Три нераскрытых обстоятельства резни армян в Шуши

GeghamГегам БАГДАСАРЯН
Редактор журнала «Аналитикон»
Степанакерт

В качестве пролога

Ровно 95 лет назад, в марте 1920 года в Шуши была совершена очередная резня армян. В арцахской и в армянской прессе вообще к этому событию обращались не раз, написаны книги, опубликованы исследования. Основной их лейтмотив, за редким исключением, следующий: азербайджанцы и турки методично истребляли армян Шуши и округи, и, при попустительстве и поддержке англичан, пытались насильно подчинить Карабах Азербайджану.

Целью данной статьи не является опровержение данных утверждений. Азербайджанцы и турки действительно целенаправленно осуществляли резню армян, и английская миссия в регионе действительно содействовала включению Нагорного Карабаха в состав Азербайджана. Просто, поскольку история не поддается черно-белому изображению, попытаемся использовать и другие цвета. В частности, в армянском дискурсе, касающемся резни в Шуше, отсутствуют следующие три важных обстоятельства. Первое – взаимоотношения Нагорного Карабаха и Армении в тот период, а если точнее, позиция властей Армении по вопросу принадлежности НК. Второе – почему англичане по вопросу принадлежности Карабаха поддержали мусаватистов, были ли они врагами армян и друзьями азербайджанцев, или подобное отношение было сугубо частью геополитических развитий и планов? Третье –кто именно дал повод к резне в Шуши (не причину, а повод), иными словами – чем занимались армяне в тот злополучный день?

Три этих обстоятельства не принято у нас обсуждать, хотя существует немало примечательных фрагментов, которые могут пролить свет на эти и другие обстоятельства и поощрить нынешнее поколение армян к беспристрастному изучению событий почти вековой давности и извлечению уроков.

Арцах-Армения

Что, на первый взгляд, может быть в этом экстраординарного? Разве не ясно, что армяне, правительство Армении сделало все от себя зависящее, чтобы избежать резни в Шуши и во всем Нагорном Карабахе и обеспечить присоединение этого армянского края к матери-Армении? Но, оказывается, не все столь однозначно в этом вопросе.

В звучавших в те времена из Арцаха заявлениях, отправленных письмах можно найти довольно жесткую критику в адрес правительства Армении, более того, можно обнаружить страшные обвинения в предательстве интересов Арцаха. Всего один пример. 19 марта 1919 года, ровно за год до резни в Шуши, армянское Национальное собрание Карабаха направило письмо генерал-комиссару Зангезура и Карабаха, в котором повествуется о положении арцахского армянства, захватнических целях Азербайджана и позиции Республики Армения. Оно проливает свет на целый ряд важнейших вопросов.

ПИСЬМО КАРАБАХСКОГО АРМЯНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА ГЕНЕРАЛ-КОМИССАРУ ЗАНГЕЗУРА И КАРАБАХА О ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ АРЦАХА, ЗАХВАТНИЧЕСКИХ ПЛАНАХ АЗЕРБАЙДЖАНА И О ПОЗИЦИИ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИИ

N 333 19 марта 1919 г., Шуша

Как Вам известно, с середины минувшего февраля азербайджанское правительство, с согласия командующего английскими войсками в Баку генерала Томсона, назначило сюда на должность генерал-губернатора Карабаха и Зангезура д-ра Хосров-бека Султанова. В те же дни в Шуше состоялся IV национальный съезд армян Карабаха, который самым энергичным образом протестовал перед здешней английской миссией, телеграфно — генералу Томсону, азербайджанскому правительству, Бакинскому армянскому национальному совету и Араратской республике против азербайджанских посягательств. Съезд четко и определенно заявил в своих протестах, что армяне Карабаха никогда не подчинялись азербайджанскому правительству, даже турецкой регулярной армии не удалось сломить крестьян.

…Затем английское командование объявило армянскому и татарскому населению Карабаха, что оно призвано восстановить в крае порядок и мир, что запрещается производить какие-либо передвижения войск на границах Карабаха, и обе стороны должны прекратить враждебные действия друг против друга. Армяне Карабаха со свойственным им законопослушанием с точностью выполнили приказ союзников. Между тем местные татары и азербайджанское правительство продолжали свои посягательства. Ежедневно они устраивали на границах армянских районов демонстрации под руководством турецких офицеров, отдельные убийства, разбой, несколько раз нападали на Хцаберд, Кюратаг, Чартар и другие армянские села. Обо всем этом и командиры, и Национальный совет энергично протестовали письменно миссии и генералу Томсону.

Все наши протесты остались гласом вопиющего в пустыне. Ни существовавший с декабря прошлого года по февраль этого года временный национальный совет, ни избранный IV съездом нынешний совет не имели возможности направить представителей в Эривань, чтобы ввести Араратскую республику в курс происходящих у нас событий. Однако должно признать, что Араратская республика по сей день демонстрировала преступное и достойное осуждения безразличие по отношению к Карабаху, представляющему одну из армянских областей и около 90 процентов населения которой составляют армяне …Однако ни для кого не секрет, что Азербайджан не вступил в Карабах,- турки с 8 октября прошлого года на короткий срок овладели только Шушой и поселком Ханкенд, а когда они отступили, то Азербайджан больше не имел никакой возможности владеть, а потому прибегает к явной фальсификации, в связи с чем совет должен представить свой энергичный протест здешней миссии и генералу Томсону. Карабахские армяне в течение трех последних месяцев свой взгляд устремляют на Араратскую республику, ожидая, что последняя предпримет серьезные шаги, чтобы как можно скорее распространить свое влияние на Карабах, однако его надежды, похоже, разрушились, потому что Араратская республика совершенно предала забвению Карабах, она слишком запоздала с утверждением генерал-комиссариата в Карабахе и Зангезуре, и это запоздание в той же мере сильно повредило и делу. Этим пользовалось правительство Азербайджана, которое не дремало, и, острым взглядом подмечая наши слабости, в конце января сего года нападением четырех сотен дикой дивизии на исходе ночи овладело поселком Ханкенд. Временный национальный совет в свое время сделал запрос английской миссии в связи с этим, однако получил от последней неопределенный ответ.

Для нас стало ясно лишь одно: Азербайджан использует любой удобный случай для овладения Карабахом… Мы уверены, что если генерал-майор Андраник вступит в Карабах, английская миссия не станет принуждать его покинуть наш район… После вторжения турок в наши пределы командиры сумели повести за собой массу, потому что народ находился в таком психологическом состоянии, что чувствовал потребность в одном руководителе, кем бы он ни был. Сейчас это состояние прошло благодаря тому обстоятельству, характерному для нашего народа, что когда он чего-то ожидает, то эти надежды в той или иной мере связывает с кем-то одним. После прибытия сюда английской миссии народный порыв заметно упал, потому что он возложил свои надежды на эту миссию…После всего этого заявляем, что присоединение Карабаха к Республике Армении, являясь единственным и страстным желанием, и целью армян Карабаха, будет возможно лишь тогда, когда Республика Армения предпримет реальные шаги…Азербайджанское правительство день ото дня сосредотачивает в Ханкенде все новые силы и большое количество военного снаряжения. Все это оно выполняет по определенной программе и целенаправленно, тогда как Республика Армения не предпринимает никаких мер. Вопреки приказу Томсона Азербайджан производит передвижения войск, предпринимает агрессивные шаги, а Республика Армения хранит полное молчание. Английское командование связало нам руки и ноги, и мы не можем воздействовать на Азербайджан, потому что являемся пленниками законности, и, кроме того, местные силы совершенно не организованы и с ними ничего невозможно предпринять…Республика Армения должна принять серьезные меры для недопущения продвижения Азербайджана.Если Республика Армения будет и впредь хранить захарьевское молчание, армяне Карабаха сочтут это как акт измены, направленный против армянского Карабаха.

Председатель Е. Ишханян Секретарь М. Есаян ЦГИА Армении, ф. 200, оп. 1, д. 243, лл. 55-57. Подлинник. Рукопись. Пер. с арм..1″Нагорный Карабах в 1918-1923 г.г.», издательство АН Армении, Ереван, 1992. Отв.ред. — доктор исторических наук, профессор В.А. Микаелян

Утверждать, что Армения ничего не предпринимала, было бы неверно. В апреле 1919 года подполковника Арзуманяна правительство Армении назначает представителем при уполномоченном британского командования по делам и управлению Карабаха. В то же время, правительство обращается к американскому консулу и англичанам с требованием не включать Нагорный Карабах в состав Азербайджана и продолжать осуществлять управление областью посредством Национального совета. Правительство Армении, в частности, периодически направляло письма министрам иностранных дел Азербайджана, Грузии, главному комиссару Великобритании и другим. И все же, не было сделано самое главное – армянству Карабаха так и не было поставлено оружие и боеприпасы и не было организовано вооруженное сопротивление армян Карабаха, хотя такая возможность была.

Почему? В данном случае проще всего обвинить руководство Армении в несерьезности, неинформированности, нерешительности, неспособности осознать важность вопроса или просто в измене. На деле все гораздо сложнее. То, что руководство Армении сознательно пожертвовало интересами арцахского армянства, для меня по меньшей мере однозначно и не вызывает сомнений. Но важно понять, чего ради оно пожертвовало и что предпочло этим интересам. А вот тут имеются примечательные, просто потрясающие фрагменты.

Вот что пишет наш соотечественник, историк Лео в своей книге «Из прошлого». «Мы потребовали от Национального совета Агароняна, чтобы всегда, когда обсуждался вопрос Карабаха или Зангезура, он созвал представителей нашего земляческого союза как наиболее осведомленных людей. Данное наше требование ставший вершителем судеб армян Агаронян не удосужился выполнить. Его Национальный совет был властителем, а властитель не спрашивает воли народа, а навязывает свою волю. И вот, Каджазнуни, Хатисян и Пападжанян, люди, которые понятия не имели ни о Карабахе, ни о Зангезуре, на проходивших в Батуме злополучных переговорах приходят к согласию с турками по поводу подчинения Карабаха Азербайджану, а Зангезура – Армении… Это было в высшей степени легкомысленное поведение. Я потом доподлинно узнал, что сподвигло данных руководителей принять такое решение. По меньшей мере один из них – Каджазнуни, я знаю точно, имел следующие намерения – передать горы азербайджанцам, а людей, как здоровый и храбрый элемент, вынудить переселиться на равнинные местности Армении, смешаться с населяющим их слабым и израненным народом, чтобы возродить их кровь. Об этом со мной имел долгую беседу экономист времен премьерства Каджазнуни Камсаракан, который в то время занимал какую-то важную должность в армянском правительстве. Армянский народ Карабаха он рассматривал со животноводческой точки зрения, считая, что он может быть хорошим «производителем» для Армении. Вот какого рода государственные деятели у нас были. Разрушить целую страну, выселить целый народ, чтобы оздоровить и укрепить каким-то чудом уцелевших, страдающих от лихорадки и извращения людей в Армении… Эти люди не понимали значимость среды и географических условий».

Но это только одна сторона медали. Мягко говоря, безучастность дашнакского правительства Армении в отношении Карабаха имела и другие «стороны». Тот же Лео пишет, что о резне в Карабахе они телеграфировали и в Париж, «но не делегации Агароняна, потому что мы знали о его явной недоброжелательности по вопросу Карабаха, а делегации Погоса Нубара».

Но, справедливости ради, следует заметить, что правительство Армении, все же, пыталось маневрировать и вести свою собственную игру.

Вот что пишет в своей книге «Восстание Карабаха» председатель Народного правительства Карабаха в 1917-19гг. Егише Ишханян: «В прошлом году…Ованнес Каджазнуни открыто дал понять члену Национального совета Карабаха Гранту Бахатряну, что правительство Армении не в состоянии и не может пресечь посягательства Азербайджана, так что, не стоит уповать на правительство Армении, вступайте в переговоры с правительством Азербайджана, признайте его власть, заключите соглашение на определенных условиях и ждите окончательного решения Версальской конференции. Светлым умом был Каджазнуни, блестяще знал потенциал своего правительства, раз обратился с таким советом, и сегодняшние печальные и возмутительные факты свидетельствуют о правоте Каджазнуни и доказывают, какой правильный путь он предлагал для решения спора о Карабахе».

Как видите, в Арцахе также были неоднозначные мнения по тактическим вопросам. Разночтений в стратегии — о принадлежности Арцаха Армении — не было, но выдвигались  различные предложения по действиям в конкретный исторический момент.

И не только правительство Армении имело подобную позицию по Карабаху. Многих и по сей день интересует вопрос, почему спешивший на подмогу арцахцам Андраник неожиданно повернул войско обратно. Как известно, Андраник по просьбе армян Карабаха направился из Зангезура в Шуши. От имени генерала Томсона группа английских офицеров на автомобилях оправилась навстречу Андранику, который уже был почти на подступах к Шуши, и предложила от имени английского командования вернуться в Зангезур.

Лео довольно жестко оценивает данный шаг британцев и иронизирует над Андраником, который, по его мнению, слепо доверял Англии, потому и принял предложение.

И все же, почему правительство Армении советовало маневрировать, если ему было вполне под силу организовать в Карабахе вооруженное сопротивление армян? И почему многоопытный Андраник, который сам не раз обвинял правительство Армении в измене по тому или иному поводу, принимает предложение англичан и также оставляет армян Карабаха наедине с проблемами? Разве они были столь наивны, или же были последними предателями?

Но это уже касается второй нашей подтемы, связанной с событиями в Шуши – о роли англичан. Попытаемся раскрыть скобки для читателя.

Роль англичан

Дашнакское руководство Армении оказалось усилиями англичан меж двух огней или, если можно так сформулировать, меж двух искушений. Либо оно должно было выбрать Карабах и Загнезур, либо… Вновь обратимся к историку Лео: «Для того, чтобы понять психологию дашнакского правительства, надо прежде всего учесть то, что к этому времени оно было увлечено коварной игрой английской политики. Отрезая от Армении такие густонаселенные армянами регионы, как Карабах и Зангезур, хитрый Альбион присоединил к Армении два уезда, в которых армяне составляли незначительное меньшинство – Нахиджеван и Ардаган, (а также) и провинцию Карс, восточная часть которой была населена армянами, а западная – турками».

Армянская политологическая мысль и по сей день не имеет по этому вопросу однозначного мнения. Так, подготовивший в 2009 году к изданию упомянутую книгу Лео лидер Консервативной партии Армении Микаел Арутюнян замечает: «Исходя из геостратегических и геополитических реалий, и целей, данное намерение Англии было прежде всего направлено на географическое разъединение Турции и Азербайджана, а во-вторых, создание взаимобаланса ареалов жизнедеятельности между тремя южно-кавказскими республиками для сохранения региона в зоне управляемости. Весте с тем, я склонен думать, что английское картографирование могло бы быть довольно полезным для Армении, хотя, по традиционным представлениям, мы «теряли» бы армянство Зангезура и Карабаха. То есть, вопрос в следующем: что мы берем за точку отсчета – выгоднее и полезнее динамизм государства или его однородность?».

Как следует понять, руководство Армении избрало второй вариант — Нахиджеван-Ардаган-Карс – ценой потери Карабах-Зангезура. Лео пишет об этом с сарказмом: «Разве, получив из рук англичан славную крепость Карс с 500 пушками, стоило торговаться за какой-то Карабах?»

Так или иначе, все это помогает пролить свет на роль англичан и поставить под сомнение наши традиционные и примитивные представления об этой роли, согласно которым англичане — наши враги и друзья азербайджанцев. На деле все следует рассматривать в контексте геополитических развитий и интересов государств. А наши интересы и интересы англичан неоднократно совпадали на различных этапах геополитических развитий. И в том, что наши расчеты и планы в этих проектах провалились, виноваты только и только мы.

Известный журналист Татул Акопян сделал следующее замечание: «Очень просто обвинить человека, главу государства. Но, тем не менее, в 1920 году наши деды должны были сохранить Карс. Кстати, Карс в 1919-м был присоединен к Армении при непосредственной поддержке британских военных сил. Об этом наши историки не очень любят говорить, поскольку это не вмещается в тезисы о том, что «английские корабли не могут подняться в армянские горы» и «русские – вечные братья армян». Кстати, на сайте учрежденного Татулом Акопяном фонда «Ани» (www.aniarc.am) есть немало примечательных материалов не только по данной теме, но и по всему спектру армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношений. Массу интересных обстоятельств Татул Акопян раскрыл и в своей книге «Зеленое и черное».

Так, министр юстиции Первой Армянской республики Рубен Дарбинян в своей статье «Советы англичан Армении, 1920» пишет: «Шли первые дни февраля (1920). Вечером должно было состояться торжественное заседание парламента, посвященное признанию независимости Армении… В Ереван прибыл Уордрупп – генеральный комиссар Англии в Закавказье… Когда у него появился повод, он сказал:

— … Обращаясь к спорным границам, я бы сказал, что их нетрудно было бы преодолеть, если б вы поставили общий интерес выше личного и проявили склонность к взаимным уступкам. Не следует забывать, что при прочерчивании государственных границ нельзя руководствоваться только этническими представлениями. Вы должны понять, что без нагорного, пусть даже армянского Карабаха независимый Азербайджан существовать не может. Иначе, почему вы хотите присоединения тюркского Нахиджевана к Армении? Так же, как вы не можете существовать независимо без Нахиджевана, так и Азербайджан не может существовать без Нагорного Карабаха. И потом, я считаю, что ваши пограничные споры с соседями имеют второстепенное значение. Главное – ваше единство против общего врага – Севера».

Еще один фрагмент из того же источника.

30-го октября 1918 года в результате Мудросского перемирия Турция капитулировала и, под давлением Англии, обязалась вывести войска из Закавказья и Армении. В мае 1919г. армянским войскам, при поддержке англичан, удается взять город Нахиджеван. Соглашение о распространении на Нахиджеван власти Армении было обнародовано 3-го мая 1919 года. Соглашение было подписано Дро и генералом Дейви в качестве свидетеля. По решению союзников и армянского правительства, отряды ереванского гарнизона под командованием Дро должны были передислоцироваться в Нахиджеван с целью обеспечения мирных условий жизни для всего населения.

Но Нахиджеван оставался под контролем Армении только неполных 2 месяца. «В июле 1919г. армянская власть потерпела тяжелые неудачи в Нахиджеване, где была образована армянская губерния, располагались малочисленные армянские войска, но почти полностью мусульманское население находилось под влиянием турок и азербайджанцев», – пишет последний премьер-министр Первой Армянской республики Симон Врацян (Симон Врацян, «Республика Армения», исторический очерк, «Айреник», А, 1, 1922).

Член кабинета министров Армении Арташес Бабалян дополняет: «Весной 1919г. английские войска заняли Шарур и Нахиджеван и передали нам власть в этих двух уездах. Нам с трудом удалось удержать власть два месяца. Местное татарское население под руководством турецких офицеров 23 июля восстало. Неся большие потери, наши войска вынуждены были отступить к Еревану. Во время восстания английских войск в Нахиджеване не было, и именно это позволило населению взбунтоваться, напасть на наши войска и захватить власть» (Арташес Бабалян, «Страницы из истории независимости Армении, «Айреник», А, 9, июль, 1923).

Вот каковы были планы англичан в регионе ровно 100 лет назад. Хороши они были или плохи, были англичане нам друзьями или врагами, об этом можно судить только после детального изучения и дискуссий. Тут легких и однозначных выводов быть не может.

Что же касается властей Армении, то по крайней мере мне однозначно ясно, что они, стыдно даже говорить, обязаны были осознать роль Карабаха в жизни армянства и реально расценивать вероятность упомянутых планов.

Авантюризм фидаинов

Так или иначе, в Шуши была осуществлена чудовищная резня армян. Положение армян усугубилось задолго до этого, и над ними дамокловым мечом нависла угроза погромов. Как известно, после взятия Баку Нури-паша направил османские войска в Карабах и занял Шуши, имея целью добраться до Зангезура, а затем и Еревана. Но в различных фронтах Первой мировой войны Турция потерпела сокрушительное поражение, султанизм попросил перемирия и примирения, одним из условий которого стал вывод турецких войск из Закавказья. Хозяином Востока стала Антанта. Английские войска из Энзели были передислоцированы в Баку, и командующий генерал Томсон фактически стал диктатором закавказских республик.

Поскольку Армения не предпринимала действенных шагов по организации вооруженного сопротивления армян в Карабахе и Зангезуре, это дело взял на себя Земляческий союз армян Карабаха и Зангезура, который был образован в начале 1918 года. По свидетельству члена Союза Лео, организация пыталась наладить связь с двумя этими горными уездами, которые были полностью оторваны от мира и оставлены на произвол судьбы. Азербайджанцы и турки были и без того лучше вооружены, но к этому прибавилось еще и новое обстоятельство. Когда местная русская воинская часть отправляется на станцию Евлах для соединения с вернувшимися в Россию солдатами, турки окружают их по дороге и полностью разоружают. Таким образом с точки зрения вооружений они получают преимущество в сравнении с армянами, средства самообороны которых были ничтожны. Союз приступил к укомплектованию полка из армян Карабаха, которые служили в армии, и передаче ему правомочия по обороне края. Нужно было только отправить в Шуши оружие и боеприпасы из арсеналов в Тбилиси. Но караван только через 4 месяца едва добрался до Гориса. Все оружие и боеприпасы оставались там и использовались для местных нужд. Андраник организовал сопротивление Зангезура именно благодаря этому. И сложилось неравенство между двумя горными регионами. Армянство Зангезура было хорошо вооружено и усиливалось, а карабахское армянство, наоборот, сохраняло крайне слабые оборонительные позиции, что и сказалось потом на его судьбе.

Положение полностью ослабленного после ухода англичан армянства Карабаха становилось невыносимым. Армяне Шуши, а потом уже и всего края вынуждены были подчиняться Султанову. По свидетельству Лео, народ устал от борьбы в одиночку, и если б борьба продолжалась, то пришлось бы воевать против Султанова в период, когда поля уже созрели и могли быть полностью уничтожены войной. Поэтому им вынужденно приходилось демонстрировать послушание, но на определенных условиях, которые были закреплены в подписанном соглашении. Но договоренность эта, однако, была лишь очередным средством обмана в руках мусульман, и они стали ее нарушать с первого же дня. Отношения между двумя народами усугублялись с каждым днем. Эскалация обострилась особенно тогда, когда Азербайджан попытался начать кампанию против Зангезура через Нагорный Карабах, но потерпел поражение от зангезурцев и в гневе отступил в Карабах.

И все же, можно ли было избежать крупных жертв? Судя по всему, избежать межнационального столкновения уже было невозможно, но можно ли было при столь ограниченных возможностях организовать самооборону армян и спасти армянство Шуши с минимальными потерями? Факты говорят в пользу ответа «ДА». В Шуши, как свидетельствует председатель Народного правительства Карабаха в 1917-19гг. Егише Ишханян, было 500 ружей, что было несравнимо меньше, чем у азербайджанцев и турок, но достаточно для того, чтобы избежать массовых погромов. Тем более, что накануне трагедии — это число увеличилось (лучше бы не увеличивалось).

Вот что пишет Егише Ишханян в своей книге «Восстание Карабаха»:

«15 апреля до нас доходит весть о резне армян в Шуши… Мы с Ашотом, услышав весть, оказались в крайне удрученном состоянии. Неужели доходящие до 500 боевые силы в городе не оказали никакого сопротивления, и турки вторглись в город, вырезали население, и спасся тот, кто смог сбежать? В бессильном гневе мы обвиняли, осуждали и Бюро, и правительство, которые вместо того, чтобы поправить бровь, выкололи глаз. Работа Бюро и правительства была достойна большего, чем осуждение, это была настоящая авантюра.

20 апреля я встретился на вокзале с епископом Завеном Махтеси Бабаяном и Герасимом Балаяном. Вид у обоих был крайне печальный и подавленный. Я подошел, поздоровался и спросил, какие новости из Шуши и районов. 

Плохие вести дошли до Тифлиса, — сказал епископ Завен. – По слухам, армянский квартал Шуши полностью предан огню, часть армян вырезали, другие успели бежать в село Карин так и оттуда в села Варанды, а другая часть оказалась в плену у турок.

Негодные англичане проводят такую политику, — сказал Герасим, — что азербайджанцы обрели крылья, они так осмелели в своих посягательствах, что средь бела дня предают огню наш город, режут мирных людей.

— Герасим, ты сильно ошибаешься, — сказал я. – Виноваты не англичане и не азербайджанцы. Виноваты наше Бюро и правительство, которые попытались без подготовки поднять восстание, из-за чего и был сожжён армянский квартал города, и часть людей вырезана. Это была настоящая авантюра, и ничего больше…  Разве разумно безо всякой подготовки, без приобретения достаточного количества боеприпасов поднимать восстание, как говорится, на авось. Чужеземцев не обижайте, особенно, сейчас — виновны мы, Бюро и правительство, потому что вместо того, чтобы семь раз отмерить и один раз отрезать, мы действовали безо всякой подготовки. Во-вторых, в большей степени виноваты мы сами — карабахцы-зангезурцы, потому что, по армянскому обычаю, не смогли прийти к общему мнению».

Что произошло на самом деле? После ухода англичан, увидев, что все планы пошли наперекосяк, дашнакское руководство Армении пытается исправить совершенные ошибки и вернуть, фактически, безвозвратно утерянное.  И делают они это не со всей серьезностью и ответственностью, не предварительно подготовившись, а с присущим им фидаинским авантюризмом. Дашнакское правительство Хатисяна, воодушевившись победами зангезурцев, решило вернуть Карабах сугубо фидаинскими методами – то бишь путем местного восстания, без объявления войны. А шушинские дашнаки заверяли, что Дро в Горисе и готов освободить Шуши.

А теперь послушаем Лео.

«Султанов, естественно, тоже готовился. Шушинское армянство чувствовало, что подвергнется резне, и всячески пыталось завоевать сердце курдского врача. Но именно в этот момент фидаины стали выползать из своих гнезд, чтобы еще раз стать карой небесной для армянского народа своим дурацким и противным мальчишеством. Формируется фидаинская группа дашнаков, примерно 100 человек, и сразу же отправляется брать и Шуши, и Аскеран. Во главе тех, кто направляется к Аскерану, стоит известный Дали-Газар, которого там и убивают в бою. А палачом Шуши становится приснопамятный дашнакцакан Арсен Микаелян. Исполненный дерзостью преступника этот человек с группой из 60 человек вторгается в Шуши в день Новруза (Новый год по персидскому календарю), когда турки были заняты своим праздником. Проведя ночь в каком-то доме за выпивкой, утром они оправляются брать военную часть и открывают огонь. Турецкие солдаты выбегают, завязывается бой, и наши храбрецы ретируются, спасав свои никчемные головы и оставив народ на произвол мусаватистских аскеров, турецкой банды и двух их вождей-врачей – Султанова и Мехмандарова. Два этих врача, давших академическую присягу помогать страждущим, приказывают банде: «Режьте, жгите, грабьте, жены и дочери армян ваши». И несчастный город заполняется ужасом. Вырезали как минимум 7 тыс. человек. Ни один дом не сокрылся от пламени. Насилие и страдания армянских женщин и девушек переходят все границы. Около 5 тысячам удается спастись бегством. 2-3 тысячи оказываются в плену у врачей Султанова и Мехмандарова.Со стороны Гандзака начинается крупный поход азербайджанцев, которые по дороге истребляют десятки армянских сел, берут взятый Дали-Газаром и его соратниками Аскеран, а достигнув Шуши, начинают новую резню уже среди пленников».

Вместо эпилога

По данным «Кавказского календаря» 1916 года, в Шуши проживало 43869 населения, из коих 23400 армяне. По различным данным, жертвами резни в Шуши стали 8-12 тыс. человек, из коих 2200 – женщины и девушки, порядка 5-6 тысячам удалось бежать дорогой в Каринтак и выйти к селам Варанды и Дизаку. Шуши полностью лишился армянского населения.

Помимо колоссальных человеческих и материальных потерь, было полностью уничтожено грандиозное культурное наследие. Для того, чтобы составить представление об этом наследии и культурной жизни Шуши, достаточно привести всего один факт. С 1874 по 1920 год в Шуши, в различные годы и при различной продолжительности, издавалось до 29 наименований периодической печати (от журнала «Айкакан ашхар» («Армянский мир») в 1874 году до еженедельной газеты «Нор кянк» («Новая жизнь») в 1920), из коих 26 на армянском языке и 3 на русском. Причем, последние тоже издавались армянами – с 1911 года ежедневная газета «Шушинский листок», выходившая трижды в неделю с 1913 года газета «Шушинская жизнь» и издававшаяся с 1919 года газета «Голос народа». Первая газета на азербайджанском языке вышла в свет после резни в Шуши и советизации края — в 1923 году («Карабах акинчиси»).

Такова реальность, о которой у нас не принято говорить. История гораздо многосложнее и противоречивей, чем наши представления о ней. И она не умещается в прокрустово ложе примитивных моделей и искусственных рамок.

Shoushi-old

Фото: STR/AFP/GETTY IMAGES

Shoushi-old-1

Shoushi-1

Share

Comments are closed.