Роль диаспоры в противостоянии в Северной Ирландии и механизмы ее вовлечения в трансформацию конфликта

Масис Маилян

Введение

Исследование роли диаспоры во время активных фаз конфликта на исторической родине и ее вклад в мирное урегулирование на примере североирландского конфликта представляет значительный интерес. Какова на самом деле роль диаспоры: является ли она силой, которая поддерживает мирный процесс, или выступает в качестве фактора, препятствующего мирному урегулированию конфликта?

Принято считать, что диаспорные группы, как правило, придерживаются более крайних взглядов и выдвигают радикальные программы. Бенедикт Андерсон ввел в оборот термин «дистанционный национализм», подчеркивающий политическую безответственность отдельных диаспорных групп, которые спекулируют на политике идентичности, не выплачивая цену за насильственные конфликты, к которым подобная политика может привести. Такие группы, полагает он, могут способствовать эскалации напряженности, повторяя устаревшие банальности, при этом прилагают меньше усилий для поиска взаимоприемлемого мирного решения80.

Известный теоретик диаспор Уильям Сафран предложил типологию, согласно которой можно отличить диаспоры от эмигрантских общин. У диаспор – члены группы или их предки переместились из определенного исходного «центра» в один или несколько «периферийных» или иностранных регионов; они сохранили коллективную память, представление или миф о своей первоначальной родине, ее физическом местонахождении, истории и достижениях; они уверены, что не стали, а возможно, и не могут стать полностью своими для «принимающего» общества, и поэтому чувствуют себя в некоторой степени отчужденными и изолированными; они считают родину своих предков своей истинной, идеальной родиной, куда они или их потомки в конечном счете, возможно, вернутся (или должны вернуться), когда позволят условия; они уверены, что должны коллективно поддерживать существование, безопасность и процветание своей первоначальной родины или способствовать ее восстановлению; они продолжают относить себя к этой родине, персонально и/или через коллективные идентичности, и этим обстоятельством в существенной степени определяются их этнокоммунальное сознание и солидарность81.

По определению Валерия Тишкова, «диаспоры новейшего времени – это мощнейшие исторические акторы, способные вызывать события самого высокого порядка (например войны, конфликты, создание или распад государств, опорное культурное производство) и влиять на них. Диаспоры – это политика и даже геополитика на протяжении всей истории, а в современный период особенно»82.

Тишков считает, что «диаспору объединяет и сохраняет нечто большее, чем культурная отличительность. Культура может исчезнуть, а диаспора – сохраниться, ибо последняя как политический проект и жизненная ситуация выполняет особую по сравнению с этничностью миссию. Это – политическая миссия служения, сопротивления, борьбы и реванша. Американские ирландцы в этнокультурном смысле уже давно не больше ирландцы, чем остальное население США, дружно празднующее День Святого Патрика. Что касается политического и другого участия, связанного с ситуацией в Ольстере, здесь они ведут себя отчетливо как ирландская диаспора»83.

На примере конфликта в Северной Ирландии можно увидеть эффективный механизм вовлечения диаспоры в мирную трансформацию и использования ее потенциала для включения в процесс урегулирования влиятельного посредника (США).

Причины возникновения зарубежной ирландской диаспоры84

Важное влияние на поведенческую парадигму современных диаспорных организаций оказали исторические причины расселения. Большие ирландские общины имеются в Шотландии и Англии, а также в Канаде, Австралии и некоторых других странах. Немало британских граждан имеют ирландские корни. Это потомки тех, кто в свое время выехал на заработки и обосновался в Британии. Многие из них ассимилировались. В период активной фазы конфликта в 1969–1994 гг. положение ирландцев в Британии было сложным. Они боялись появляться на улицах некоторых британских городов, особенно после бомбовых атак Ирландской республиканской армии (ИРА)85.

Самая крупная зарубежная ирландская община проживает в США, численность которой более чем в семь раз превышает численность населения Республики Ирландия86. Ирландцы-католики начали отправляться в США еще в начале XVIII в., спасаясь от преследования протестантских властей Великобритании. Ирландцы-пресвитериане тоже искали спасения за океаном87. В этот же период в Северную Америку, а также в Австралию и Новую Зеландию перебрались и ольстерские шотландцы-протестанты (UlsterScots/Scotch-Irish– амер.)88.

Значительный приток ирландцев произошел в XIX в.: за столетие после 1820 г. в Соединенные Штаты прибыло 5 млн человек. В 1840-е годы ирландцы составляли почти половину всех иммигрантов в США, а в 1850-е – треть. Эти цифры примечательны, если учесть, что численность населения Ирландии никогда не превышала 8,5 млн человек. На сегодняшний день, по некоторым данным, около 44 млн американцев считают себя ирландцами по происхождению89.

В период с 1845 по 1855 г. из-за неоднократных массовых неурожаев картофеля90 – основного местного продукта питания – ирландское население сократилось на треть. Более миллиона человек умерло от голода и сопутствующих ему заболеваний, а еще 1,5 млн перебрались в Соединенные Штаты. Многие ирландские иммигранты считали, что голода можно было бы избежать. «Картофельную гниль действительно ниспослал Всемогущий, – писал ирландский националист и политический ссыльный Джон Митчелл, – однако голод создали англичане». Впоследствии в основу ирландского характера в Америке легло чувство отторжения и изгнания91. Ирландский картофельный голод, или Великий голод (An Gorta Mór), меньше коснулся северной части Ирландии92,где большинство населения составлялианглийские и шотландские переселенцы.

По мнению депутата Ассамблеи Северной Ирландии от партии Шинн Фейн Пата Шихана, с тех пор как 800 лет назад в Ирландию прибыли британцы, беспорядки на острове не прекращаются93. Исторически сложные отношения между Британией и «Изумрудным островом», имевшие для ирландцев трагические последствия и ставшие одной из основных причин94 возникновения диаспоры, во многом определили поведенческое направление уехавших ирландцев и их потомков.

Из-за обид прошлого отношение диаспоры к конфликту в Северной Ирландии приняло радикальный характер. Конфликтолог Теренс Лайонс считает, что диаспоры, возникшие вследствие конфликта и политических процессов на родине, являют собой сеть, которая вынуждена действовать поверх границ посредством конфликта или репрессий, поскольку обладает специфическим набором травматических воспоминаний и сохраняет показательные символические связи с родиной95. Травматическая память, в свою очередь, выступает в качестве мобилизационного ресурса коллективной идентичности.

Поддержка конфликтующих сторон диаспорами 

Конфликтующие стороны североирландского конфликта – республиканцы и юнионисты – получали от своих диаспор несопоставимую помощь. Внешняя поддержка юнионистам была в разы меньше того финансового и политического содействия, которая была оказана республиканцам со стороны ирландской диаспоры. Этот факт объясняется малочисленностью ольстерских протестантов за рубежом: в XVIII в. около 250 тыс. ольстерских протестантов иммигрировало в Америку, но подавляющее большинство ассимилировалось и не проявляло значительного интереса к политике на бывшей родине96. Кроме того, у протестантской диаспоры связь и идентификация с сообществами своего происхождения были слабее97. С другой стороны, юнионисты, будучи сторонниками поддержания статус-кво, по мнению представителей католической общины, находились под покровительством Великобритании, поскольку в вопросе сохранения Северной Ирландии в составе Великобритании интересы юнионистов и британского правительства совпадали. Однако 15 ноября 1985 г. в Хиллсборо (Hillsborough, Северная Ирландия) было подписано Англо-ирландское соглашение, некоторые положения которого не устраивали юнионистов98. Принятием этого документа официальный Лондон дал понять, что не всегда будет поддерживать протестантскую общину99.

Тем не менее, во время конфликта юнионисты получали некоторую неформальную и неинституционализированную поддержку из «белой» Южной Африки100, Канады и США101. Лоялисты пытались осуществлять торговые сделки с оружием с различными лицами в других странах так же, как это делала ИРА102.

Мощную поддержку республиканскому движению в Северной Ирландии оказали окрепшие ирландские диаспорные организации США. Кевин Кенни отмечает, что «вначале ирландские эмигранты были в основном неквалифицированными рабочими, которые трудились за низкую плату и часто использовались в качестве запасной рабочей силы для прекращения забастовок… Ирландцы никогда не сталкивались с расизмом, сопоставимым с отношением к афроамериканцам и выходцам из Азии, которым отказывали в гражданстве или ограничивали въезд в Соединенные Штаты.

Поскольку ирландцы разговаривали по-английски и были первой группой католиков, прибывших в Соединенные Штаты в большом количестве, они быстро взяли под контроль американскую католическую церковь. Как гласило народное изречение, церковь в Соединенных Штатах «единая, святая, соборная, апостольская и ирландская». Католицизм стал важнейшей составляющей ирландского самосознания в Америке. Превращая принадлежность к католицизму в преимущество и используя политические возможности, недоступные в Ирландии, ирландцы последовательно продвигались вверх в американском обществе»103.

В США была создана плотная сеть ирландских американцев, которая стала влиятельной во власти и внутри гражданского общества, а не только в полиции и строительной отрасли. Их влияние росло в крупном бизнесе, в неправительственном и государственном секторах. У них были равные, если не более сильные, позиции в профсоюзах, и они доминировали в Демократической партии в городах. Примером такого доминирования может послужить деятельность политического общества «Таммани-холл» в Нью-Йорке104.

Ирландцы сформировали собственные политические и культурные механизмы взаимной поддержки, в число которых входили Древний орден гибернийцев (Ancient Order Of Hibernians, AOH) и Кельтская атлетическая ассоциация (GAA). «В свою очередь католическая церковь играла роль связующего звена, которое способствовало объединению и усилению американских ирландцев»105.

По мнению Ольги Смирновой из BBC, «если применять сегодняшнюю терминологию, эти эмигранты были «экономическими», но достигли они высот и в политике, и в военной области: в армии Джорджа Вашингтона было 20 генералов-ирландцев, предки самого Вашингтона также были выходцами с Изумрудного острова. Своим ирландским происхождением гордились президенты Рональд Рейган, Джон Кеннеди и Билл Клинтон»106. Барак Обама – 22-й по счету президент США, у которого обнаружились ирландские предки. Наличие ирландских корней у американских общественных и политических деятелей стало политически выгодным. Историк Джон Роберт Грин утверждает, что основная причина любви к Ирландии – это католический электорат Америки107.

Интерес ирландской диаспоры США к североирландскому конфликту носил и продолжает носить волнообразный характер и зависит от уровня напряженности между католической и протестантскими общинами в самой Северной Ирландии108. Некоторые организации ирландской диаспоры США оказывали поддержку республиканцам, которые выступают за выход Северной Ирландии из состава Великобритании и объединение с Республикой Ирландия. Часть структур занималась финансированием Ирландской республиканской армии. Денежные пожертвования из Соединенных Штатов сделали возможным расширение ИРА в 1970-е годы109.

До недавнего времени в Штатах еще жили те ирландцы, которые в прошлом веке принимали участие в войне за независимость Ирландии от Великобритании. «И они считали помощь «ребяткам из ИРА» частью своего патриотического долга. На вопрос же о том, в чем разница между боевиками «Аль-Каиды» и боевиками ИРА, они отвечали, что сходства между ними нет никакого. Ведь ирландцы себя не взрывают, да они и вовсе не боевики, а борцы за свободу Ирландии»110. В январе 2002 г. американские власти заморозили фонды пяти североирландских группировок.

«В 1970–1980-х годах скрытый интерес к конфликту в Северной Ирландии привел к формированию в США нескольких ирландских НПО, обеспечивших приток денег военизированным группам республиканцев в Северной Ирландии. Ирландский северный комитет помощи (Irish Northern Aid Committee – Noraid), образованный в 1970 г., поддерживал цели и методы военизированных республиканских групп в Северной Ирландии. С 1970 по 1991 г. Noraid официально передал в Ирландию около 3,5 млн долларов США»111. На эти деньги благотворительные организации, контролируемые Шинн Фейн, оказывали поддержку семьям заключенных республиканцев112. Хотя сумма была небольшой, сам факт поддержки сопровождался активным международным пиаром о положении республиканцев. Во время конфликта в Северной Ирландии Noraid действовал в соответствии с ожиданиями той части диаспоры, которая, по мнению некоторых исследователей, в том числе Бенедикта Андерсона, Пола Коллиера, Анке Хёффлер, была предрасположена к поддержке вооруженного насилия и политического радикализма у себя на родине113.

Диаспорные организации США оказывали республиканцам в Северной Ирландии не только финансовую помощь, но и политическую поддержку. В конфликтный период не только Noraid олицетворял американо-ирландскую общину. «Ирландская национальная группа» (Irish National Caucus – INC), группа активистов из Вашингтона, образованная в 1974 г., постоянно подвергала критике британскую государственную политику в Северной Ирландии, делая упор на нарушения прав человека британскими силами безопасности. Определенный успех деятельности INC иллюстрирует потенциал диаспоры, которая способна не только заниматься сбором средств, но и играть более значительную роль.

Древний орден гибернийцев (AOH) и Ирландская национальная группа (INC) активно интересовались политическим конфликтом в Северной Ирландии, однако подчеркнуто придерживались ненасильственных методов114. В центре их внимания была дискриминация в отношении националистической католической общины и нарушения прав человека со стороны британского правительства. На более общем уровне эти НПО осуществляли кампанию против британского присутствия в Северной Ирландии и лоббировали политическую цель ирландского объединения.

В начале 1970-х годов влиятельные американские политики ирландского происхождения, в том числе сенатор Эдвард Кеннеди и спикер Палаты представителей Конгресса Тип О’Нил, часто публично критиковали позицию британского правительства, которое не могло предложить вариантов решения проблемы, привлекательных для американских политических деятелей»115. В 1971 г. Кеннеди внес в Сенат США проект резолюции, призывающий к объединению Ирландии и немедленному выводу британских войск из Северной Ирландии. А конгрессмен (позже – губернатор) из Нью-Йорка Хью Кэри обозвал британскую армию «бандитами»116. Фергал Кокрейн и его коллеги считают, что «эти два примера показывают «политическую температуру» того времени. Хотя такие выпады не получали поддержки политических кругов США, подобные заявления, тем не менее, были важным источником политической поддержки ирландской республиканской общины в Северной Ирландии.

Ирландская национальная группа продвигала ненасильственную программу действий и делала упор на трудовую дискриминацию, которая была одной из ключевых проблем политического конфликта и предметом недовольства католической общины Северной Ирландии. В 1980-х годах INC занималась лоббированием т. н. «принципов Макбрайда»117 (MacBride Principles), которые были разработаны с целью содействия справедливому трудоустройству в Северной Ирландии и специально нацелены на американские инвестиции.

«Вопреки сопротивлению юнионистов и правительства Великобритании, «принципы Макбрайда» были утверждены в нескольких штатах США. Принятое законодательство требовало от американских компаний их соблюдения. В 1989 г. британское правительство приняло собственный новый закон, Акт о справедливой занятости в Северной Ирландии, и создало Комиссию по вопросам справедливой занятости для преодоления трудовой дискриминации в Северной Ирландии»118. В 1992 г. во время своей президентской кампании Билл Клинтон также заявил о поддержке «принципов Макбрайда».

Роль американской ирландской диаспоры в вовлечении США в разрешение североирландского конфликта в качестве посредника 

Вовлечение администрации США в североирландское урегулирование в качестве посредника стало ключевым моментом в трансформации конфликта. В этом процессе важную роль сыграли ирландские диаспорные структуры и проирландское лобби США.

Так или иначе, импульс появившейся возможности мирной трансформации конфликта исходил из Белфаста. К 1994 г. республиканцы и юнионисты объявили о прекращении огня. К этому времени стороны потеряли более 3 500 человек. Британская армия пришла к выводу, что ей не удастся разгромить вооруженные группы. Понимание того, что силовыми методами добиться объединения Ирландии невозможно, пришло к ИРА чуть раньше. Конфликтующие стороны вместе оказались, по определению Уильяма Зартмана, в «травмирующем тупике»119 и созрели для ведения переговоров.

Основатель и лидер Социал-демократической и лейбористской партии (SDLP) Джон Хьюм поймал момент и начал переговоры со всеми партиями и группировками, представляющими обе стороны120. Когда выяснилось, что из-за позиции юнионистов невозможно найти решение внутри Северной Ирландии, было решено вовлечь в переговорный процесс внешних игроков, в частности, Великобританию и ЕС. Однако самым важным внешним спонсором стали США.

Джон Хьюм, будучи с 1979 по 2004 г. членом Европейского парламента, проводил активную работу по вовлечению Европейского сообщества в урегулирование конфликта в Северной Ирландии. Он установил хорошие отношения с рядом лидеров европейских стран и социалистических партий. При поддержке коллег-депутатов Европарламента в марте 1982 г. ему удалось добиться назначения Нильса Хогерупа докладчиком Европарламента по Северной Ирландии121. Назначение докладчика и обсуждение в Европарламенте проблемы Северной Ирландии вызвало гневную реакцию премьер-министра Маргарет Тэтчер122. Это означало, что проблема Северной Ирландии не является внутренним делом Великобритании и способствовало вовлечению в североирландский процесс других внешних игроков, в частности США.

Вовлечение администрации США в североирландское урегулирование пережило несколько этапов. Еще с середины 1970-х годов у Джона Хьюма сложились доверительные отношения с американскими политиками ирландского происхождения, и он обладал влиянием среди них. «Хьюм вместе с послом Ирландии в Вашингтоне Шоном Донлоном убеждали американо-ирландскую элиту в важности отделения конституционного национализма, проводниками которого были партия Джона Хьюма SDLP и ирландское правительство, от воинствующего ирландского республиканизма Шинн Фейн и ИРА»123.

Хьюму и Донлону удалось убедить американских политиков, что, поддерживая реально достижимые реформистские цели и сокращая поддержку республиканцев в Северной Ирландии, ирландская Америка получит больше шансов изменить британскую политику. Эту стратегию поддержала умеренная НПО «Друзья Ирландии», имеющая широкую сетевую структуру. Так была установлена взаимосвязь между конституционным национализмом в Ирландии, политической элитой в Вашингтоне и британской политикой в Северной Ирландии.

Определенную роль по изменению стратегии ирландской диаспоры США сыграло правительство Республики Ирландия. Ирландские власти проводили регулярные встречи с активными представителями диаспоры. Кроме того, ежегодно в День св. Патрика в США направлялись ирландские министры для проведения соответствующей работы с диаспорными группами124.

«Такие диаспорные сети, как «Друзья Ирландии», были важным элементом в политической эволюции в Северной Ирландии и последующих реформах, приведших к заключению Англо-ирландского соглашения 1985 г. Благодаря тесному сотрудничеству SDLP и ирландского правительства «Друзья Ирландии» сыграли важную роль в достижении Англо-ирландского соглашения»125. Надо отметить, что у правительств подписавших стран были веские причины для достижения соглашения126.

Давление и влияние, оказанное американскими политиками ирландского происхождения, на определенных этапах способствовали принятию этого договора127. «В день подписания соглашения президент Рональд Рейган и спикер Палаты представителей Конгресса США Тип О’Нил созвали пресс-конференцию в Овальном кабинете Белого дома. Они поддержали инициативу подписания договора между Ирландией и Великобританией и обещали оказать финансовую помощь новому «Международному фонду для Ирландии» (МФИ)128. Этот шаг продемонстрировал центральную роль ирландской диаспоры, а последующая работа фонда как экономического посредника приносила «мирные дивиденды» в ходе переговорного процесса 1990-х годов.

Ирландская лоббистская деятельность в США вышла на принципиально новый уровень, а администрация достаточно щедро финансировала работу МФИ129. По мнению генерального консула Ирландии в Нью-Йорке Найала Берджесса, «в середине 80-х годов что-то случилось с вовлечением США в Ирландию. Это изменение в мышлении элиты ирландской диаспоры непосредственно привело к следующему этапу вовлеченности Штатов в мирный процесс в Северной Ирландии»130.

В 1990-х годах значительную роль в политическом процессе в Северной Ирландии сыграла диаспорная структура «Американцы за новую повестку для Ирландии» (Americans for a New Irish Agenda, ANIA). Эта организация, созданная в 1992 г., проводила работу с Биллом Клинтоном, информируя его о политической ситуации в Северной Ирландии до избрания президентом США.

«ANIA была коалицией влиятельных американцев ирландского происхождения, в которую входили журналисты, юристы, профсоюзные лидеры и владельцы корпораций. Эта мощная и хорошо финансируемая структура стала выразителем мнения американских ирландцев. ANIA проводила линию конституционного национализма, выступала за отказ Вашингтона от традиционной политики непричастности и была готова привлечь к процессу умеренных лоялистов. Новая структура больше внимания уделяла процессу, нежели результату. Клинтону были представлены практические политические шаги, а не платформа, которая могла бы привести в замешательство правительство Великобритании»131.

Адриан Гелке отмечает, что ANIA отошла от традиционных требований диаспоры по объединению Ирландии и актуализировала необходимость конфликтного урегулирования и миротворчества132. «Это уже не было тем «дистанционным национализмом», о котором предупреждал Бенедикт Андерсон, а проявлением прагматического мышления. Была поставлена цель взаимодействовать с администрацией Клинтона, а не противостоять ей.

Эта новая стратегия принесла свои дивиденды, когда ANIA помогла обеспечить принятие президентом Клинтоном решения о предоставлении 48-часовой визы лидеру Шинн Фейн Джерри Адамсу для участия в конференции по Северной Ирландии в США»133. Это произошло до того, как ИРА заявила о прекращении огня134 (август 1994 г.), шло вразрез с рекомендациями Государственного департамента, Министерства юстиции и ЦРУ, а также вызвало негативную реакцию британского правительства. «Ирландская диаспора США сыграла важнейшую роль в налаживании контактов между сторонниками воинствующего ирландского республиканизма и администрацией Билла Клинтона. Без этого канала связи ход мирного процесса в Северной Ирландии был бы достаточно проблематичным»135. Уильям Хейзлтон считает, что ANIA сыграла ключевую роль в привлечении США к североирландскому мирному процессу в 1990-х годах. «Заслуга в привлечении внимания Клинтона к Северной Ирландии и обеспечении его последующего участия принадлежит ряду лиц, в том числе издателю «Ирландского голоса» Найалу О’Дауду, бывшему конгрессмену Брюсу Моррисону, руководителям компаний Чаку Фини и Уильяму Флинну, профсоюзному боссу Джо Джеймисону, которые представляют собой новое поколение американо-ирландских политических брокеров»136.

Новое поколение было намного ближе к ИРА, что сделало коалицию ANIA более интересной для администрации США. Еще более важную роль люди из новой структуры сыграли в изменении позиций ИРА. По мнению Клема Маккартни, это было одним из основных факторов, которые привели к прекращению огня и последовавшим переговорам. Эти люди сумели повлиять на образ мысли ИРА, т. к. до тех пор они поддерживали ее цели и пользовались доверием ИРА, которая верила, что они действуют в ее интересах. После изменения позиции ИРА коалиция смогла донести эту информацию до Белого дома137.

Чак Фини, крупный бизнесмен и учредитель благотворительного фонда «Атлантическая филантропия» (The Atlantic Philanthropies), при содействии группы американских бизнесменов ирландского происхождения поддерживал связи с вооруженными ирландскими группировками в Северной Ирландии. Кроме того, Чак Фини контактировал с Государственным департаментом США. Этот канал неформальной связи и позитивного влияния на процессы в Северной Ирландии просуществовал до назначения сенатора Джорджа Митчелла специальным советником президента и госсекретаря США по Ирландии (1995)138. После учреждения посреднической миссии Митчелла необходимость в неформальной работе отпала. Сенатор Митчелл был сторонником вовлечения в переговорный процесс большего числа акторов при условии соблюдения последних выработанных им принципов.

Таким образом, тип вмешательства в процессы на родине, осуществляемого диаспорами, иногда приближается к характеру деятельности миротворческих организаций. «Диаспорные структуры могут демонстрировать положительный потенциал. Позитивная роль диаспоры зачастую игнорируется теми, кто видит в ней деструктивное начало. Ирландцы США активно стремились к взаимодействию со сторонниками воинствующего ирландского республиканизма, пытаясь убедить последних принять мирную демократическую программу. Этого удалось добиться путем прямого политического диалога с Шинн Фейн и создания канала коммуникации между ирландскими республиканцами и администрацией Клинтона, что сыграло важную роль в хореографии мирного процесса в 1990-х годах»139.

Впоследствии Билл Клинтон придал проблеме Северной Ирландии приоритетную роль во внешней политике США, принимал личное участие в многосторонних переговорах, приведших в апреле 1998 г. к заключению Белфастского соглашения, также известного как «Соглашение Страстной пятницы» (Good Friday Agreement или Belfast Agreement)140. Тем самым Клинтон выполнил свое предвыборное обещание, данное ирландской диаспоре в апреле 1992 г. в Нью-Йорке во время праймериз141.

Вовлечение организаций диаспоры в трансформацию конфликта. Внутренняя работа с обеими общинами в Северной Ирландии 

Некоторые организации способствовали расширению североирландского конфликта, а другая часть диаспоры внесла большой вклад в миротворчество.

В целом до 1990-х годов население Северной Ирландии негативно воспринимало роль диаспоры. Однако после того как диаспора изменила тактику и решила добиваться цели ненасильственными методами, отношение к ней улучшилось142.

«Как правило, финансовой поддержке, которую оказывают диаспоры ненасильственным устремлениям, уделяется мало внимания. В случае с Северной Ирландией американские доллары, пожертвованные на мир, в разы превышают суммы, переданные на насильственные цели. «Международный фонд для Ирландии» (МФИ), созданный правительствами Великобритании и Ирландии на волне Англо- ирландского соглашения 1985 г., получил значительное финансирование со стороны США и других государств с многочисленным ирландским населением. МФИ сконцентрировал свое внимание на межобщинном развитии и проектах по примирению в обеих частях Ирландии. Поощрялись инициативы по продвижению трансграничного сотрудничества»143. С момента своего учреждения фонд осуществил 5 800 проектов, потратив на их реализацию около 890 млн евро144.

По мнению Фергала Кокрейна и его коллег, «это уничижает финансовую мощь Noraid и других радикальных американо-ирландских групп. Это было результатом работы тех диаспорных групп, которые лоббировали администрацию США, убеждая ее содействовать экономическому развитию «дивидендов мира» в Северной Ирландии»145.

Значительную финансовую поддержку миротворческим проектам в Северной Ирландии оказал уже упомянутый благотворительный фонд «Атлантическая филантропия»146. Его создатель, Чак Фини, принадлежал к новой волне американо-ирландских лоббистов, которые содействовали вовлечению США в процесс мирного урегулирования конфликта.

Фонд помогал девяти ирландским университетам, поддерживал альтернативную систему образования в Северной Ирландии (школы, где вместе учатся дети из католических и протестантских семей), решал проблемы бывших политзаключенных (трудоустройство, политическое образование и повышение квалификации), финансировал проекты неправительственного сектора, в том числе по защите прав человека, и поддерживал неформальные дипломатические связи. «Атлантическая филантропия» финансировала поездки политиков в бывшие конфликтные зоны и занималась повышением уровня политического образования местных политических деятелей147. Поддерживались проекты по обучению лиц, которые несли общественное дежурство в разделенных кварталах Белфаста и других районах. Среди активистов было много уголовных элементов, которые во время дежурств совершали насильственные действия. Возникла необходимость их вовлечения в образовательные программы. По мнению Пола Мюррея, людям, вовлеченным в насилие, надо предложить альтернативу148. В 2004-2013 годах только по программе «Примирение и права человека» фондом «Атлантическая филантропия» для Северной Ирландии было выделено грантов на сумму более 15 млн долларов США149.

«Поведение корпоративной ирландской Америки доказало, что финансовый капитал диаспоры возможно использовать для установления мира, а не в качестве «топлива» для насилия»150.

Выводы 

Исследование роли диаспоры в противостоянии в Северной Ирландии и механизмов ее вовлечения в трансформацию конфликта показывает, что:

  • диаспоры, будучи мощнейшими акторами современности, способны как поддерживать мирный процесс на исторической родине, так и выступать в качестве препятствующего фактора. Североирландский конфликт иллюстрирует отрицательный и положительный потенциал диаспоры, который может быть использован ею в целях воздействия на миротворческий процесс;
  • важное влияние на поведенческую парадигму современных диаспорных организаций имеют исторические причины расселения. Исторически сложные отношения между Британией и Ирландией стали основной причиной возникновения ирландской диаспоры, что во многом определило поведенческое направление уехавших ирландцев и их потомков;
  • как правило, диаспора всегда занимает более жесткую позицию, чем конфликтующее общество. Обиды прошлого радикализируют отношение диаспоры к конфликту на родине, а травматическая память выступает в качестве мобилизационного ресурса коллективной идентичности;
  • диаспорные организации способны оказывать не только финансовую помощь, но и мощную политическую поддержку;
  • диаспоры не являются статическими сообществами, могут проявлять гибкость и адекватно реагировать на новую ситуацию;
  • аргументированная позиция политиков из Ирландии способствовала изменению подходов и стратегии американской диаспоры по отношению к конфликту в Северной Ирландии. Новая стратегия создала возможности для вовлечения США в мирный процесс;
  • вовлечение администрации США в североирландское урегулирование в качестве посредника стало ключевым моментом в трансформации конфликта. В этом процессе важную роль сыграли ирландские диаспорные структуры и проирландское лобби США;
  • ирландцы США активно стремились к взаимодействию со сторонниками воинствующего ирландского республиканизма с целью убедить последних принять мирную демократическую повестку. Инклюзивный подход сыграл важную роль в хореографии мирного процесса в 1990-х годах;
  • ирландская диаспора США сыграла важнейшую роль в налаживании контактов между сторонниками воинствующего ирландского республиканизма и администрацией Билла Клинтона. Без этого канала связи ход мирного процесса в Северной Ирландии был бы достаточно проблематичным;
  • до 1990-х годов население Северной Ирландии негативно воспринимало роль диаспоры. Однако когда диаспора изменила тактику и решила добиваться цели ненасильственными методами, отношение к диаспоре улучшилось;
  • диаспоры способны оказывать на процессы, происходящие на родине, вмешательство, сходное по характеру с деятельностью миротворческих организаций;
  • в случае с Северной Ирландией суммы американских долларов, пожертвованных на мир, в разы превышают суммы, переданные на насильственные цели;
  • в североирландском конфликте представители американской ирландской диаспоры нашли механизм работы в обеих конфликтующих общинах;
  • поведение новой ирландской бизнес-элиты Америки доказало, что финансовый капитал диаспоры возможно использовать для установления мира, а не в качестве «топлива» для насилия.

 

————————————————————————

80  B. Anderson, The New World Disorder, New Left Review (1992) 193, p. 13.

81  W. Safran, Diasporas in Modern Societies: Myths of Homeland and Return. ReviewDiaspora,ed. by KachigTololyan, no. 1, pp. 83-99.

82  Валерий Тишков, Механизм и динамика диаспоры. URL:

 http://valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/lekcii2/lekcii/n44_mehaniz.html

83  Там же.

84  Под названием «ирландская диаспора» прежде всего понимается ирландская община США. Американская ирландская община, будучи самой многочисленной и влиятельной группой, сыграла одну из ключевых ролей в трансформации конфликта в Северной Ирландии. Механизм вовлечения ирландской диаспоры в мирное урегулирование является предметом данного исследования.

85  Интервью автора с бывшим министром иностранных дел Ирландии Дермотом Ахерном (Dermot Ahern), 24 июня 2013 г. (Дублин).

86  US Department of Commerce, US Census Bureau. URL:

 http://www.census.gov/newsroom/releases/archives/facts_for_features_special_editions/cb12-ff03.html

87 США — Ирландия: наследие и споры. URL:  http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_1870000/1870613.stm

88  Онлайн-интервью автора с независимым консультантом по конфликтам и проблемам общин из Северной Ирландии Клемом Маккартни (Clem McCartney), 10 ноября 2013 г.

89  И. Титова. Зачем американским президентам ирландские корни. URL:

 http://www.mn.ru/world/20110427/301461117.html

90 Неурожайными были 1845, 1846, 1847 и 1848 годы (из интервью с Клемом Маккартни).

91  K. Kenny, Irish Immigrants in the United States. URL: http://photos.state.gov/libraries/amgov/30145/publications-english/EJ-immigrants-mainstream-0208.pdf

92  Интервью автора с Робом Фэрмайклом (Rob Fairmichael) из Форума религиозных сообществ

(Community Faiths’ Forum), 22 июня 2013 г. (Белфаст).

93  Интервью автора с Патом Шиханом (Pat Sheehan), 25 июня 2013 г. (Стормонт, Белфаст).

94  Непосредственной причиной был голод, однако Ирландия и без него была перенаселенной страной бедных крестьян, и в таких случаях представители крестьянских сообществ эмигрируют (из интервью с Клемом Маккартни).

95  T. Lyons, Diasporas and Transnational Politics in Ethiopia, in Diasporas Armed Conflicts and Peace-building in Their Homeland, Uppsala University, Department of Peace and Conflict Research Report No. 79, 2007, p. 32.См. также: http://www.gvpt.umd.edu/davenport/dcawcp/paper/mar0304.pdf

96  A.J. Wilson, The Billy Boys Meet Slick Willy: The Ulster Unionist Party and the American Dimension to

the Northern Ireland Peace Process, 1994–9, Irish Studies in International Affairs, Vol. 11 (2000), pp. 121–136.

97 Интервью с Клемом Маккартни.

98  В 1985 г. Маргарет Тэтчер, несмотря на напряженную ситуацию в регионе, подписала Англо-ирландское соглашение, по условиям которого британское правительство впервые в истории предоставило Республике Ирландия консультационные функции в управлении Северной Ирландией. Подписанное соглашение вызвало резкую критику со стороны юнионистов, представлявших преимущественно интересы протестантского населения и выступавших за сохранение Ольстера в составе Великобритании и против вмешательства Ирландии в дела Северной Ирландии. По мнению Клема Маккартни, Соглашение 1985 г. не понравилось и республиканцам, так как показало, что они не получили поддержки со стороны ирландского правительства.

99  Интервью автора с журналистом и писателем Дегланом де Бредун (Deaglán de Bréadún), 24 июня 2013 г. (Дублин).

100   M. O’Doherty, Piece by Peace, Belfast Telegraph, 11 June 2013.

101  Интервью автора с Клэр Хакет (Clair Hackett), 27 июня 2013 г. (Белфаст).

102  Интервью с Клемом Маккартни.

103  K. Kenny, Irish Immigrants in the United States. URL: http://iipdigital.usembassy.gov/st/english/publication/2008/03/20080307131416ebyessedo0.6800043.html

104  Интервью с Клемом Маккартни.

105   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, Home Thoughts from Abroad: Diasporas and Peace-Building in Northern Ireland and Sri Lanka, Studies in Conflict & Terrorism,  Vol. 32, Issue 8, 2009, pp. 688.

106  США — Ирландия: наследие и споры. URL:

 http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_1870000/1870613.stm

107  T. Geoghegan, Why are US presidents so keen to be Irish? URL:  http://www.bbc.co.uk/news/world-us-canada-13166265

108  Интервью автора с Клэр Хакет (Clair Hackett), 27 июня 2013 г. (Белфаст).

109  Ирландия – Колумбия – далее везде?. URL:

 http://news.bbc.co.uk/hi/russian/uk/newsid_1492000/1492885.stm

110  США — Ирландия: наследие и споры.

111   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, p. 689.

112  A. Guelke, Northern Ireland: International and North/South Issues, in Ireland and the Politics of Change, ed. by W. Crotty and D. Schmitt. London: Longman, 1998, p. 203.

113      Paul Collier and Anke Hoeffler, Greed and Grievance in Civil War, Oxford Economic Papers 56(4) (2004), pp. 563–595.

114      INC обвиняли в тесной связи с ИРА, несмотря на то, что эта организация скорее осуществляла дипломатическую деятельность (из интервью с Клемом Маккартни).

115       F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, p. 692.

116      Richard Finnegan, Irish American Relations, in Ireland on the World Stage, ed. by W. Crotty and D. Schmitt, London: Pearson, 2002, p. 99.

117      Шон Макбрайд (Seán MacBride), ирландский политический и общественный деятель, юрист-международник. Организатор (1946 г.) и лидер Республиканской партии Ирландии. В 1948-1951 гг. – министр иностранных дел. В 1974-1976 гг. – комиссар ООН по Намибии. Лауреат Нобелевской премии Мира (1974 г.).

118  A. Guelke, p. 204.

119  W. Zartman, Negotiating Internal Conflict: Incentives and Intractability, International Negotiation Vol. 6, No. 3 (March 2001),p.298.

120  Интервью автора с единомышленниками и коллегами Джона Хьюма Шоном Фарреном (Sean Farren) и Денисом Хоги (Denis Haughey), 27 июня 2013 г. (Белфаст).

121  European Parliament Working Documents, Report drawn up on behalf of the Political Affairs Committee on the situation in Northern Ireland, Rapporteur: Mr N. J. Haagerup, Document 1-1526/83, 19 March 1984.

122  Интервью автора с Шоном Фарреном (Sean Farren) и Денисом Хоги (Denis Haughey).

123  R. J. Briand, Bush, Clinton, Irish America and the Irish Peace Process, Political Quarterly 73(4)

(April–June, 2002), p. 174.

124  Интервью автора с бывшим премьер-министром Ирландии Берти Ахерном (Bertie Ahern), 24 июня

2013 г. (Дублин).

125   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain , p. 692.

126  Интервью с Клемом Маккартни.

127  A. J. Wilson, The Congressional Friends of Ireland and the Anglo-Irish Agreement», ch. 9, in Irish-America and the Ulster Conflict 1968–1995 (1995), URL: http://cain.ulst.ac.uk/events/aia/wilson95.htm#chap9

128   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain , p. 692.

129  По мнению Клема Маккартни, вероятно, наиболее существенным фактором в повышении уровня лоббистской деятельности стала способность лоббистских групп донести до администрации США идею о том, что им удалось убедить боевиков, в результате чего появилась возможность призвать их к прекращению огня, и этого можно легко добиться, если бы администрация каким-то образом могла поощрить этих боевиков. Им удалось добиться успеха благодаря участию новых людей, находившихся в дружественных отношениях с ирландскими республиканцами. Это показывает, что наибольшего влияния лоббистские группы могут добиться тогда, когда их интересы совпадают с интересами

лоббируемогоправительства.

http://www.tandfonline.com/action/doSearch?action=runSearch&type=advanced&searchType=journal&result=true&prevSearch=%2Bauthorsfield%3A(Cochrane%2C+Feargal) 130 F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, p. 692-3.

131  Там же.

132  A. Guelke, p. 136.

133   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, p. 694.

134  После объявления ИРА о прекращении огня в марте 1995 г. Клинтон предоставил Джерри Адамсу еще одну визу для участия в торжествах в США в День св. Патрика и проведения мероприятий по сбору средств для Шинн Фейн.

135   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain

136  W. Hazleton, Encouragement from the Sidelines: Clinton’s Role in the Good Friday Agreement, Irish Studies in International Affairs 11 (2000), p. 104.

137  Интервью с Клемом Маккартни.

138  Интервью автора с Полом Мюрреем (Paul Murray) из фонда ”The Atlantic Philanthropies”, 26 июня 2013 г. (Белфаст).

139   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain

140  G. Mitchell, Making Peace, London: Heinemann, 1999, p. 178.

141  C. O’Clery, Clinton’s journey to Lower Falls began with pledge in New York,

The Irish Times, 27 November 1995.

142ИнтервьюавторасПоломМюрреем (Paul Murray), 26 июня 2013 г. (Белфаст).

143   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, p. 689.

144  Официальный сайт IFI. URL:  http://www.internationalfundforireland.com/about-the-fund

145   F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, p.689.

146  Официальный сайт Фонда «Атлантическая филантропия»,

 http://www.atlanticphilanthropies.org/region/northern-ireland

147  Интервью автора с Робом Фэрмайклом (Rob Fairmichael), 22 июня 2013 г. (Белфаст).

148  Интервью автора с Полом Мюрреем (Paul Murray), 26 июня 2013 г. (Белфаст).

149  Официальный сайт Фонда «Атлантическая филантропия». URL:

 http://www.atlanticphilanthropies.org/programme/reconciliation-human-rightshttp://www.tandfonline.com/action/doSearch?action=runSearch&type=advanced&searchType=journal&result=true&prevSearch=%2Bauthorsfield%3A(Cochrane%2C+Feargal)

150 F. Cochrane, B. Baser &  A. Swain, p.689.

Share

Comments are closed.