«Бомба» для Эрдогана

Она  была взорвана в нужное время и в нужном месте
 
Рауф Миркадыров

Журналист
Анкара

Права пословица, утверждающая, что «чем дальше в лес, тем больше дров…».  А ведь буквально накануне президент Турции Абдулла Гюль предупредил премьер-министра именно об этой угрозе, когда Эрдоган заявил, что так называемое «параллельное государство» подслушивала не только его самого, но и главу государства и председателя турецкого парламента. По большому счету, Гюль предупредил Эрдогана об опасных последствиях политической конфронтации с лидером «нурчулар», а точнее, движения «Хизмет» Фетуллой Гюленом. Ведь по большому счету, свои  люди. Ну, зачем выносить сор из избы.

Эрдоган не послушался. Решил, что, используя ресурсы власти, может расправиться как с лидером «Хизмета», так и «коррупционным расследованием». Однако…

Прокуратура обратилась в Великое Национально Собрание Турции с представлением о привлечении четырех недавно отправленных в отставку министров правительства Эрдогана к уголовной ответственности. Эти представления никак не дойдут до парламента. Вначале они «застряли» в минюсте. Через полтора месяца минюст «вспомнил», что прокуратура должна была отправить их в парламент напрямую. И вернула представления обратно в прокуратуру.

И вот почти два месяца представления «застряли по дороге» из прокуратуры в парламент.

Подтверждаются утверждения и о том, что речь идет не о четырех министрах, а минимум о шести.

Председатель ведущей оппозиционной Народно-республиканской Партии (НРП) Кемаль Гылычдароглу ознакомил депутатов с содержанием всего лишь одного из этих представлений на бывших министров правительства Эрдогана.

Лидер НРП сообщил, что операцией по купле-продаже и спасению одного из крупнейших медиахолдингов Турции  Sabah-ATV, одним из владельцев которых в данный момент, по утверждению злых языков, является сын премьера Билал Эрдоган, руководил глава правительства лично.

Как утверждает Гылычдароглу со ссылкой, якобы, на данные следствия, исполнение плана по «спасению» медиахолдинга было поручено бывшему министру транспорта, мореходства и коммуникаций, а ныне кандидату от правящей Партии Справедливости и Развития (ПСР) в мэры Измира — одного из крупнейших городов и оплотов оппозиции Турции – Бинали Йылдырыму.

План был очень прост. Таких крупнейших предпринимателей Турции, как Мехмет Ченгиз, Джелал Кологлу, Нихат Оздемир, Ибрагим Чечен, и еще четверых «попросили» выделить средства на «спасение свободы слова».  Ни много, ни мало – всего 100 млн. долларов – с каждого, притом, наличными. Чечен даже готов был выделить 150 миллионов, если ему обеспечат победу в тендере на строительство третьего международного аэропорта в Стамбуле.

Собрали 630 миллионов с восьми предпринимателей. Некоторые проявили скупость, выделив на спасение «турецкой демократии»  всего 30 миллионов.

Щедрость предпринимателей была с такой же щедростью вознаграждена — за счет государства. Они стали победителями государственных тендеров на общую сумму 40 млрд.  долларов…

И после этого премьер обвиняет Гюлена в том, что, якобы, за всем этим коррупционным скандалом маячит его тень. Якобы, Гюлен с помощью своих сторонников планировал захват государственной власти посредством свержения правительства вследствие коррупционного скандала.

Первым шагом на пути к осуществлению этих планов стала громкая антикоррупционная операция «Большая взятка», повлекшая череду громких и скандальных разоблачений в злоупотреблениях соратников премьер-министра и даже — членов семьи Эрдогана. В ответ власть начала чистку судебно-правоохранительных органов.

Имеется в наличии несколько позиций по этим коррупционным скандалам, да и возможным их последствиям. Во-первых, сторонники Эрдогана стараются не акцентировать внимание на фактической стороне дела, то есть, на самих коррупционных скандалах. По их утверждению, это не коррупционное расследование, а попытка свержения действующего законно избранного правительства посредством силы, сосредоточенной в судебно-правовой системе Турции.

И, как следствие, этот скандал не будет иметь никаких негативных политических  последствий для правящей партии. То есть, поданные за ПСР голоса, не уменьшатся.

Во-вторых, сторонники Гюлена, наоборот, пытаются никак не реагировать на политическое составляющее этого дела, постоянно акцентируя внимание на коррупционных элементах. Естественно, они отвергают обвинения в создании «параллельного государства» в судебно-правовой системе.

И, наконец, в-третьих, более реальную оценку происходящим событиям, как кажется автору этих строк, дает традиционная оппозиция. Первое – существует фактическая сторона дела, то есть, коррупционный скандал. Второе – безусловно, сторонники Гюлена по указу сверху «взорвали эту бомбу», чтобы не допустить избрания Эрдогана президентом Турции. Традиционная оппозиция считает реальной существование в судебно-правовой системе структуры, преследующей политические цели, которая и «взорвала эту бомбу» в нужное время в нужном месте, то есть, накануне муниципальных и президентских выборов – жизненно важных для Эрдогана.

Третье – эти скандалы будут иметь серьезные негативные последствия для правящей ПСР, которые выразятся в результатах предстоящих выборов.

Попытаемся разобраться в том, какова же реальность. Приведу результаты одного соцопроса, который продемонстрировал падение популярности правящей в стране ПСР.

Проведенный компанией Veritas среди 3038 человек в 42 провинциях Турции опрос показал, что поддержка ПСР снизилась до уровня 36,4% в отличие от почти 50% на национальных выборах 2011 г. Текущий уровень поддержки ПСР также уступает ее результату на местных выборах 2009 г., составившему 38%1.

Но вряд ли на основании одного этого опроса можно делать далеко идущие выводы. В Турции в эти дни проводятся множество опросов, в том числе, с диаметрально противоположными выводами. Например, по результатам других опросов ПСР имеет поддержку более 50% избирателей.

Недавно были обнародованы результаты исследования Университета Кадир Хас, которого вряд ли можно обвинить в про-оппозиционных настроениях.  Итак, почти 40 процентов опрошенных считает себя «консерваторами» (в 2011 году таковых было 33,2%, а 2012-м 37,3%). Наблюдается увеличение и расширение консервативного электората, который является социальной базой таких партий, как ПСР. Всего около 20% позиционирует себя в качестве «кемалистов-республиканцев» и 20% — «националистов». Почти 52% населения считает себя «тюрками» и чуть более 9%  — «курдами»2.

При этом, политико-идеологические разногласия  внутри электората отошли на второй план. Сегодня почти 30% опрошенных считают безработицу главной проблемой Турции. Почти 29% считают состояние экономики в целом проблемным. Впервые на третьем месте оказалась коррупция с 15 процентами. И только около пяти процентов населения считает террор самой серьезной проблемой Турции. А в 2012 году террор с результатом 27,4% стоял на втором месте среди основных проблем Турции.

Чуть более 33% населения считает экономическую политику правительства эффективной, против 31, 5 % в 2012 году. Важно другое. Почти 50% опрошенных оценивают экономическую политику Эрдогана как проваленную. Год тому назад таковых было всего 42%. То есть, по сравнению с прошлым годом «прирост» в пользу правительства оказался всего около одного процента, а потери — в пределах восьми процентов.

Позитивное отношение в политике правительства наблюдается только в сфере борьбы с террором. Более 40% считает, что бороться с террором необходимо политическими средствами. В 2012 году таковых было всего 26 процентов.

Но тут необходимо обратить внимание на следующий момент: в течение всего 2012 года шла террористическая война, притом, можно сказать, что по всей территории Турции. И только в конце 2012 года удалось добиться прекращения огня. В течение 2013 года не было активных боевых действий между РКК и правительственными войсками. В целом, стороны придерживаются режима прекращения огня.

Поэтому спад интереса со стороны общества к данной проблеме вполне объясним. Если завтра возобновятся боевые действия и террористические акты, то можно быть уверенными на все сто процентов, что сторонников силового решения данной проблемы опять станет не менее 50%.

А теперь перейдем к решающей части. Попытаемся выяснить, как эта общая картина влияет на перспективы ведущих политиков и партий. В 2012 году «коэффициент эффективности» ПСР равнялся почти 39 процентам, а сегодня 35, 6%. Но при этом, сегодня почти 47 процентов избирателей считают политику ПСР неэффективной, против 38% в 2012 году. То есть, потери правящей ПСР — 10 процентов. Это очень много для правящей партии.

Ухудшаются показатели и самого Эрдогана. Его сегодня эффективным считают всего 38,7%, против 42,4% в 2012 году. Наблюдается более чем 10-процентное увеличение тех, кто считает его неэффективным, как в случае возглавляемой им партии —  46,8 % против 35,9%  в 2012 году.

Как ни странно в целом выросла и нелюбовь в отношении основной оппозиционной партии, то есть, НРП – 64,4 процента против 57,5% в 2012 году. Но при этом примерно на два процента выросло количество опрошенных, считающих эффективным как политику К.Гылычдароглу, так и возглавляемую им партию.

Результаты исследования свидетельствуют о серьезном недовольстве населения политикой правящей партии и лично Эрдоганом, что не может не иметь серьезного негативного влияния на результаты ПСР на предстоящих муниципальных выборах, которые станут судьбоносными в определении основных кандидатов в президенты Турции.

 

1. http://www.regnum.ru/news/polit/1762153.html

2.http://regnum.ru/news/1762153.html

3.http://www.cnnturk.com/haber/turkiye/yolsuzluk-turkiyenin-en-onemli-sorunlari-arasina-girdi

 

Share

Comments are closed.