События со знаком минус больше касаются внутриполитической жизни

geИнтервью с экспертом-конфликтологом Зурабом БЕНДИАНИШВИЛИ  

— Какие основные события в Грузии образца 2014 года вы можете назвать — как со знаком плюс, так и со знаком минус?

— Наверное, из положительного особо стоит отметить тенденцию к укреплению прозападного курса, еще большую интеграцию Грузии в европейскую семью. В этом году мы, наконец, подписали Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, было осуществлено несколько очень важных визитов главы государства в США, страны Евросоюза, встречи с Бараком Обамой, Жозе Баррозу и т.д. Больше положительных моментов можно отметить во внешнеполитическом курсе правительства.

Нам предстоит еще сделать самые трудные и ответственные шаги, необходимо общество, экономику, политическую систему подстроить под стандарты, которых придерживается ЕС. Очень важный фактор – безопасность страны, что зависит не только от Грузии. И в этом направлении очень важна поддержка международного сообщества.

Пока я не вижу угрозы смены курса страны, несмотря на утверждения оппозиции об обратном. Можно вспомнить, что не только Национальное движение обвинило в этом нынешние власти, но и отправленный в отставку министр обороны Ираклий Аласания, который пользуется особой популярностью не только на Западе, но и обладает самым высоким рейтингом доверия населения Грузии. Запад очень болезненно отреагировал на инцидент, который случился между Аласания, Бидзиной Иванишвили и Ираклием Гарибашвили. Конфликт развивался на личностном уровне, хотя Аласания и говорил об угрозах смены внешнеполитического курса страны. Наши западные партнеры, тем не менее, заявили, что курс Грузии не меняется, но при этом у них остаются некоторые вопросы. На протяжении всего 2014 года постоянно были рекомендации, чтобы силовые ведомства и правительство воздержались от политических гонений, и уголовные дела против бывших чиновников были бы прозрачны. К сожалению, эти опасения пока не до конца рассеялись…

Мелкие кризисы правительство сумело преодолеть, и ему удается продолжать свою работу более стабильно.

Что касается отношений Грузии с Россией и Украиной, то здесь нельзя говорить однозначно об их положительной или же отрицательной стороне. Новое правительство придерживается сдержанной политики по отношению к России, хотя особых прорывов в этом направлении нет. Россия продолжает свою наступательную политику в отношении Грузии и других стран постсоветского пространства.

Отношения Грузии с Украиной также оставляют двоякое ощущение. Украина остается экономическим и политическим партнером Грузии, но со стороны правительства и правящих политических кругов Грузии не было четких политических заявлений в поддержку и защиту интересов Украины.

После критики правительства со стороны оппозиции по украинскому вопросу, власти предприняли конкретные шаги в этом направлении. Например, заявили о готовности оказать медицинскую помощь раненым украинским военным, пригласить на отдых в Грузию детей из Украины. Но дальше этих заявлений, к сожалению, дело не сдвинулось. Можно сказать, что политический альянс Грузии и Украины против агрессии России так и не состоялся. Судя по всему, правительство Украины выражает больше доверия к правительству Саакашвили, к проведенным им реформам, что вылилось в то, что достаточно много чиновников правительства Саакашвили уже назначены на высокие посты в правительстве Украины. Это можно оценить как провал нынешних властей Грузии в грузино-украинских взаимоотношениях, что, пусть даже минимально, но отразится на отношениях между двумя странами.

События со знаком минус больше касаются внутриполитической жизни. Это, в первую очередь, взаимоотношения институтов президента и правительства, которые к концу года более или менее были урегулированы. Можно назвать и экономическую стагнацию, не осуществляются масштабные инфраструктурные проекты, как к этому раньше общество уже привыкло. Все это привело в конце года к снижению курса национальной валюты лари. Меньшая экономическая активность вызвала также и кадровые перестановки в экономическом блоке правительства. Не осуществляется обещанная массовая поддержка малого бизнеса, и обещанные программы в этом направлении пока еще очень слабы. Однако, в целом, год, тем не менее, был относительно спокойным, без особых потрясений. Хотя я воздержусь делать внешнеэкономические и внешнеполитические прогнозы, особенно — на фоне украинских событий.

— Экс-помощник госсекретаря США Мэтью Брайза заявил, что договор о союзничестве между Москвой и Сухуми является продолжением «гибридной войны» России, начатой ею в Украине. Можно ли сказать, что Москва этим договором поставила определенную точку в отношениях с Грузией?

— Международное сообщество не отреагировало должным образом на российско-грузинскую войну 2008 года, продолжало сотрудничать с Россией. Даже после аннексии Крыма западный мир не проснулся окончательно. Только процессы на востоке Украины, когда Россия начала открытую интервенцию против этой страны, стали очень сильным сигналом для ЕС и США, что вылилось в давление и введение санкций по отношению к России. В 2014 году Россия показала свое истинное лицо и бросила вызов всему миру, заявив о том, что намерена создать т.н. второй полюс.

Договор между Москвой и Сухуми был подписан через несколько дней после встречи G20, где мировые лидеры открыто указали Путину, что он здесь лишний. В ответ на это Путин в Сочи подписывает документ с Сухуми, что является абсолютно несоразмерным «ответом». Со стороны Путина это было определенным вызовом. Он показал, что чем больше будет давление на Россию, тем больше она, со своей стороны, станет давить на своих слабо защищенных соседей, таких, как Грузия и Украина. Хотя, я думаю, что если в будущем не усилится воздействие Запада на Россию, то следующими ее мишенями могут стать Молдова, Казахстан, другие страны. У Путина не осталось путей для отступления, и если он остановится, рухнет его власть. Мы все сейчас находимся на очень опасном перекрестке, и все зависит от четких действий Запада на постсоветском пространстве, а также действий властей Украины и Грузии, других стран, которых могут коснуться российские амбиции. Россия продолжает свою политику по воссозданию СССР в лице Евразийского союза, пытается усилить свое влияние военными методами.

— В этом году Грузия подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, а Армения – о вступлении в Евразийский союз. Можно ли ожидать, что 2014 год станет последним годом партнерства и сотрудничества между Тбилиси и Ереваном в прежнем формате?

— Я абсолютно это исключаю. Я считаю, что Армению насильно втянули в Евразийский союз. Существовал очень сильный шантаж со стороны России в плане ускорения подписания этого договора. Россия таким образом ответила на подписание Грузией Соглашения об ассоциации с ЕС. Другую параллель можно провести с признанием Косово и последующим признанием Россией Абхазии и Южной Осетии. То есть, это «ответные меры» России Западу. ЕАЭС ничего не дает Армении и ничем не грозит нашим экономическим отношениям, так как обе наши страны являются членами ВТО, и отношения контролируются этой международной организацией. Политический вектор Армении сегодня не так однозначно направлен в сторону России, и сегодня Ереван присматривается к Западу. Но, исходя из различных объективных и субъективных причин, Армения остается заложником существующей политической ситуации и пока не в силах поменять ее. Наверное, это должно сделать внутри страны само общество.

Конечно, сильное влияние оказывает проблема Карабаха, для начала разрешения которой необходимо сделать хотя бы маленький шаг. Необходимо отметить и ситуацию в Азербайджане, так как с каждым месяцем эта страна становится все более и более закрытой, все чаще звучат призывы к разрешению карабахской проблемы военным путем. Это очень настораживает, так как единственная страна, которой выгодна эскалация конфликта на Южном Кавказе – это Россия. Она может спровоцировать новую войну, что никому ничего хорошего не принесет, в том числе и Грузии. В этом случае наш регион, и так живущий на бочке пороха, будет отброшен на много лет назад.

— Как вы оцениваете фактор Бидзины Иванишвили, он реально является «серым кардиналом» в стране? Президент, экс-министр обороны, другие политики не раз заявляли, что Иванишвили управляет страной из-за кулис. Как долго будет сохраняться его теневое влияние?

— Я бы не называл Иванишвили «серым кардиналом». Он пришел к власти с определенными обещаниями и тогда же заявил, что оставит свой пост через какое-это время. При этом, уходя, он сказал, что не убегает от ответственности и будет следить за процессами, происходящими в стране. Мне кажется, что у Иванишвили нет реальных политических рычагов воздействия, но у него есть огромный авторитет среди представителей сегодняшних властей, которым он пользуется и вмешивается при кризисных ситуациях. Это созданные им власти, созданное им правительство. Особенно хорошо это было видно во время конфликта между Ираклием Аласания и премьер-министром, когда Иванишвили открыто вышел на политическую арену, и ему пришлось вмешаться в этот спор. Можно сказать, что он держит при себе эту ответственность и старается контролировать ситуацию, чтобы она не вышла из колеи. Насколько это хорошо или плохо – покажет время.

Беседовал Иракли ЧИХЛАДЗЕ

 

Share

Comments are closed.