Республике Арцах необходимы институциональные изменения

Тигран ГРИГОРЯН
Политический аналитик
Степанакерт

Выдающиеся экономисты Дарон Ачемоглу и Джеймс Робинсон в своей книге «Чем обусловлен провал народов» (“Why nations fail”)  объясняют причины процветания и спада государств наличием и отсутствием определенных политических и экономических институтов. Страны, политическая система которых служит инструментом в руках узкой группы элиты для лишения богатства большинства населения, обречены годами топтаться на задворках процессов развития.

Ачемоглу и Робинсон отмечают, что для любого общества, которое пытается встать на путь благоденствия, приоритетной задачей становится замена подобной системы угнетения политическими институтами, способными организовать справедливое распределение национального богатства и благ, создать равные возможности в экономической сфере, бороться с монополиями и прочее.

Но история свидетельствует, что выступившие против правящей системы политические силы и лица после прихода к власти «усваивают» манеры и политику своих предшественников. Так, в середине 20 века в Африке почти во всех обретших независимость странах национальные элиты стали использовать заложенные колонизаторами институты для лишения богатства собственного народа. Или, скажем, силы, боровшиеся под социалистическими флагами против монархических порядков, которые, получив власть, становились новыми монархами. Это явление было распространено во всех частях земного шара, в том числе, на постсоветском пространстве.

Может, именно по этой причине в арцахском обществе получило довольно широкое распространение мнение, согласно которому любая новая власть попытается использовать свои позиции и положение для удовлетворения только личных или групповых интересов. Часто в общение с представителями самых разных категорий можно услышать выражение «ничего не изменится, кто бы ни был наверху». Распространенность данного суждения обусловлена тем, что хотя в Арцахе власть и меняется, но старый структурный (институциональный) расклад сохраняется. Более того, определенные структуры, унаследованные с советских времен, вообще оставляют впечатление анахронизма (как, например, СНБ, которая в своей деятельности зачастую не отличается от советского КГБ). И вполне естественно, что в условиях отсутствия реального разделения ветвей власти и взаимоконтроля, а также отсутствия надзора со стороны общества, даже самые честные и порядочные партии и фигуры не могут устоять перед практически неограниченными возможностями и, став жертвой системы, отодвинуть на второй план принцип приоритетности национальных интересов. Как говорил известный английский политический деятель лорд Актон, «Власть портит, а абсолютная власть портит абсолютно».

Таким образом, залог развития страны не в смене власти, а, как отмечается в резюме Ачемоглу и Робинсона, в формировании и становлении инклюзивных политических институтов. Но политические институты нового качества практически никогда не формируются сверху. Они всегда становятся плодом гражданской зрелости и ответственности низов.

В случае с НКР чрезвычайно важно, чтобы каждый гражданин понимал, что лица, реализующие политическую власть, не имеют божественного происхождения. Они являются оплачиваемыми на общественные средства служащими, которые в случае бесцельного использования ресурсов, злоупотребления должностью, отсутствия эффективности могут быть уволены работодателем – обществом. А на упомянутое суждение «ничего не изменится, кто бы ни был наверху», можно ответить следующим образом: «да, не изменится, пока не изменились мы сами».

 

Share

Comments are closed.