ПАСЕ и Карабахский конфликт: опасное вовлечение?

g_imageСергей МИНАСЯН
Доктор политических наук,
заместитель директора Института Кавказа
Ереван

В ходе осенней пленарной сессии ПАСЕ в конце сентября 2014 г. был утвержден протокол заседания Бюро ПАСЕ от 2 сентября, согласно которому принято решение о составлении доклада под названием «Эскалация напряженности в Нагорном Карабахе и других оккупированных территориях Азербайджана». Согласно регламенту ПАСЕ, на основе данного протокола поручение о подготовке доклада было направлено в Комитет по политическим вопросам.

Документ был представлен в Бюро ПАСЕ по инициативе азербайджанского представителя Э. Сулейманова и достаточно активно сотрудничающего с азербайджанской делегацией греческого депутата Д. Бокояниса. Члены армянской делегации ПАСЕ во главе с Эрмине Нагдалян выразили протест против названия доклада сразу же, как только начались обсуждения.  Позиция армянской делегации состояла в том, что даже обсуждение подобного доклада в ПАСЕ в то время, когда идут и без того очень трудные и напряженные переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ (под эгидой трех ее стран-сопредседателей – США, Франции и России), является опасным прецедентом и может лишь подорвать хрупкие усилия по достижению прогресса в конфликтном урегулировании.

Однако большинством голосов, при активном лоббинге азербайджанской делегации, в ходе сентябрьской сессии ПАСЕ данный протокол был утвержден. При этом не исключено, что свою роль сыграли не столько результаты широко известной в последнее время в практике ПАСЕ (как и ряда других европейских парламентских структур) т.н. «икорной дипломатии» Баку (т.е. фактический подкуп европейских парламентариев и чиновников азербайджанской стороной). Вполне возможно, что свою роль сыграла также вынужденная позиция Армении в отношениях с Россией и фактор армяно-российского военно-политического сотрудничества. Безусловно, указанное обстоятельство не могло не сказаться на настроениях европейских членов ПАСЕ в контексте все еще продолжающегося украинского кризиса. Докладчиком ПАСЕ по подготовке доклада по Карабаху был назначен британский парламентарий Роберт Уолтер.

Попытки азербайджанской стороны каким-то образом вывести карабахский переговорный процесс из формата Минской группы ОБСЕ не являются новостью. Тем более что Азербайджан предпринимает аналогичные усилия также и на многих других площадках – от Организации Исламская конференция до Генеральной Ассамблеи ООН. Однако также очевидно, что, как и в указанных организациях,  так и в ПАСЕ никакие подобные заявления и публичные документы по карабахскому вопросу не могут играть никакой роли в реальном процессе урегулирования конфликта. Это связано, в первую очередь, с ограниченностью ресурсов и влияния ПАСЕ, которая, несмотря на жесткую ситуацию с правами человека в том же Азербайджане, так и не смогла достичь какого-то результата. Более того, в свете продолжающегося украинского кризиса, когда кажется, что на европейском континенте становятся первоочередными приоритеты жесткой геополитики и Realpolitik, такая организация, как ПАСЕ, в задачи которой входят преимущественно вопросы прав человека, демократизации и верховенства закона и др., не вполне вписывается в роль структуры, которая каким-то образом могла бы посодействовать решению столь затянувшегося и сложного конфликта, как карабахский.

Непосредственно сразу же после утверждения доклада и Армения, и Нагорный Карабах выразили свое несогласие с принятием такого решения, обосновывая это тем, что само его название уже указывает на предвзятость и необъективность. В частности, МИД НКР заявил, что данное решение ПАСЕ содержит «недопустимые формулировки, преследует исключительно пропагандистские цели и полностью вписывается в политику Азербайджана, направленную на подрыв деятельности Минской группы ОБСЕ». «Очевидно, что указанный доклад и готовящаяся на его основе резолюция не будут иметь какого-либо политического влияния, поскольку МГ ОБСЕ — это единственный формат, признанный на международном уровне, в том числе со стороны ПАСЕ, который занимается мирным урегулированием азербайджано-карабахского конфликта».

Уже сейчас ясно, что, фактически, этот доклад, даже если он и будет подготовлен, постигнет судьба известной резолюцией ПАСЕ № 1416, принятой в 2005 г. Или же — созданного в период председательствования в ПАСЕ нынешнего главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу подкомитета по карабахскому урегулированию, который бойкотировался армянской стороной и так и не смог начать работу, и позднее был тихо распущен сразу же после отставки Чавушоглу с его тогдашнего поста.

Соответственно, подготовка доклада с таким тенденциозным и односторонним, проазербайджанским названием кроме пропагандистских целей, ни на что не повлияет, как и все аналогичные документы, принятые вне формата Минской группы ОБСЕ. В частности, карабахская сторона в лице пресс-секретаря президента НКР Давида Бабаяна уже заявила, что не допустит британского парламентария Роберт Уолтера на свою территорию, пока не будет изменено название доклада, удовлетворяющее подходы карабахской стороны.

Очевидно, что Азербайджан будет стремиться, несмотря на очевидность отсутствия практического эффекта, к любого рода попыткам вынести карабахскую проблему на иные, отличные от Минской группы ОБСЕ форматы. Помимо пропагандистского эффекта, это вряд ли скажется на жизнеспособности МГ ОБСЕ. Россия, США и Франция вряд ли когда- либо сами захотят самоустраниться от вовлечения в карабахское урегулирование, а самостоятельно отказаться от услуг трех посредников – ядерных держав и постоянных членов Совета безопасности ООН — Азербайджан не решится.

Тем более, что, несмотря на все очевидные трудности, только Минская группа остается тем самым единственным форматом, который хоть в какой-то мере демонстрирует некоторую результативность. Как минимум – сохраняя хрупкое и пусть даже часто нарушаемое перемирие, как это было, например, в ходе августовской эскалации 2014 г. на линии фронта или в ноябре 2014 г., когда азербайджанские войска сбили вертолет карабахской армии. Однако МГ ОБСЕ также не допускает сползания ситуации к полномасштабной войне с непредсказуемыми результатами. В отличие от ПАСЕ, формат Минской группы демонстрирует свою жизнеспособность не ввиду каких-то особенных организационных преимуществ ОБСЕ в отношении ПАСЕ, а ввиду личного авторитета и политической значимости непосредственно всех трех стран-сопредседателей.

Большего, а именно — какого-то существенного прорыва в переговорном процессе или достижения договоренностей о долговременном снижении напряженности на линии фронта, выработке мер доверия, даже выводе снайперов и отказа от активных разведывательно-диверсионных действий — в рамках МГ ОБСЕ достичь пока не удалось. Однако важно также другое — несмотря на усиливающийся кризис в отношениях между Россией и Западом, формат Минской группы ОБСЕ на данный момент остается чуть ли не единственным эффективным форматом их взаимодействия по вопросам мировой политики. Последовавшая за сочинской встречей в августе 2014 года встреча президентов Армении и Азербайджана на площадках саммита НАТО в Уэльсе в начале сентября 2014 г., на этот раз уже при посредничестве госсекретаря США Джона Керри, и в октябре 2014 г. при посредничестве Ф.Олланда в Париже лишь подтверждают данную геополитическую реальность.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что никаких шансов у ПАСЕ или какой-либо другой международной или региональной организации заменить или даже дополнить собой Минскую группу не имеется. Более того, продолжение деятельности в этом поле ставит еще более под угрозу авторитет самой этой организации, которая вместо деятельности в более подходящей для нее сфере, скажем, прав человека, гуманитарных вопросов, процессов демократизации в странах-членах, все больше скатывается на скользкое поле политизации вопросов, лоббинга, а иногда и прямой коррупции. Например, такой стала судьба всей ее деятельности, связанной с мониторингом прав человека в Азербайджане.

Вышесказанное абсолютно не значит, что деятельность Минской группы не должна подкрепляться миротворческими усилиями других акторов, в том числе из европейских структур. Тем более, что ситуация вдоль линии соприкосновения в Карабахе постоянно остается напряженной. Соответственно, всем искренним сторонникам сохранения мира в Карабахе особо успокаиваться не стоит. Спустя некоторое время ситуация на линии фронта может вновь обостриться, впрочем, вновь так и не приведя к новой полномасштабной войне в Карабахе, но опять подтверждая ту жестокую реальность, что перемирие, несмотря на свою устойчивость в вопросе невозобновления крупномасштабных боевых действий, тем не менее, остается очень хрупким.

Однако всем тем организациям и международным структурам, которые хотят быть вовлечены в мирное урегулирование карабахского конфликта, в том числе и ПАСЕ, нужно сохранять как минимум беспристрастность и объективность. Иначе любой такого рода формат их вовлечения будет не только бесполезным, но и – вполне возможно – также и опасным для той хрупкой стабильности на линии соприкосновения вокруг Нагорного Карабаха, которая поддерживается другими, более действенными и эффективными методами и механизмами.

 

Share

Comments are closed.