Сирийские армяне сталкиваются в Армении с проблемой интеграции

Некоторые из них мечтают уехать в третьи страны

Анна МУРАДЯН
Фрилансер
Ереван

Многие сирийские армяне, которые прибыли в Армению из-за продолжающейся в Сирии войны, так и не смогли интегрироваться и желают перебраться в третью страну, даже вернуться в Сирию.

«Несмотря на то, что война продолжается, 19 млн. человек продолжают проживать в этой стране, килограмм хлеба стоит 40 драмов, а кило лимона – 50 драмов, — говорит 55-летний Джебраил Башар. – Если будет так продолжаться, то мне лучше вернуться. Там хоть город свой и родные. А здесь людей душат – просто жалко. Я не хочу ходить с протянутой рукой – дай, дай».

В результате разгоревшейся в марте 2011 года в Сирии гражданской войны, с лета 2012 года в Армению начался поток сирийских беженцев. Согласно данным министерства диаспоры, до сего дня в Армению прибыло 15-16 тыс. сирийских армян, треть которых уехала в третьи страны – Ливан, США, европейские страны. Соответственно, сейчас в Армении проживает 10-11 тыс. сирийских армян. Но цифра эта не уточнена, поскольку еще до начала войны около 5 тыс. сирийских армян имели двойное гражданство, следовательно, представленные ведомством цифры не отражают точно число въехавших людей с армянскими паспортами.

«В Армении хорошо, чистенько, но все дорого. Уеду либо в Европу, либо в Сирию, — говорит Джебраил, которого называют Аветисом. – Но пока не могу вернуться по суше, дороги небезопасны, а на самолет нет денег».

По прибытии в Армению Аветис обратился за статусом беженца в Государственную миграционную службу и 7 месяцев жил в предусмотренном для иностранцев помещении, которое буквально недавно было отремонтировано на средства Офиса по делам беженцев  ООН.

Согласно данным Миграционной службы, с просьбой о получении убежища в Армении в 2010-2013 гг. обратилось 1040 лиц, из коих 800 – сирийские армяне.

Жилье для беженцев занимает несколько жилых этажей одной из многоэтажек далеко от центра Еревана. Убежищем считаются два нижних этажа, на которых расположены небольшие – площадью 13-14 кв.м – комнаты. Офис по делам беженцев ООН предоставлял им питание с расчетом на 10 дней – яйца, сметану, макаронные изделия, иногда курицу и рыбу. Аветис недоволен количеством предоставленной еды. «Разве может человек прожить 10 дней на это, — говорит он. – А кофе дали пару ложек, столько же сахарного песка».

Еще одна бывшая жительница помещения для иностранцев  – Ани Мкртчян, однако, говорит, что еды было достаточно. «Будь на моем месте сирийский армянин, он бы, наверное, от души пожаловался, но я довольствуюсь этим, — говорит она. — Они не ценят ничего, что бы ни делали».

Ани – местная армянка, которая вышла замуж в сирийский Камишли еще до начала войны. Через 6 месяцев после рождения сына она приехала к родителям, за это время ситуация в Камишли обострилась, и она решила не возвращаться. Через некоторое время к ней присоединился муж и свояк из Сирии.

«Они привыкли к хорошей жизни, наверное, поэтому не могут довольствоваться тем, что есть, а мы ко всему тут привыкшие», говорит Ани.

Лицо, которое обращается в миграционную службу, сначала получает статус просителя убежища и пользуется отведенным жильем, потом, если обращение удовлетворяется, лицо получает статус беженца, ему выдается паспорт, и он становится бенефициарием организаций, занимающихся вопросами беженцев.

Заявки и Аветиса, и Ани были удовлетворены, и после того, как они покинули социальное жилье, они сняли квартиру, за которую за 8 месяцев заплатила НПО «Миссия Восток», финансируемая Офисом по делам беженцев ООН, до того, пока они встанут на ноги.

Аветис – водитель, работал он таксистом на маршруте Бейрут-Алеппо, возил также одежду с швейной фабрики в Бейруте в магазины Алеппо. В Ереване он также купил машину и работал на такси.

«В министерстве диаспоры сказали, что как только я начну работать, смогу получить кредит, но кредит так и не дали», говорит он.

В рамках проекта поддержки малого и среднего бизнеса министерство диаспоры предоставляет сирийским армянам кредит в 3-5 млн. драмов под 4-5% годовых. Аветису отказали в кредите. Несмотря на 2 года жизни в Ереване, он знает всего несколько мест в Ереване. «Знаю метро Дружба, площадь, Крытый рынок», говорит он.

Помимо своих сирийских знакомых, Аветис общается и с местными армянами. В одном из магазинов познакомился с поставщиком хлеба, и сейчас они дружат.

«Он работает в пекарне и каждый день привозит мне лаваш, рассказывает он. – Я никогда не встречал человека честнее. Мои друзья тоже приходят не с пустыми руками, приносят масло, кофе, но я не знаю, чем все это закончится».

Председатель НПО «Центр координации поддержки сирийским армянам» Лена Алачян говорит, что, несмотря на поддержку государственных и гуманитарных организаций, число регистрирующихся у них неимущих сирийских армян растет. Всего год назад таковых было 2000, сейчас зарегистрировано 6000.

«Это не значит, что начался новый поток, хотя и это есть, это значит, что еще кто-то имевший сбережения стал неимущим, — говорит она. – Снимать квартиру очень дорого, и если так будет продолжаться, придется подумать о переезде в третью страну».

Не все сирийские армяне хотели бы переехать в третью страну, есть определенная категория, которая устроилась в Ереване и, несмотря на трудности, постепенно интегрируется в армянскую действительность. Но категория ниже среднего уровня, у которой не было денег даже на авиабилет, и они приехали по суше, никак не могут адаптироваться.

«Потому что это были не бедные люди, у них было дело и место, они не привыкли к низким зарплатам, есть также языковые проблемы, — говорил пастырь епархии Католической церкви, архиепископ Рафаел Минасян. – Кроме того, следует признать, что в Армении мало работы, и перспективы и стиль работы различны с точки зрения психологии извне».

Нашедшая прибежище в Армянской католической церкви 56-летняя Марал Налбандян беспокоится за двух своих сыновей, которые не могут адаптироваться и уговаривают мать уехать в Европу. Они молоды – 21 и 15 лет, и никак не могут найти работу.

«Я сильная женщина, могу многое перенести, но с вопросом Европы не могу определиться, не знаю, что делать, — едва сдерживая слезы, говорит она. – Мы не знали, что здесь так страшно, иначе я бы продала дом, и мы уехали бы в Европу. Дай мне Бог сил. Иногда я сижу дома и плачу».

Небольшая группа сирийских армян нашла убежище в приходе Армянской католической церкви, который расположился на Тбилисском перекрестке – в одном из бывших советских детсадов неподалеку от Завода шампанских вин.

Одно крыло детсада отремонтировали, разделили на небольшие комнатки – 13 комнат, где за эти два года успело пожить 80 человек, каждый из которых пошел своим путем. Есть люди, которые живут там уже 2 года. Их здесь даже кормят раз в день.

Как рассказывает госпожа Марал, говорят, из Католической церкви некоторых повезут в карабахские села, но для нее это вариант неприемлемый.

«Говорят, корову дадим, еще чего-то, но я не могу ехать, я не привыкла к сельской жизни, я вообще боюсь коров и собак, — разъясняет она. – Те, кто приехали из Кесаба, Камишли, привыкшие к сельской жизни, а я не смогу там жить, землю обрабатывать».

Будущее Ани также неясно. Она говорит, что может остаться тут, но муж никак не может адаптироваться и хочет вместе с семьей уехать в Европу.

«Зарабатывают только на хлеб насущный, они не привыкли так жить, — сетует она. – Он хочет второго ребенка, но я спрашиваю, как мы его будем растить».

Share

Comments are closed.