Прецедентное англо-саксонское право обязывает признать НКР

Рубен ЗАРГАРЯН
Кандидат исторических наук
Москва

Посол Великобритании в Азербайджане Ирфан Сиддиг (Irfan Siddiq) 5 марта 2014 г. выступил в Бакинском Университете Хазар с докладом «Политика и политическая культура Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии». Британский посол сделал знаковое заявление: «Некоторые жители Шотландии не хотят оставаться в составе Великобритании. Вместо того, чтобы затевать войну, мы проведем референдум. И выходом из ситуации с определением будущего статуса Нагорного Карабаха тоже должен стать референдум. Это логичный компромисс для определения статуса».

Фактически британский посол осудил азербайджанскую агрессию 1991-94 гг. против НКР, продемонстрировав разницу в политической культуре Великобритании и Азербайджана, и предостерег Азербайджан от новой войны. В 1991 г. Нагорно-Карабахская Республика (Республика Арцах) после референдума о независимости, проведенного в полном соответствии с нормами международного права и законодательства СССР, подверглась широкомасштабной террористической агрессии со стороны Азербайджана. Вместо незамедлительного признания независимости НКР, как того требовал Устав ООН и основополагающие международно-правовые акты, Азербайджан начал войну против НКР.

Систематически высказанная официальная позиция Великобритании по признанию референдумов как основы решения этнополитических конфликтов в разных точках планеты создает обязывающий правовой прецедент. Хотя британское правительство не всегда последовательно в признании референдумов в разных странах, но это не освобождает Великобританию от императивных правовых обязательств в признании Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах) на основе референдума 10 декабря 1991 года.

Особенностью британской правовой системы является тот факт, что она построена на прецеденте, и основным источником права признается прецедент и правоприменительная практика. В британской правовой системе такие правовые прецеденты должны оказывать правовое влияние на решение аналогичных международных вопросов. Приверженность Великобритании праву на самоопределение и референдумам и создание правовых прецедентов (Шотландия, Фолкленды, Гибралтар, Северная Ирландия), наряду с другими нормами международного права, налагает правовые обязательства на Великобританию по признанию права на самоопределение НКР и признанию референдума в НКР 1991 года.

Великобритания признала право Шотландии на проведение референдума о независимости. 8 мая 2011 г. британский министр по делам Шотландии Майкл Мур заявил, что правительство Великобритании не будет препятствовать проведению референдума о независимости Шотландии. В октябре 2012 г. британский премьер-министр Дэвид Кэмерон и первый министр Шотландии Алекс Сэлмонд подписали соглашение об условиях проведения референдума о независимости. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон пообещал принять выбор шотландцев на референдуме. 18 сентября 2014 г. будет проведен референдум, если референдум примет решение о независимости, то 24 марта 2016 г. Шотландия будет провозглашена независимым государством. Палата общин и Палата лордов парламента Великобритании единогласно одобрили предоставление парламенту Шотландии права провести референдум по вопросу независимости.

На Фолклендских островах 10-11 марта 2013 г. состоялся референдум, 99,9% жителей островов проголосовали за формулировку «сохранить нынешний политический статус заморской территории Соединенного Королевства», то есть в составе Великобритании. В начале января 2013 г. британский премьер Дэвид Кэмерон отклонил предложение президента Аргентины Кристины Фернандес де Киршнер начать переговоры по поводу суверенитета островов, сославшись на позицию самих жителей Фолклендов, которые выступают за то, чтобы архипелаг оставался в составе Британии, а Аргентине следует считаться с их правом на самоопределение.

8 ноября 2002 г. в Гибралтаре прошел референдум, на котором 98,97% жителей проголосовали против проекта создания в этой самоуправляющейся британской колонии модели «совместного суверенитета» Испании и Великобритании. Великобритания сослалась на результаты референдума как основу для окончательного решения Гибралтарского вопроса в процессе переговоров. Заместитель главы МИД Великобритании Денис Макшейн подчеркнул, что народ Гибралтара единогласно высказался против каких-либо изменений в статусе этой территории. Д.Макшейн заявил, что мы теперь живем не в семнадцатом или девятнадцатом веке, когда дипломаты могли подписывать договоры, а люди должны были им подчиняться. 16 декабря 2004 г. Испания дала согласие на переговоры в трехстороннем формате Испания-Гибралтар-Великобритания, впервые признав Гибралтар самостоятельным субъектом международного права.

10 апреля 1998 г. было подписано соглашение по урегулированию в Северной Ирландии, которое зафиксировало проведение референдума 22 мая 1998 г. в Северной Ирландии и Ирландской Республике по подписанному соглашению. На референдуме за него проголосовали 94% населения в Ирландской Республике и 71% в Северной Ирландии.

Для Нагорно-Карабахской Республики также имеет прецедентное значение тот правовой факт, что референдум по соглашению проводился в Северной Ирландии и Ирландской Республике, будет проведен только в Шотландии, а в Великобритании референдума не было и не будет. Следовательно, эти прецеденты требуют признания уже проведенного референдума в НКР и опровергают тезис Азербайджана о необходимости проведения такого референдума в рамках Азербайджана.

Англо-саксонское прецедентное право дает и ответ на вопрос, необходимо ли согласие правительства страны на отделение самоопределяющегося народа. Весьма характерно решение от 1998 г. Верховного суда Канады по вопросу выхода Квебека из состава Канады, в котором сказано, что хотя конституция страны не дает права Квебеку на провозглашение независимости в одностороннем порядке, но в случае, если подавляющее большинство населения Квебека выскажется за независимость на референдуме, федеральное правительство и другие провинции Канады обязаны начать переговоры об отделении Квебека. Верховный суд Канады признал возможность внесения поправок в конституцию страны, определяющих цивилизованные методы отделения Квебека.

Стоит подчеркнуть, что в международном праве нет норм, требующих согласия метрополии на отделение. Международное право четко фиксирует, что право определения политического статуса принадлежит именно самим народам, а не кому-либо еще. Эта правовая норма констатируется во «Всеобщей декларация прав человека» Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г., «Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам», принятой на 15-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1960 г., в «Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах» 1966 г., «Декларации о принципах международного права» (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 2625 от 24 октября 1970 г.), Хельсинкском Заключительном акте 1975 г. Право народов на самоопределение является одним из системообразующих положений Устава ООН. Статья №1, п. 2 Устава ООН устанавливает право народов на самоопределение.

В письменном меморандуме Великобритании от 17 апреля 2009 г. о соответствии международному праву односторонне провозглашенной независимости Косово констатируется, что «сецессия сама по себе не противоречит международному праву» (стр.87), «… в целом, международное право не запрещает сецессию и отделение и не гарантирует единство государств-предшественников от внутренних движений, ведущих к отделению или независимости при поддержке народов, которых это касается» (стр. 93).

В письменном меморандуме США от 17 апреля 2009 г. по Косово зафиксировано: «А. Принцип территориальной целостности не исключает появления новых государств на территории существующих государств» (стр.79). «Безусловно, декларации о независимости могут – и часто так и происходит – нарушать внутреннее законодательство. Однако это не означает, что происходит нарушение международного права» (стр. 51).

Председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко 11 марта 2014 г. подчеркнула «прецедент в международном праве — это закон», напомнив: «Есть уже сложившаяся международная практика. В частности, я хочу напомнить решение Международного суда Организации объединённых наций по Косово от 22 июня 2010 года, которое, основываясь на статье 1 пункта 2 Устава ООН, создало прецедент, согласно которому не требуется мандата центральных властей на проведение референдума и на решение вопроса о самоопределении части государства».

В заключении Международного Суда ООН от 22 июля 2010 г. зафиксировано: «81. …никакого общего запрета на одностороннее провозглашение независимости не вытекает из практики Совета Безопасности ООН». «84. По изложенным причинам Международный Суд считает, что общее международное право не содержит какого-либо применимого запрета на провозглашение независимости». Эта правоприменительная практика относится как к Косово, так и в принципе к объявлению независимости самоопределяющегося народа от метрополии.

Современная международная практика сформировала правовые принципы разрешения этнополитических конфликтов. Это, в первую очередь, проведение референдума о независимости, которые уже прошли или планируются в Восточном Тиморе, Эритрее, Квебеке, Фарерских островах, Гибралтаре, Западной Сахаре, Новой Каледонии, Южном Судане, Гренландии, Черногории, Шотландии, Каталонии, Крыму, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии. Второй принцип — потеря страной прав на какую-либо территорию в случае неспособности правительств осуществлять эффективное управление на принципах демократии, уважения прав человека, этнического мира и региональной стабильности. Оба эти принципа имеют непосредственное отношение к урегулированию азербайджано-карабахского конфликта. За последние 20 лет три десятка государств стали членами ООН. Все это придает динамизм международному праву, которое императивно диктует необходимость окончательного признания независимости давным-давно состоявшейся и успешной Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах).

Share

Comments are closed.