ВЗГЛЯД ИЗ БАКУ

Введение

Сложившаяся сегодня тупиковая ситуация в официальном переговорном процессе по урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта диктует острую необходимость критического анализа потенциала «народной дипломатии», накопленного в регионе за прошедшие 20 лет (1992–2012 гг.). С этой целью в январе 2013 года в Азербайджане был проведен опрос среди представителей гражданского общества (руководители НПО, эксперты, журналисты, молодежь и т.д.), которые участвовали в реализации различных миротворческих инициатив за прошедшие годы.

Настоящий отчет подготовлен на основе результатов вышеназванного опроса, проведенного в форме двух фокусных групп, а также посредством устного и письменного интервью с рядом экспертов. Отчет представлен в т.н. формате «Чатем-хаус», который предполагает учет мнения участников без указания их авторства.

В результате опроса:

 

  • предложена ориентировочная хронология и краткий обзор миротворческих инициатив;
  • рассмотрены основные участники и тематика миротворческих инициатив;
  • проанализировано влияние миротворческих проектов на реальные политические процессы;
  • оценено влияние миротворческих инициатив на отношение к конфликту вовлеченных групп-бенефициариев;
  • рассмотрены факторы, влияющие на эффективность реализации миротворческих проектов;
  • приведен ряд рекомендаций, которые могут усилить действенность миротворческих инициатив.

Опрос еще раз подтвердил необходимость систематизации реализованных миротворческих инициатив и анализа их результатов. Как справедливо заметил один из участников опроса, без такого подхода «создается впечатление, что каждый раз мы начинаем с нуля и не учитываем работу других».

Краткий обзор миротворческих инициатив

Участники опроса условно разделили миротворческий процесс в сфере урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта за прошедшие 20 лет (1992–2012) на несколько этапов.

I этап – 1992–1994 гг.

На этом этапе, в период активных военных операций, ведущие представители интеллигенции азербайджанского общества в основном старались не допускать нагнетания напряженности.

В 1993 году была начата реализация армяно-азербайджанской инициативы под названием «Бен-Ломондский мирный процесс». После подписания режима прекращения огня (1994 г.) Азербайджанским и Армянским Национальными Комитетами Хельсинской Гражданской Ассамблеи были проведены две встречи в приграничных районах – в Иджеване (Армения) и в Газахе (Азербайджан) – с участием женских и молодежных групп.

II этап – 1994–2000 гг.

В этот период международные организации и НПО, а также доноры начали реализовывать миротворческие проекты в Азербайджане с привлечением представителей местных НПО, экспертного сообщества, студентов, журналистов, женщин-лидеров.

  • Была проведена работа по поиску пленных и заложников Азербайджанским Национальным Комитетом Хельсинкской Гражданской Ассамблеи совместно с организацией “Хельсинкская инициатива – 92” (Нагорный Карабах);
  • Был продолжен “Бен-Ломондский мирный процесс” (1993–1998 гг.);
  • В 1994–1996 гг. в рамках инициативы “Женщины за мир и демократию на Южном Кавказе” Национального Фонда Мира (США) были организованы встречи между представителями женщин стран Южного Кавказа;
  • Центром Международного Развития и Урегулирования Конфликтов (CIDCM) Мерилендского Университета (США) совместно с представителями академических кругов Азербайджана, Армении и Грузии был реализован первый этап программы (август-декабрь 1995 г.) «Партнеры в конфликте: построение мостов мира в Закавказье», которая продолжалась до 1999 г.;
  • В 1997 и 1998 гг. при финансовой поддержке Института Открытое Общество – Фонда Содействия – Азербайджан и организационной поддержке Национального Фонда Мира (США) в Тбилисском Государственном Университете были проведены недельные курсы на тему «Лидерство в предупреждении и урегулировании конфликтов» для студентов из Азербайджана, Армении и Грузии. Проект был выполнен азербайджанским подразделением региональной организации «Женщины за мир и демократию на Южном Кавказе» совместно с партнерами из Армении и Грузии. В целом за эти годы около 120 студентов приняли участие в указанных курсах;
  • В 1997–1999 гг. при содействии Азербайджанского, Армянского и Грузинского Национальных Комитетов Хельсинской Гражданской Ассамблеи были проведены летние и зимние школы для молодежи;
  • В 1997–2000 гг. в рамках трехгодичного проекта поддержки СМИ Кавказа, спонсированного Федеральным Департаментом иностранных дел (ФДИД) Швейцарии, были организованы визиты азербайджанских журналистов в Армению (1997 г.) и Нагорный Карабах (1998 г.), а также визиты армянских журналистов в Азербайджан (1999 г.);
  • В феврале, мае и июне 2000 года Академией Образовательного Развития (AED) были организованы три семинара, посвященные вопросам разрешения конфликтов и женскому лидерству, в Бакуриани (Грузия), Цахкадзоре (Армения) и Баку (Азербайджан). В семинарах, спонсированных Агентством Международного Развития США, участвовало по 20 женщин из Азербайджана, Армении и Грузии.

III этап  – 2000–2007 гг.

Третий этап характеризуется инициативами, направленными на усиление работы в сфере поиска пленных и заложников, а также началом осуществления долгосрочных региональных миротворческих проектов с привлечением международных организаций и НПО.

  • В 2000–2007 гг. были продолжены активные действия, направленные на поиск пленных и заложников, предпринятые созданной в Германии Международной группой по освобождению пленных и заложников и поиску пропавших без вести. Координаторы этой группы функционировали в Баку, Ереване и Ханкенди (Степанакерте). В этот период осуществлялись взаимные визиты координаторов;
  • В 2001–2006 гг. в Азербайджане, Армении и Грузии был реализован региональный проект под названием «Женщины за предотвращение конфликтов и создание мира на Южном Кавказе» Женского Фонда Развития ООН (ЮНИФЕМ). В рамках этого проекта в 2002 году была создана женская «Коалиция 1325» в Азербайджане, члены которой активно

участвовали в многочисленных миротворческих мероприятиях в масштабах страны, а также в работе региональной коалиции «Женщины за мир», инициированной ЮНИФЕМ в 2003 г.;

  • В 2001 году началась Дартмутская конференция по армяно-азербайджанскому   нагорно-карабахскому конфликту, продолжавшаяся в течение шести лет, в ходе которой были проведены 11 встреч (2001–2006 гг.);
  • В этот период стартовал спонсированный правительством Великобритании проект «Инициатива Консорциума» (2003–2009 гг.), который был нацелен на создание благоприятной среды, способствующей мирному разрешению армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Проект был реализован коалицией американской «Catholic Relief Services» – (CRS) и тремя британскими НПО – «Ресурсы примирения» (CR), «International Alert» и «London Information Network on Conflicts and Statebuilding» (LINKS). Эти организации со своими партнерами в регионе провели большую работу в сфере повышения осведомленности населения о миротворчестве. Работая с молодежью, с женскими лидерами, с представителями различных НПО и экспертного сообщества и с парламентариями, этот проект помогал взаимопониманию и созданию доверия между сторонами конфликта;
  • В 2006 г. в Баку, Ереване и Ханкенди (Степанакерте) были созданы Ресурсные центры по трансформации конфликтов при финансовой поддержке «International Alert».

IV этап – 2007–2013 гг.

Этот этап отличается тем, что с 2007 года представители интеллигенции и официальных кругов получили возможность совместно участвовать в миротворческих инициативах. В этот период также начал работать большой долгосрочный региональный проект «Европейского Партнерства во имя мирного разрешения нагорно-карабахского конфликта» (EPNK), спонсированный Европейским Союзом.

  • В июле 2007 г., по инициативе послов Азербайджана и Армении в РФ, делегации представителей интеллигенции Армении и Азербайджана побывали в Нагорном Карабахе, Армении и Азербайджане. В рамках визита делегации встретились с Президентами Армении и Азербайджана;
  • В июле 2009 г. был организован очередной визит делегаций в Нагорный Карабах, Армению и Азербайджан с участием послов Азербайджана и Армении, а также встречи с главами

государств;

  • В апреле 2010 г. впервые состоялся визит главы армянской церкви, католикоса всех армян Гарегина II в Азербайджан для участия в Бакинском саммите духовных лидеров мира. В рамках этого визита он также встретился с Президентом Азербайджана;
  • В ноябре 2011 г. Глава Управления мусульман Кавказа Аллахшукюр Пашазаде принял участие в заседании Межконфессионального совета стран СНГ, прошедшего в Ереване. Во время визита он также встретился с Президентом Армении;
  • Азербайджанские депутаты участвовали в заседании постоянной Комиссии по социальным, образовательным, культурным вопросам и вопросам гражданского общества Парламентской Ассамблеи Евронест, организованном в Ереване в феврале 2012 г. В свою очередь, армянские депутаты приняли участие во втором пленарном заседании Парламентской Ассамблеи Евронест, состоявшемся в апреле 2012 г. в Баку;
  • В 2010 началась первая фаза долгосрочного проекта под названием «Европейское Партнерство во имя мирного разрешения нагорно-карабахского конфликта» (EPNK), которая завершилась в 2011 г. Проект был реализован усилиями финской организации «Инициатива урегулирования кризисов» (CMI), шведской организацией «Kvinna till Kvinna» и трех британских НПО – CR, «International Alert» и LINKS. Вторая фаза этого проекта началась в 2012 и продолжается с участием вышеназванных организаций.

 

Основные участники миротворческих инициатив

С азербайджанской стороны в миротворческих проектах наиболее широко были представлены лидеры гражданского общества в лице руководителей НПО, независимые эксперты, журналисты, студенческая молодежь, представители женских организаций, в несколько меньшей степени – представители беженцев и вынужденных переселенцев, творческая интеллигенция. Одновременно было отмечено, что семьи погибших, сельские жители, жители приграничных регионов и члены политических партий лишь частично вовлекались в такие проекты; что же касается предпринимателей, государственных служащих, представителей муниципалитетов, а также таких массовых профессий, как учителя, врачи и др., то они не были в достаточной степени привлечены к этим инициативам. Участники опроса полагают, что хотя представители политических кругов, возможно, также встречаются на разных конференциях и семинарах, эти встречи трудно назвать конструктивным диалогом, т.к. «политики стараются еще больше обвинять друг друга».

Между тем один из участников опроса считает, что практически все слои общества и группы участвовали в миротворческих инициативах, а отсутствие реальных результатов, по его мнению, объясняется тем, что «по сравнению с ресурсами войны ресурсы мира были совершенно ничтожны».

С противоположной стороны партнерами азербайджанских участников чаще всего были эксперты, журналисты, представители молодежи, интеллигенции и НПО, представители женских организаций, депутаты из Армении и армянской общины Нагорного Карабаха.

Основная тематика миротворческих инициатив

Миротворческие инициативы были, в основном, направлены на решение широкого спектра связанных с конфликтом проблем в следующих областях:

  • инициативы по обмену военнопленными и заложниками, телами погибших;
  • инициативы журналистских организаций и отдельных журналистов по объективному освещению конфликта и отдельных его аспектов, улучшению доступа к информации, защите свободы слова, повышению профессионального уровня журналистов, синхронизации законодательства в сфере СМИ;
  • инициативы, направленные на изучение существующих конфликтов и путей их урегулирования, и на исследование и анализ возможностей постконфликтного существования;
  • инициативы по организации мирных переговоров, параллельных официальному процессу, и  пр.;
  • инициативы, направленные на усиление роли женщин и молодежи в миротворческом процессе;
  • инициативы по организации фестивалей и показов совместных фильмов и видеосюжетов;
  • инициативы, направленные на установления доверия между сторонами и поиска взаимопонимания: организация диалога гражданского общества, его включение в процесс поиска мирного урегулирования, предложения по увеличению доверия между сторонами;
  • инициативы по разрешению гуманитарных проблем (в частности, поиски членов семей и восстановление их контактов, исследование проблем смешанных семей), обсуждение вопроса беженцев, вынужденных переселенцев и др.;

Оценка миротворческих инициатив

По мнению участников опроса, среди миротворческих инициатив самыми эффективными оказались те, которые соответствовали «социальному заказу» обоих обществ и были наиболее оправданными с точки зрения ожиданий положительных результатов от их реализации. К числу подобных проектов можно отнести инициативы по обмену военнопленными, заложниками и пропавшими, заложниками и пропавшими без вести и инициативы по обмену телами погибших, некоторые медийные инициативы, направленные на работу с общественным мнением и на обмен информацией (проекты создания пресс-клубов).

Систематические встречи между учеными и общественными деятелями также помогли росту степени взаимопонимания между представителями сторон конфликта. В результате таких контактов появились интересные идеи по реализации совместных проектов, возникли добрые человеческие отношения. В частности, в качестве примера можно привести совместную книгу под названием «Карабахский конфликт: варианты решения» профессора Али Аббасова и его армянского коллеги Арутюна Хачатряна.

Участники опроса полагают, что в части организации диалога между представителями интеллигенции и журналистами и их совместных поездок были достигнуты определенные результаты. В какой-то момент сторонам удавалось освободиться от бремени дальних и близких исторических событий и относиться друг к другу свободно и спокойно. Однако в сфере укрепления доверия и выработки продуктивных предложений для продвижения мирного урегулирования конфликта прогресс оказался незначительным.

Участниками была высказано мнение, что безуспешными инициативы оказались в той мере, в какой они претендовали на роль предложений по разрешению Карабахской проблемы. Один из участников даже полагает, что все проекты оказались безуспешными, так как конфликт все еще не урегулирован. Одновременно в качестве примера конкретного безуспешного проекта был приведен армяно-грузино-азербайджанский проект, реализованный в начале 2000-х годов, но приостановленный из-за невыполнения одним из партнеров своих обязательств.

Следует признать, что существует определенное несовпадение мнений в оценке влияния миротворческих инициатив на уровень реальной политики.

Некоторые эксперты высказали мысль о том, что до 2003 года наблюдалась положительная тенденция миротворческого процесса в рамках «народной дипломатии», в частности, участились поездки азербайджанских журналистов в Армению и наоборот, совершались совместные поездки азербайджанских и армянских журналистов в Нагорный Карабах. В проектах участвовали журналисты из Нагорного Карабаха, и это было поддержано правительством. Но с 2003 года ситуация изменилась, и политика стала серьезным сдерживающим фактором инициатив в медиа-среде.

Тем не менее, часть опрошенных считает, что миротворческие инициативы оказали определенное влияние на уровень политики, хотя нередко они вызывали негативную реакцию у властей и радикально настроенных политических сил. В противном случае не было бы таких «яростных атак власти» на миротворцев, считают некоторые из них. Одновременно, как отметил один из участников опроса, и «Запад увидел в Азербайджане вменяемых и миролюбивых людей…».

В качестве примера такого влияния приводится факт создания общественного объединения «Азербайджанская община Нагорного Карабаха», что стало возможным после того, как гражданским обществом были сделаны многократные предложения по этому поводу. Вопрос об открытии 125-го избирательного участка для избирателей азербайджанского Парламента и избрания депутата из Ханкенди также фигурировал среди предложений гражданского общества, и власти впоследствии приняли соответствующее решение по этому вопросу. Вовлечение Организации освобождения Карабаха в процесс обсуждений по нагорно-карабахскому вопросу, а также проведение ежегодных дебатов по этому вопросу, в результате которых была опубликована серия книг под названием «Карабах: вчера, сегодня, завтра», также является результатом миротворческого процесса.

С другой стороны, также было подчеркнуто, что за прошедшие годы в силу ряда объективных и субъектных причин не была проведена целенаправленная работа по установлению контактов между представителями азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха, что, в свою очередь, является одним из серьезных упущений в миротворческом процессе. Возвращение вынужденно переселенных азербайджанцев из Нагорного Карабаха на родные земли, а также создание необходимых условий для их мирного сосуществования с представителями армянского этноса в регионе является одной из приоритетных задач, стоящих на пути мирного разрешения конфликта.

Общественное объединение «Азербайджанская община Нагорного Карабаха» могла бы в дальнейшем способствовать активизации контактов и встреч между людьми, напрямую пострадавших от конфликта, считают эксперты.

В ходе опроса были высказаны и мнения, что инициативы оказали ничтожное влияние на реальные политические процессы, а некоторые участники даже отрицали факт влияния миротворческих инициатив на уровень политики. Как считает один из участников опроса, это связано с тем, что «во-первых, политики имитируют переговоры, а во-вторых, гражданские общества в наших странах или отсутствуют, или очень слабы. А это означает, что власть не намерена считаться с обществом».

Также было отмечено, что когда на переговорах обозначалась возможность прорыва в мирном урегулировании, отношение к программам и инициативам гражданского сектора становилось позитивным, а когда в переговорах обозначался очередной тупик и усиливалась конфронтация, отношение к миротворческим проектам резко ухудшалось.

Можно полагать, что, говоря об отсутствии положительного эффекта, отвечавшие на вопросы исходили из очевидного факта, заключающегося в продолжении военного конфликта, сохранении ситуации «ни войны – ни мира» и отсутствии успеха в официальных мирных переговорах. Было также высказано мнение, что одной из причин отсутствия влияния миротворческих инициатив на уровень политики является недостаточный вес НПО, вовлеченных в миротворческий процесс. Их финансовые ресурсы и организационно-техническая база недостаточны, а также очень слаба связь между теми, кто принимает решения, и теми, кто участвует в миротворческих инициативах.

Одновременно участники фокус-групп отметили, что после 2007 года начался новый этап в реализации миротворческих проектов с участием депутатов, послов и религиозных деятелей, которые до этого относились к инициативам гражданского общества с неодобрением. Вовлечение этих лиц, а также ведущих представителей интеллигенции в процесс урегулирования оценивается как демонстрация властями заинтересованности в миротворческих инициативах. По мнению участников, серьезное влияние на изменение позиции властей оказал опыт реализованных до этого времени миротворческих проектов.

Участники опроса также отметили, что на последних встречах Президентов Армении и Азербайджана была подчеркнута необходимость развития гуманитарных контактов с опорой на уже выработанные форматы диалога. В заявлениях сопредседателей Минской группы ОБСЕ, озвученных во время их встречи с Президентами и министрами иностранных дел, также была выражена надежда на продолжение миротворческого процесса и вовлечение в этот процесс активных представителей общества.

В ходе опроса было выявлено, что миротворческие инициативы оказали влияние на отношение к конфликту вовлеченных групп-бенефициариев. Бывали случаи, когда участник такого проекта (бенефициарий) перед встречей не представлял даже возможность какой-либо совместной работы с коллегами с противоположной стороны. Но со временем у них что-то получалось, и им удавалось как минимум создать доверие на личном уровне. Например, журналисты становились более толерантными и вдумчивыми, у них появлялись прямые источники информации на другой стороне, они могли научиться работать в команде с представителями противостоящей стороны и более профессионально освещать конфликт.

Часть опрошенных считает, что те, кто был непосредственно вовлечен в миротворческий процесс, стали относиться как к самому конфликту, так и к отдельным его аспектам более объективно. Они очень отличаются от большинства граждан, которые все еще являются объектом манипуляции официальной пропаганды. Первая группа людей более толерантна и восприимчива к плюралистическим оценкам конфликта, у них разрушаются мифы и стереотипы, снижается эмоциональная составляющая, повышается конструктивность и понимание неизбежности компромиссов. Например, фильмы, снятые «Интерньюс-Азербайджан» и «Интерньюс-Армения», позволили молодежи по обе стороны конфликта освободиться от стереотипа «врага». Совместные суды и слушания «Альянса Женщин за Гражданское Общество» (Азербайджан) и «Центра Миротворческих Инициатив» (Армения) ознакомили общественность обеих стран с интересными и оригинальными миротворческими инициативами. В результате этих инициатив появились т.н. Текалинские слушания в Грузии с участием армян и азербайджанцев.

Однако одним из участников опроса было высказано мнение, что при длительных перерывах взгляды бенефициариев на конфликт могут приближаться к взглядам тех, кто не был вовлечен в эту деятельность ранее. Таким образом, по мнению участников опроса, миротворческая деятельность сдерживает общество от проявления чрезмерной агрессивности.

Факторы, влияющие на эффективность реализации миротворческих инициатив

Очевидно, что для дальнейшего использования потенциала «народной дипломатии» в контексте урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта наиболее важным является тщательный анализ факторов, влияющих на эффективность миротворческих инициатив.

По мнению участников опроса, среди факторов, способствовавших осуществлению миротворческих инициатив, можно выделить следующие:

  • личные мотивационные факторы, движущие каждым из участников (начиная от простого интереса и заканчивая удовлетворением профессиональных потребностей);
  • вовлеченность серьезных международных структур;
  • расширение формата (например, включение в него турецких партнеров);
  • разнообразие форм (командные репортажи, совместные исследования, совместные фильмы, спутниковые пресс-конференции и т.д.);
  • поддержка государственных организаций (в 1997–2002 гг.);
  • материальная заинтересованность участников;
  • попытка преодолеть существующие барьеры для строительства нового миропорядка;
  • желание участников внести хоть какой-то вклад в решение конфликта и заинтересованность международных организаций и доноров в миротворческих проектах;
  • взаимное и долгосрочное общение, способность слышать друг друга и нахождение общих точек соприкосновения;
  • наличие опытных экспертов, существование носителей положительного опыта и памяти совместного проживания, возможности для обмена этим опытом;

готовность некоторых СМИ к правильному освещению конфликта.

По мнению участников опроса, следующие факторы препятствовали осуществлению миротворческих инициатив:

  • нежелание правительства оказать поддержку таким инициативам после 2003 года;
  • краткосрочность и непоследовательность финансирования успешных инициатив;
  • отсутствие какого-либо прогресса в переговорном процессе, отсутствие информации о переговорах и недоверие к действиям Минской группы ОБСЕ;
  • наличие внутренних стереотипов;
  • неприятие большинством членов общества миротворчества как принципа реальной политики;
  • желание властей пролонгировать конфликт и использовать его как ресурс власти;
  • стремление ведущих держав использовать конфликт для усиления своего влияния на регион;
  • отсутствие обдуманной и согласованной стратегии миротворчества у различных доноров;
  • высокомерное отношение к знаниям и опыту местных НПО;
  • отбор участников с разнонаправленными мотивациями (как образно заметил один из участников опроса, «в одной упряжке ирредентист и миротворец быть не могут»);
  • выгодная властям обеих стран националистическая риторика, которая поддерживается соответствующими СМИ;
  • многочисленные факты нарушения соглашения о прекращении огня на границе и гибель военнослужащих, воспоминания о периоде активных военных действий, событиях в Ходжалы и т.д.

Надо полагать, что сравнительный анализ факторов как способствующих, так и препятствующих осуществлению миротворческих инициатив, может позволить выработать действенные рекомендации для более эффективного использования потенциала гражданского общества в процессе урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. 

Заключение

Во время опроса его участники также дали рекомендации, которые, на их взгляд, могут усилить действенность миротворческих инициатив. В частности, один из экспертов считает, что миротворческие инициативы не должны концентрироваться на армяно-азербайджанском нагорно-карабахском конфликте. По его мнению, целью миротворческих инициатив должно стать просвещение детей и молодежи, так как сегодня вырастает поколение, которое ничего не знает друг о друге и с юных лет находится под воздействием «антиазербайджанской» и «антиармянской» пропаганды. «Мы не должны жить под прессом исторических мифов, исторических грез и коллективной ответственности», — считает он. Он также полагает, что в большинстве миротворческих инициатив четко не поставлены реальные цели, и сомневается в том, что миротворческие инициативы должны дублировать политиков. «Я это формулирую так: главное выйти на уровень «ноль», когда хотя бы в локальных группах не существует апелляции к историческим и националистическим аргументам. Мы не лучше и не хуже друг друга», — уточняет он.

Другой эксперт считает, что только при последовательной и длительной работе, которую невозможно проводить в рамках локальных грантов, можно добиться более серьезной трансформации мировоззрения молодежи.

Одним из участников опроса также было высказано мнение, что, к сожалению, миротворческие инициативы возникают не органически, а только с учетом того, каковы требования фондов. С его точки зрения, основная трудность заключается в том, что пока не была осуществлена ни одна самостоятельная совместная инициатива граждан Азербайджана и Армении. «Каждый раз нужна третья сторона, которая усаживает нас за стол переговоров. В этом и проблема, которая заключается в нашей гражданской инфантильности», — считает он.

На основе предварительного анализа результатов опроса можно дополнительно предложить следующие рекомендации:

  • Усилить взаимодействие и обмен информацией между представителями гражданского общества и официальными структурами, исследовательскими центрами, занимающимися вопросами, связанными с урегулированием армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта;
  • Изучить положительный миротворческий опыт урегулирования похожих конфликтов в других странах;
  • Ознакомиться с позитивным опытом проведения дискуссий при разработке всестороннего мирного договора, а также с эффективными способами представления обществу мнения противоположной стороны;
  • Изучить роль средств массовой информации в достижении устойчивого мира на примере разрешенных конфликтов. 

Слова благодарности

Авторы хотели бы выразить благодарность Арзу Абдуллаевой, Али Аббасову, Саджиде Абдулвахабовой, Камалу Али, Арифу Алиеву, Мехману Алиеву, Рашаду Алиеву, Зардушту Ализаде, Бахтияру Асланову, Зинаддину Бабаеву, Ираде Багировой, Рахману Бадалову, Саадат Бананярлы, Ильгару Велизаде, Наиле Гашимовой, Гамиду Гиясбейли, Табибу Гусейнову, Сабине Гусейновой, Новелле Джафаровой, Тогрулу Джуварлы, Кериму Керимли, Асефу Кулиеву, Ниязи Мехти, Эльхану Мехтиеву, Расиму Мусабекову, Шахину Рзаеву, Рене Сафаралиевой, Эльхану Шахиноглы и Диляре Эфендиевой за участие в исследовании.

Share

Comments are closed.