Когда политическая система пребывает вне политического пространства

Гегам БАГДАСАРЯН
Главный редактор журнала «Аналитикон»
Степанакерт

То, что произошло в Бердзоре 31 января, не умещается ни в какие разумные рамки. Если б в 1988-ом, на заре Арцахского движения, взявшего начало с лозунга о воссоединении с Матерью-Арменией, кто-то попытался бы спрогнозировать такое, его точно изолировали бы в местах для людей с психическими проблемами. Но за это время, судя по всему, в арцахском обществе произошли страшные метаморфозы.

Спустя 26 лет прибывших из Армении братьев и сестер подвергли жестоким гонениям на самой границе люди, не имеющие психических проблем – по указке людей, также не имеющих подобных проблем. И что самое страшное – подобное бесчеловечное отношение было оправдано (о причинах поговорим по иному поводу) значительной частью арцахского общества. Ощущение было такое, что мы имеем дело с зомбированным сообществом. И что они слишком далеко отошли от истоков 1988 года, попутно их осквернив.

Содеянное не может иметь оправдания, и всем арцахцам волей или неволей еще долго придется отвечать за это. То, что случилось, как мне кажется, является для нас вызовом большим, чем все внешние вызовы вместе взятые. Наиболее распространенной в армянской прессе версией стало то, что все было организовано высшей властью РА – посредством карабахской власти. Но я бы сказал, что за СОДЕЯННОЕ несут ответственность исполнители – СОДЕЯВШИЕ. И не важно, по чьей указке или предложению-просьбе они это сделали. Главным ответственным адресатом является высшее руководство НКР во главе с президентом Бако Саакяном. В один прекрасный день арцахское общество потребует ответа у исполнителей, и кухня этого позора будет выведена на чистую воду.

А пока попытаемся рассмотреть случившееся в нескольких важных аспектах.

Правовой аспект: Сразу после инцидента ряд экспертов и аналитиков попытались обнаружить логику произошедшего именно в правовой сфере. Но так и осталось невыясненным, какие законы, по мнению бивших в набат о «противоправных» действиях ереванского движения «Учредительный парламент» властей, нарушили участники мирного автопробега и на каких правовых основаниях строились действия полиции. Из Степанакерта не прозвучало ни одного членораздельного заявления, что говорит о серьезнейших проблемах на пути становления правового государства. Ереванский политолог Андриас Гукасян после инцидента задался логичным вопросом: почему власти РА позволяли автопробеги на территории РА, а властям Арцаха эти действия показались опасными и были пресечены силами полиции? «РА, согласно международному праву, не может позволить использовать свою территорию для организации и осуществления действий, направленных против других государств. Если автопробег «Учредительного парламента» в Арцахе представлял собой угрозу для НКР, то власти РА обязаны были пресечь эти действия еще на территории РА».

Если добавить к этому то обстоятельство, что власти НКР по всякому поводу утверждают, что два армянских государства пребывают в едином правовом пространстве, то абсурд становится абсолютным.

По мнению депутата НС РА Никола Пашиняна, проблемы следовало обсуждать не в режиме просьб или требований, а закона и законности. «Во-первых, необходимо дать произошедшему четкую правовую оценку. Это просто необходимый первый шаг. Совершившие насилие лица должны быть наказаны: часть должна быть подвергнута уголовной ответственности, а не выполнившие должным образом свои обязательства полицейские должны быть отправлены в отставку. Почему это важно? Потому что и армянская, и международная общественность должна получить четкие сигналы о том, что Нагорно-Карабахская Республика – это государство с четко действующей правовой и государственной системой».

А что сделало руководство НКР потом? Да ничего бы оно не сделало, не будь мощного общественного резонанса в РА и эха от резонанса в НКР! Но они вынуждены были действовать. И глава государства поручил служебное расследование учиненных полицейскими беззаконий… шефу полиции. Когда в советские времена человек подавал жалобу, скажем, на ЖЭК, вышестоящий государственный орган перенаправлял жалобу начальнику ЖЭК. И вопрос исчерпывался в жанре трагикомедии. Примерно то же произошло и сейчас. Думаю, следовало сформировать хотя бы временную парламентскую комиссию и привлечь к ее работе представителя офиса защитника прав человека НКР.

Ереванский адвокат Николай Багдасарян на своей страничке в Фейсбуке, касаясь действий карабахских полицейских, сделал следующую запись: «Если принять за основу только официальные публикации, то в действиях полиции просматриваются признаки состава преступления в виде самоуправства (322 статья УК, ч.2). Наказание… лишение свободы, максимальный срок 5 лет».

Между тем, в этом смысле в арцахском обществе имеются серьезные проблемы, свидетельством чему является озабоченность одного из «независимых» СМИ: «Если подвергнуть давлению полицию и оставить безнаказанным «Учредительный парламент», то дух силовиков будет сломлен, а он важнее всего для соблюдения внутренней безопасности». Вот такая вот мутация.

Политический аспект. Инициативу «Учредительного парламента» можно рассматривать по-разному (в общественных настроениях не было недостатка мнений), но, как мне кажется, можно согласиться хотя бы с тем, что автопробег был, по сути, ПОЛИТИЧЕСКИМ вызовом власти и обществу Арцаха. И ответ должен был быть ПОЛИТИЧЕСКИМ и соразмерным.

В закрытом, однополярном и неконкурентном обществе политическая элита оказалась идеологически неспособной в политической борьбе и отношениях с довольно-таки закаленной в политических интригах силой. Арцахская элита должна рано или поздно понять, что содержание страны и общества под замком долгое время не просто невозможно, а бесперспективно и крайне опасно. Провозгласившая себя несравненной демократией молодая независимая страна должна соблюдать хотя бы элементарные нормы демократического поведения.

Арцахская политическая система давно уже пребывает вне политического пространства, она не являет собой комплекс политических институтов, следовательно, лишена политического инструментария. То, что произошло, является квинтэссенцией фиаско политической системы и ее отдельных политических институтов. Реагирование на политические вызовы с помощью палки само по себе является свидетельством отсутствия политического мышления и политической системы вообще. Выявилось также банкротство конкретных политических институтов. Парламент Арцаха даже не стал обсуждать инцидент, в очередной раз продемонстрировав, что из трех основных парламентских функций он может реализовать, имитируя, только одну – законотворческую, а две другие функции явно не выполняет – не является политическим органом и не контролирует правительство. Омбудсмен хранил молчание даже после обращения своего коллеги из Армении. А парламентские партии сделали вид, что ничего экстраординарного не произошло.

В условиях данной политической системы, пребывающей в аполитичном пространстве, просто бессмысленно говорить об участии официального Степанакерта в переговорном процессе по карабахскому урегулированию, поскольку это сугубо политический процесс и сугубо политическая площадка. С берздорским инструментарием, мягко говоря, нельзя противостоять политико-дипломатическим вызовам, испытаниям и ловушкам. Политическая система прежде всего должна вернуться в политическое пространство.

Аспект безопасности. Одной из основных причин случившегося называлось то, что автопробег мог поставить под угрозу безопасность НКР, тем более, в условиях обострения на границе. Обострение ситуации на карабахско-азербайджанской границе является весьма распространенной мотивацией для самых негативных явлений и действий, шкурничества и сокрытия нечистоплотных целей. До тошноты. И вот, один из самых свежих примеров. После нападок власти Армении против партии «Процветающая Армения», целый ряд бизнесменов-членов ППА провозгласили старт «крысиных бегов», покинув партию. Можете вообразить мотив? Конечно же, это безопасность двух армянских государств и напряженность на границах. Такое крысиное мышление давно уже не вызывает смех.

И все же, обратимся к одному из нюансов подобного мышления. Накануне автопробега Союз азатамартиков (ветеранов) карабахской войны выступил с заявлением, в котором, в частности, говорится: «Члены Союза справедливо разделяют и поддерживают мнение властей НКР, что для пребывающего в полувоенном положении и при непризнанном статусе Арцаха важное значение имеет надежная связь с РА, которая в первую очередь зиждется на доверии арцахцев к официальному Еревану».

Это не случайные слова. Живущим под угрозой войны арцахцам годами пытались внушить, что их главным союзником являются власти Армении. Относительно Армении арцахцам давно уже пора понять, что их союзником является общество РА, гражданин РА, общественное мнение Армении. И не приведи Господь, если это мнение будет негативным. Арцахцы останутся наедине с собой, одни-одинешеньки.

Общественное мнение в Армении об Арцахе по сей день остается благоприятным – вопреки ряду факторов, которые справедливо и несправедливо связывают с Арцахом. Слава Богу, общественное мнение Армении в основном проходит все испытания, отделяя мух от котлет. Тогда, какой смысл подвергать его все новым испытаниям и главное – во имя чего и во имя кого? Не стоит также забывать, что помощь Армении Арцаху, предоставляемая в виде межгосударственного кредита, образуется из налогов граждан, обратите внимание, граж-дан Армении! И власти предоставляют этот кредит из кармана налогоплательщиков, а не из собственного кошелька!

Что касается истинной и многофакторной безопасности, то существуют субъекты и институты, которые занимаются этим и несут ответственность. Никакой автопробег не может помочь им избежать ответственности. Для обеспечения этой многослойной безопасности ежегодно выделяются колоссальные средства из государственного бюджета, и этим занимается колоссальное число чиновников. Если какой-то автопробег может с легкостью поколебать эту безопасность, значит, те, кто ею занимался, мягко говоря, плохо работали.

И еще – если определенные круги общества так уж сильно обеспокоены безопасностью, то могу подсказать им целый ряд других проблем – коррупция, монополии, незаконная предпринимательская деятельность чиновников, эмиграция, жалкое информационное поле в условиях информационной войны и угроза кибертерроризма. Радетели безопасности, неимоверно озабоченные по поводу автопробега, почему-то не обращают внимания на эти проблемы.

И самое важное – главным гарантом безопасности любой страны в наши дни являются конкурентная экономика, адекватная глобальным развитиям политическая система и современное информационное пространство.

Аспект единства. Одной из причин жестокого пресечения автопробега называлось то, что он мог нарушить единство арцахцев. Тип мышления и идеологические стереотипы, которые использовались для подобной пропаганды, выглядят примитивно и смешно и управляются из властных эшелонов. А что такое единство? В лучшем случае можно говорить о единстве противоположностей. В конце концов, ни для кого не секрет, что в демократической стране должна быть гарантирована подотчётность власти, оппозиция борется за то, чтобы прийти к власти и реализовать собственное видение путей развития страны, а гражданское общество стремится осуществить надзорные функции. О каком единстве может идти речь в этом клубке столь различных интересов? Кто не знает, что в цивилизованных странах функционирует система сдержек и противовесов, без которых единство общества означает только безропотное и вынужденное подчинение и подданство власть предержащим?

И, наконец, зачем тогда в Арцахе проводятся выборы? Ведь выбирают не только конкретных людей, а идеологии и видения, то есть выборы – это идеологическая борьба. Получается, что мы сознательно сеем фрагментацию, да еще закрепляем ее в Конституции? Или под выборами подразумеваются переизбрание власти и их воспроизводство? Вот это действительно единство, а если какие-то политические силы борются за власть, то они, естественно, разрушают единство. Яснее ясного, кому на руку такое единство.

Власти говорят о единстве так, словно призывают слиться в едином порыве служить им. Было бы логично спросить – позвольте, а вокруг какой идеи-то объединяться, иными словами, чего ради? Может, во имя равноправия и равных возможностей, равенства перед законом, ради гарантированной, достойной и благополучной жизни для всех (а не только для власти)? Во всяком случае, единство возможно и обязано быть только в рамках принятой нами Конституции и созвучно закрепленным в нашем Основном законе правам и обязанностям. Другие варианты – это просто обман и мошенничество.

 

 

Share

Comments are closed.