на: http://www.osce.org/mg/91393

[2] «В НКР обсуждают нынешнюю ситуацию в переговорном процессе», Panarmenian.net, 7 июля 2009. Доступно на: http://www.panarmenian.net/rus/world/news/33889/; К. Оганян. «Азербайджан: диалог с армянами получает “политические оттенки”», Armedia.am, 14 декабря 2011. Доступно на:  http://armedia.am/?action=NKR&what=show&id=1247167004&lang=rus;

М.Маилян,  «Кипрский сценарий азербайджанских властей провалился», Armtoday.info, 30 ноября 2011. Доступно на: http://armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=56180

 

Share

Comments are closed.