Эзоп и карабахское урегулирование

GeghamГегам БАГДАСАРЯН
Редактор журнала «Аналитикон»
Степанакерт

Хозяин античного иносказателя Эзопа – философ Ксанф – однажды, напившись вдоволь вина, заключает крупное пари со своими учениками на то, что выпьет море. Проснувшись поутру, понимает, какую роковую ошибку он совершил. Как всегда, выход из безвыходной ситуации подсказывает Эзоп. Ксанф с высоко поднятой головой подходит к подсмеивающимся у моря ученикам и, уточнив условия вчерашнего пари, требует заблаговременно отключить от моря все питающие его воды и реки, чтобы он мог выпить только море, как договаривались. Естественно, это невозможно было сделать, и Ксанф выиграл.

Так же, как море является в природе целостным организмом со всем своим многообразием, так и конфликт являет собой целостный комплекс в политике.

Ксанфы наших дней также могут после пары рюмок тутовки поспорить, скажем, с сопредседателями Минской группы ОБСЕ, что могут за полчаса решить карабахскую проблему, а потом, по совету сегодняшних эзопов, потребовать отсоединить от карабахской проблемы интересы всех региональных государств, тех же сопредседательствующих стран, то бишь интересы мировых силовых центров, и только после этого дать им полчаса. Можно, конечно, еще потребовать, чтобы были удалены и интересы властей конфликтующих стран, оказавшихся вне общественного контроля, и интересы обслуживающих их монополистов-олигархов, после чего решение проблемы, как говорится, станет делом техники.

Но все прекрасно понимают, что это просто невозможно. Карабахский конфликт – это конгломерат различных взаимоисключающих интересов, которые невозможно разграничить. Данные разноречивые и разномастные интересы так сплелись друг с другом в гордиев узел, что как минимум нечестно оправдываться, будто мы только посредники, а конфликт должны решать сами конфликтующие стороны. Так же нечестно превращать посредников в козлов отпущения, утверждая, что они необъективны и не решают проблему, хотя могли бы. И надо быть просто дураком (или иметь привычку считать за дураков других), чтобы утверждать, будто власти готовы к примирению и миру, а вот общества пока не готовы. В этом гордиевом узле каждый имеет свои интересы, и только простой люд, рядовые граждане оказались запутанными в узле.

На деле за сегодняшнюю ситуацию ответственны все, и ни у кого нет оснований принимать невинный вид. Безусловно, степени ответственности не могут быть одинаковыми, но одно очевидно – только совместными усилиями можно развязать этот узел, а для того, чтобы развязать, необходима совместная мотивация. Для совместной мотивации необходима общая цивилизационная платформа. А для формирования такой площадки нужны общие правила.

Между тем, сейчас все обстоит в точности да наоборот. Сегодняшние реалии состоят в том, что к и без того сложным отношениям двух конфликтующих народов посредники прибавили свои не менее сложные проблемы, пытаясь использовать региональные проблемы для продвижения собственных интересов. Не случайно во время войны в Карабахе бытовала такая шутка. На вопрос, когда закончится война, отвечали – когда помирятся посредники.

К уже имеющимся многопластовым проблемам иногда добавляют новые трудности неправительственные миротворческие организации. Существующая порой между ними нездоровая конкуренция, отсутствие координации и совмещения миротворческих инициатив, а также общей цели и коллективной ответственности еще более усугубляют ситуацию. Так же, как и в официальной дипломатии, здесь порой не ставят разницу в местных партнерах. Иллюзия, что сотрудничество с правительственными «неправительственными организациями» (ГОНГО) может способствовать обретению рычагов влияния на власть, выглядит так же курьезно, как и сотрудничество с недемократическими властями во имя демократии. В обоих случаях это порой происходит не как наивное заблуждение, а как абсолютно осмысленное и взаимовыгодное «сотрудничество».

Как в Track 1 (официальная дипломатия), так и в Track 2 (народная дипломатия) нет общих правил. Европейские структуры здесь проявляют, если можно так выразиться, беспринципную принципиальность, то есть, порой там, где нужно по-новому взглянуть на реалии, они продолжают цепляться за изношенные и пахнущие нафталином стереотипы и штампы, а порой забывают о традиционных и ценностных подходах там, где нужно их соблюдать. В частности, Старая Синьора упорно не желает выработать скоординированный подход к новонезависимым молодым государствам и продолжает уподобляться ученому из известного анекдота, отрицающему существование Снежного человека. Помните – Йети (Снежный человек) однажды находит в горах старого профессора, берет его за шиворот и, подняв вверх, спрашивает: «Это ты отрицаешь мое существование?» Профессор закрывает глаза и истерически визжит: «Тебя все равно нет, все равно нет…»

Правительственное (межправительственное) и неправительственное миротворческое посредничество порой осуществляется в невероятных условиях, без принципиальной и однозначной оценки ситуации и поведения конфликтующих сторон, превращаясь в миротворчество ради миротворчества. В частности, ни на одной площадке миротворческого посредничества не дается четкой оценки милитаристским, арменофобским и просто антигуманным, откровенно расистским заявлениям и действиям властей Азербайджана. Более того, Азербайджан председательствует в Комитете министров Совета Европы, ни на йоту не изменив своей риторики и, наоборот, ужесточив свой стиль поведения.

Сам по себе тот факт, что можно при таком унижении европейских ценностей руководить столь серьезной европейской структурой, говорит о многом. Хуже всего то, что все как бы смирились с подобным имиджем Азербайджана и пытаются прикрыть его как срам, даже оправдывая его. Более того, кое-кто считает, что терпимость и благосклонное отношение к данному явлению может смягчить его. Между тем, давняя и не очень давняя история человечества напоминает, что именно терпимость в отношении агрессивных претензий разнуздывает агрессию и приводит человечество к тяжким последствиям.

Еще одним ярким примером было то, что ради ожидавшегося подписания соглашения об Ассоциации Армении с ЕС грехи руководства Армении рассматривались сквозь пальцы, очередные сфальсифицированные выборы были сочтены шагом вперед, а сотрудничество с криминально-олигархической властью продолжалось в прежнем русле. Сотрудничество с подобной властью не только стало предметом насмешек в среде армянской общественности, но и дискредитировало европейские структуры, ценности и миротворческое посредничество. Между тем, и тут было немало тех, кто скрывал и оправдывал – что внутри, что извне.

А главным оправданием было то самое наивное заблуждение, что причиной всему является неурегулированный конфликт. Это, пожалуй, самое большое заблуждение, потому что причинно-следственные связи перевернуты с ног на голову. Не неурегулированный конфликт  является причиной наличия антидемократических властей, а власти становятся главными виновниками затягивания конфликта и торможения всякого прогресса. Самым большим упущением посреднических усилий и миротворчества является то, что они не были увязаны с реальной демократизацией конфликтующих стран. Авторитарные режимы исключали любой диалог собственно в обществе, в результате чего диалог между народами превратился в «диалог монологов».

Еще одна серьезная проблема – отсутствие конструктивной и последовательной связи между Track 1 и Track 2. Это сообщается с еще одной, более серьезной проблемой. В процессе урегулирования, особенно в последние годы, наблюдается творческий кризис, не звучат новые предложения и инициативы. Посредники и конфликтующие стороны продолжают переговоры вокруг так называемых «мадридских принципов», дискуссии по которым просто бесплодны. Ничего нового и интересного за весь этот период. Говоря на современном языке – никакой креативности. Официальный процесс урегулирования нуждается в творческом порыве, нестандартности и остроумии. Это в той или иной степени было в неофициальной дипломатии, но не было использовано официальной.

Гораздо более серьезной проблемой является фактор России. Как непосредственный правонаследник СССР эта страна имеет колоссальные конслолидирующе-стабилизирующе-конструктивные ресурсы на постсоветском пространстве, носителями которых являются родной для многих людей русский язык, многонациональная советская культура, опыт 70-летнего общежития, давние и не очень давние связи как с властями, так и ключевыми политическими силами. Но Россия в той же степени обладает разделяющими, деструктивно-дестабилизирующими ресурсами, большими, чем другие силовые центры. К сожалению, эта страна по сей день выбирает второй ресурс, который проще реализовать, плоды которого видны быстрее и, главное, он отдает дань советской имперской ностальгии нынешней российской элиты. Россия не только не осуществляет миротворческих инициатив в регионе, но и пытается, порой топорным способом, дискредитировать такие инициативы и просто внедрить носителей российской ориентации в общественное поле, особенно, в Армении. Но рано или поздно в Москве вынуждены будут осознать, что дестабилизирующие ресурсы дают краткосрочные плоды, а стабилизирующие – вечны.

Все это создает буквально невыносимые условия для миротворчества, привнося своеобразную засуху новых идей и инициатив. Сложно себе представить, как в таких условиях порой произрастают новые идеи. Это делается буквально героическими усилиями определенных людей и организаций. А в целом, сложно не заметить, что миротворчество оказалось в глубоком кризисе, или, как говорят в Арцахе, «игра устарела». И не случайны скепсис и разочарование различных людей и организаций.

Я сам глубоко понимаю горькое разочарование этих людей, но не разделяю решение о самоотстранении из процесса. Думаю, следует до конца использовать все шансы, тем более, что в миротворческой сфере немало честных и знающих людей и организаций – как в странах конфликта, так и за их пределами. Самоотстранение означало бы сдаться печальным тенденциям и оставить сферу авантюристам. Но это только одна сторона медали. На другой стороне – интересные и полезные инициативы, которых было немало за прошедшие годы. Минская группа ОБСЕ, со всеми ее недостатками, остается одним из главных гарантов сохранения мира, и было бы несправедливо забывать о позитивном в деятельности данной структуры. В сфере неофициальной дипломатии за последние два десятилетия также было немало интересных инициатив. Данную статью я пишу для журнала, который также издается в рамках миротворческих программ, и не будь этой площадки, мы бы столкнулись с серьезными проблемами при публикации подобных статей в Арцахе.

Крайне важно и следующее обстоятельство. Осуществляемые при поддержке различных неправительственных организаций, фондов разных государств и Евросоюза проекты позволили во всех трех конфликтующих странах прогрессивным, честным и умным людям проявить себя, реализовать прогрессивные идеи, как свои, так и партнеров, и найти свое достойное место в обществе. Для подобных людей это был уникальный шанс, поскольку у них не было никаких шансов (или желания) работать в сфере государственного управления, где поощряется неукоснительное выполнение приказов и исключается творческий подход. Этот уникальный шанс в какой-то мере пресек утечку мозгов, потому что значительная часть умных, честных и знающих людей, не находя своего места в своей стране, покидают ее.

Так или иначе, мы плавно перешли к другой эзоповской басне  – «Олень и виноград». Олень, убегая от охотников, спрятался на виноградной плантации. Охотники прошли мимо, и олень, решив, что они больше его не заметят, стал щипать виноградные листья. Но один из охотников повернулся и заметил его, прицелился и ранил оленя. Почувствовав приближающуюся смерть, олень сказал себе: «Поделом мне, виноградная лоза спасла меня, а я ее уничтожил».

Основным недостатком официальной дипломатии по карабахскому урегулированию и тех же мадридских принципов является то, что они, фактически, отказываются от одной системы (функционирующей) безопасности, не предлагая соразмерную систему, или же вместо реальной и апробированной системы предлагая сомнительно-неапробированную. Отсутствие адекватной системы выглядит особенно ужасающим на фоне полного отсутствия доверия между конфликтующими сторонами и агрессивной риторики одной из сторон. Отказ в подобных условиях от функционирующей системы недопустим, пока между сторонами нет хотя бы минимального уровня доверия, и пока новая система в определенной мере еще не прикреплена к действующей.

И тут можно вспомнить еще одну басню Эзопа – «Волк и овцы». Волки хотят напасть на отару овец, но им никак не удается, потому что овец охраняют собаки. Они решили добиться своего хитростью и отправили посланников к овцам с предложением сдать собак – ведь именно по их причине возникла вражда, и если овцы сдадут собак, то между ними и волками будет мир и лад. Овцам было невдомек, что из этого выйдет, и они сдали собак. И тогда волки, набравшись еще больше сил, без труда расправились с незащищенной отарой.

В этом контексте следует напомнить об одном заблуждении. Многие зачастую путают пацифизм с миротворчеством, между тем, это далеко не одно и то же. Пацифизм, как мне кажется, это мир любой ценой и на любой срок, между тем как миротворчество направлено на цивилизованное и справедливое примирение и долговечное мирное сосуществование. Сейчас получилось так, что человек, который выступает против сдачи территорий, воспринимается как ястреб, а сторонники сдачи выглядят голубями. А что, если именно нынешняя система безопасности предотвращает войну? А что, если в нынешних условиях сдача территорий не насытит некоторые аппетиты, а возбудит их? Что, если изменившая баланс сил в свою пользу сторона приступит к полному уничтожению другой стороны? Кто в этом случае голубь, а кто ястреб, кто пацифист, а кто – миротворец?

Свобода и мир – это абсолютные ценности… вместе. Одно без другого перестает быть абсолютной ценностью.

И главное. В нынешнем кризисе миротворчества прочерчивается важная тенденция, в которой, по сути, имеют свой вклад все те, кто все эти годы работал в этом направлении. Эта позитивная тенденция стала заметна на фоне негативного, попросту бесчеловечного отношения. Оказавшийся случайно близ села Агбулаг Товузского района Азербайджана 30-летний житель соседнего села Чинари Тавушского района Армении Карен Петросян стал жертвой просто бесчеловечного отношения азербайджанских военнослужащих, которые попрали все мыслимые международные нормы. Но до прибытия солдат к заблудившемуся армянину вполне гуманно отнеслись жители Агбулага, которые даже попытались препятствовать азербайджанским военнослужащим и вырвать из их рук бедного армянина. Подобные примеры были и раньше.

По сути, миротворчество и гуманность опять находятся на пути к получению общественного спроса. В Азербайджане, НКР и Армении должны понять: чем больше этот спрос, чем  громче глас народа, тем проще заставить считаться с ним. Всем. Так было в Северной Ирландии, так набирало обороты там урегулирование конфликта. В какой-то момент там в воздухе стала парить идея мира и гуманизма, и один из политиков (политических сил) поймал ее на свою «антенну».

Аууу… Вы ничего не слышите?

Share

Comments are closed.