Итоги уходящего года в Южной Осетии

maria-plievaМария ПЛИЕВА
Журналист
Цхинвал 

Уходящий год в Южной Осетии не принес ничего неординарного: прошли выборы в парламент Республики, приняли закон против неправительственных организаций (в Законе именуются некоммерческими организациями), произведен ремонт главной дороги Республики — Транскам, соединяющей не только Южную Осетию с Северной, но и Южный Кавказ с Северным, была отстроена также важная дорога в отдаленный от столицы республики Ленингорский район, который с 2004 по 2008 находился наполовину под юрисдикцией Грузии. А самым «значимым» во внешней политике событием стало признание Южной Осетии Луганской Народной Республикой и Донецкой Народной Республикой.

 

Год начался тем, что в январе президент Южной Осетии Леонид Тибилов отправил в отставку правительство республики. Временно исполняющим обязанности премьер-министра назначил Доментия Кулумбегова, бывшего министра культуры, который станет потом и постоянно исполняющим обязанности премьера. В специальном заявлении Тибилов подверг критике работу кабинета министров, обвинив его в несогласованности действий и неисполнении президентских поручений. На самом деле это была просто имитация деятельности главы Республики, который верен своим предшественникам, неоднократно увольнявшим весь кабинет министров в целях как-то оправдать свою пассивную работу.

Выборы в парламент

С февраля месяца началась предвыборная гонка в парламент с участием более 15 политических партий, которые стали появляться после последних президентских выборов и росли в геометрической прогрессии. Но ЦИК республики зарегистрировал только 9 партий. Реально независимых или оппозиционных партий среди них не было, поэтому результаты выборов были достаточно предсказуемыми. Правящая партия «Единство» не прошла 7-процентный барьер, и ее место заняла точно такая же партия «Единая Осетия» с математическим правилом: «от перестановки слагаемых сумма не меняется».

Из бывших парламентских партий в парламент прошла только «Народная партия» с четырьмя мандатскими местами. В свое время «Народная партия» была действительно независимой партией, но в апреле 2009 года она была рейдерски захвачена бывшим президентом Кокойты и лидером, и членами партии стали люди, абсолютно ему преданные.

За полгода до выборов газета «XXIвек» опубликовала обращение граждан Южной Осетии к президенту с просьбой предложить парламенту ввести смешанную пропорционально-мажоритарную систему выборов депутатов парламента. «В противном случае мы не будем участвовать в предстоящих в 2014 году парламентских выборах. Нам больше не нужен Парламент, который дискредитировал себя в глазах общественности, проявил не только свою беспомощность и бесхребетность в деле растранжиривания крупных денежных средств со специального счета для оказания помощи пострадавшим в ходе августовских событий 2008 года в виде выдачи беспроцентных кредитов, но активно способствовал этому беспределу, фактически узаконив его. Нам не нужна больше такая система выборов», — говорилось в обращении. Реакции со стороны президента и парламента на это обращение не последовало.

Одной из особенностей политических партий Южной Осетии является то, что членом партии и кандидатом в депутаты могли стать любые чиновники и даже сотрудники силовых структур, в результате чего бывший созыв парламента был похож на мини-министерство обороны. Однако, 1 июля 2014 года в силу вступил закон о правительстве, согласно которому члены югоосетинского кабинета министров не могут быть членами политических объединений. После этого один из чиновников, на тот момент исполнявший обязанности министра иностранных дел Давид Санакоев, покинул ряды партии, которую он возглавлял.

В конце февраля текущего года СМИ Южной Осетии написали еще об одной скандальной истории, связанной с парламентскими партиями. В парламент Южной Осетии было направлено представление о лишении депутатской неприкосновенности Маира Санакоева, депутата парламента предпоследнего созыва и члена «Народной партии». Генпрокуратурой расследуется уголовное дело, возбужденное в июне 2012 года по факту присвоения сотрудниками комитета по Госзакупкам (руководителем которого являлся Маир Санакоев) шести миллионов рублей. В этот период ведомством руководил Санакоев. В соответствии с законом о статусе депутата, личность депутата неприкосновенна, поэтому раньше этому уголовному делу не могли дать ход.

История о том, как граждане Южной Осетии предпочли ту или иную партию, заслуживает отдельной статьи, точнее, даже драмы в трех действиях. Политические программы партий были похожи друг на друга, и люди выбирали по прежней схеме: по системе родственных или дружеских связей. К примеру, редактор газеты «Южная Осетия» писал, что в числе руководителей этих самых 15 партий обнаружил двух своих родственников и одного одноклассника. Он также задался вопросом: «Как сохранить нейтралитет в таком случае?».

Некоторые особенности нового созыва парламента таковы: как и в предыдущем парламенте, из 34 депутатов шесть – женщины. Кроме того, парламент значительно омолодился. Если раньше средний возраст слуг народа был 51 год, то сейчас он составляет 42 года. Почти все депутаты нового законодательного органа имеют высшее образование, однако среди них нет ни одного кандидата наук.

Охота на ведьм

7 мая на одобрение парламенту Южной Осетии был представлен новый законопроект о неправительственных организациях. Законопроект был разработан Министерством юстиции республики в марте этого года и предполагал ввести термин «иностранный агент» в отношении некоммерческих организаций (НКО – далее НПО), получающих гранты из-за рубежа, несмотря на то, что в Южной Осетии никто из бизнесменов не финансирует деятельность НПО. Представители неправительственного сектора заявляли о неприемлемости введения термина «иностранный агент» в их отношении. По мнению представителей гражданского сектора Южной Осетии, это наложит на них клеймо «иностранного шпиона». Они писали в СМИ, что новый закон не только подрывает их гражданскую активность, но и угрожает личной безопасности.

Общество, более двадцати лет живущее в условиях войны и пропитанное ненавистью, страхом и подозрительностью, не станет вникать в юридические тонкости. Министр юстиции объяснил эту инициативу тем, что это попытка «защитить государство от недобросовестных источников финансирования» и воспрепятствовать проникновению «нездоровых тенденций в наше общество через НПО».

Вице-спикер парламента предыдущего созыва Мира Цховребова поддержала НПО и обрушилась с резкой критикой на представленный документ. Она напомнила коллегам, что те, кто занимался шпионской деятельностью, в том числе в августе 2008 года, до сих пор не предстали перед судом или перед теми компетентными органами, которые должны были озаботиться их деятельностью.

По мнению эксперта Алана Парастаева, нелогично применять к НКО такие жесткие меры. По словам редактора газеты «XXIвек» Тимура Цхурбати, с принятием этого закона ничего не изменится, все будут работать, как раньше. «Это просто фишка, имитирующая деятельность власти, которой нужны враги. Созидать они пока не научились», – считает Цхурбати.

В середине мая парламент Южной Осетии принял все-таки новый закон о некоммерческих организациях, но не совсем точно последовал примеру российских коллег. Представителям гражданского сектора республики удалось повлиять лишь на изменение термина, определяющего их юридический статус.Они убедили законодателей заменить термин «иностранный агент» на «иностранный партнер». Они также намеревались обратиться к парламенту нового созыва с призывом обсудить это щекотливое положение. Парламент нового созыва этот вопрос еще не поднимал.

Дороги

В ноябре завершилась масштабная реконструкция Рокского тоннеля и Транскавказской магистрали, соединяющей Южную Осетию с Северной (носящей неофициальное название «дорога жизни»). Тоннель вышел из строя в августе 2008 года, когда по нему во время грузино-осетинской войны шла военная техника. Во время СССР Рокский тоннель был самым протяжённым автомобильным тоннелем. Реконструкция Рокского тоннеля и «ТрансКама» стала, пожалуй, самым важным событием года.

В этом же году была также проложена автомобильная дорога в самый отдаленный район республики – Ленингорский район. Работы по налаживанию автомобильной дороги начались в 2011 году. До 2008 года район почти полностью находился под юрисдикцией Грузии и там по сегодняшний день проживают преимущественно этнические грузины. Хорошей автомобильной дороги здесь не было даже в советское время.

Границы

В середине марта государственная газета «Южная Осетия»опубликовала постановление правительства об упрощенном порядке пересечения государственной границы Южной Осетии с Грузией. Власти Южной Осетии решили, что пришло время решать вопрос с жителями Ленингорского района республики, которые имеют статус беженца в Грузии. Если они не откажутся от этого статуса, им, как предлагают власти Южной Осетии, должно быть отказано в пропусках на пересечение грузино-осетинской границы для возвращения в Ленингор.

В Ленингорском районе у большинства этнических грузин есть и грузинские паспорта, что дает им возможность получать пособие для беженцев в Грузии. Но проблемы с пересечением границ существуют, так как некоторые этнические грузины не хотели получать югоосетинские паспорта. Раньше они пересекали границу с помощью удостоверения личности, похожего на справку «Форма номер 9». После ужесточения правил перехода границы они получили югоосетинские паспорта. На практике же границу с Грузией они пересекают с двумя паспортами: на посту, где стоят российские пограничники (так как границы Южной Осетии охраняют российские пограничники по договоренностям после 2008 года) жители Ленингорского района показывают осетинские паспорта, на грузинском посту – грузинские паспорта.

В конце октября на информационном портале «Эхо Кавказа» появилась большая статья на тему того, что для жителей Ленингора по-прежнему остается актуальной проблема получения специальных пропусков, без которых они не могут пересечь границы с Грузией. Большинство постоянно проживающих в поселке людей, по словам представителя местной администрации, уже получили документы (югоосетинские паспорта). Но многие ленингорцы жалуются, что потеряли возможность видеться с близкими. Они также говорят о том, что многие по полгода ждут этих пропусков. Такая ситуация достаточно опасна для Южной Осетии, так как она может закончиться тем, что большинство жителей района уедут на постоянное жительство в Грузию. В таком случае у грузинских властей будет лишний козырь против Южной Осетии, который они сразу же преподнесут международному сообществу как «этнические чистки», к примеру.

Небольшие итоги работы президента небольшой республики

В середине ноября президент Южной Осетии Леонид Тибилов в прямом эфире гостелерадиокомпании «Ир» отвечал на вопросы журналистов и жителей республики, подводя итоги года. Эфир длился около четырех часов и завершился за полночь. По мнению ряда журналистов, большая часть эфира была посвящена проблемам, которые должны решаться явно не на уровне президента. «Все-таки вопросы асфальтирования дорог и прокладки водопроводов – это компетенция правительства и подрядных организаций», — подчеркивают коллеги. Югоосетинский политик Роланд Келехсаев говорит, что ему, напротив, понравилась некоторая приземленность выступления президента – южные осетины уже устали от громких заявлений, на которые не скупилась предыдущая власть.

Журналисты также отмечают, до сих пор не введен в действие закон о местном самоуправлении, не осуществлен переход к смешанной пропорционально-мажоритарной системе выборов в парламент, вызывает вопросы кадровая политика, остаются проблемы с восстановлением и распределением жилья, до сих пор не удалось обеспечить бесперебойное водоснабжение Цхинвала.

И, пытаясь закончить статью на положительной ноте, отмечу одно из положительных достижений нынешнего руководства Южной Осетии. В середине апреля газета «Южная Осетия» сообщила о том, что республика будет покупать российскую электроэнергию по тем же ценам, что и Северный Кавказ. По словам председателя комитета промышленности, транспорта и энергетики Василия Дзассеева, Россия снизила цену на электричество для Южной Осетии. Впрочем, жители республики будут платить прежнюю цену – 2 рубля 64 копейки. Дело в том, что до сих пор конечный тариф и себестоимость электроэнергии на территории республики составляли более четырех рублей. Разницу приходилось покрывать из республиканского бюджета. Теперь за счет снижения цены уменьшатся дотации, а не стоимость электроэнергии для граждан Южной Осетии.

Share

Comments are closed.