Американо-иранский тандем?

Sanamyan-croppedЭмиль САНАМЯН
Журналист
Вашингтон, США

В июне 2014 года силы, в свое время известные как «Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИС), захватили большую часть северного Ирака. Они провозгласили территорию, оказавшуюся под их контролем, в том числе и северо-восток Сирии, Исламским халифатом.

Халифат продолжает контролировать территорию около 100 000 квадратных километров, что больше, чем Королевство Иордания или любое из кавказских государств. Возможно, это пространство продолжило бы расширяться и дальше, если бы США и Иран не предприняли шаги, приостановившие продвижение исламистов к Багдаду и Эрбилю — столице Иракского Курдистана. Поддержка Ираном и Соединенными Штатами сирийского правительства и сирийских повстанцев, соответственно, также способствовала приостановке продвижения исламистов в этой стране.

Тем не менее Халифат контролирует территорию площадью около 100 тысяч кв. км, он привлек десятки тысяч «иммигрантов» со всего мира, в том числе из постсоветских республик, прибывающих туда для борьбы за это новое государство.

Власти Халифата ввели строгие нормы шариата; были уничтожены либо видоизменены несуннитские мусульманские святыни, оставшихся христиан заставили принять магометанство, бежать либо платить специальный «налог на защиту». Курды-езиды Ирака подверглись особо жестокому удару: предположительно, по меньшей мере, пять тысяч человек были убиты и столько же женщин взяты в рабство. Президент США Барак Обама охарактеризовал нападения на езидов как геноцид. Он отдал приказ оказать гуманитарную помощь езидам с воздуха, а также нанести авиаудары по исламистам, что и было сделано с территории Кувейта.

В то же время, Стражи иранской революции были заняты укреплением иракской армии, которую в свое время обучали и снабжали США. Как представляется, главное, чем озабочены в Иране — это защита Багдада и основных шиитских святынь в Кербеле и Наджафе от попадания в руки ИГИС. Уже к августу США и Иран эффективно действовали в тандеме: американские самолеты бомбили цели ИГИС, а иранцы координировали наземные операции и также наносили собственные удары с воздуха. В последние месяцы Иран подтвердил сообщения о том, что из тысяч иранцев, воюющих против ИГИС, одиннадцать человек личного состава, в том числе генерал, были убиты. К 2015 году наземное присутствие военнослужащих в Багдаде и Эрбиле увеличилось, достигнув 4500 человек.

Американские власти косвенным образом приветствовали иранскую роль в Ираке, а Обама высказался в том духе, что эта роль может быть «конструктивной». В то же время американцы исключили прямое сотрудничество с Ираном, заявив, что иракское правительство координирует свои действия с США и Ираном по-отдельности. Иранские лидеры, со своей стороны, подвергли критике вмешательство США в Ираке как «неискреннее», а также исключили ирано-американское сотрудничество. В последние недели правительство Ирака, очевидно, недовольное эффективностью борьбы с исламистами, стало снижать военную роль Ирана в целях большей вовлеченности США. В свою очередь, Соединенные Штаты потребовали, чтобы Иран координировал все свои военные операции с иракским правительством.

Этот непростой «альянс», возможно, получил новый импульс после достижения в начале апреля международного рамочного соглашения по иранской ядерной программе. В частности, Иран согласился ограничить свою ядерную программу и открыть ее для инспектирования в обмен на снятие международных санкций. Тем не менее, детали ядерной сделки пока еще окончательно не согласованы, и целый ряд препятствий может помешать ей осуществиться в силу того, что как в самих США и Иране, так и в третьих странах, имеется большое число противников сделки.

Еще одним важным фактором является кризис в американо-российских отношениях из-за Украины. Если санкции против Ирана действительно будут сняты, то в долгосрочной перспективе он может стать основным источником природного газа для Турции и европейских стран, подрывая господство России на этих рынках.

Однако, конечно, даже если малая толика сотрудничества и будет достигнута в Ираке и по ядерным вопросам, США и Иран продолжат оставаться на противоположных полюсах в гражданских войнах в Сирии и Йемене. Как сообщается, на этой неделе США направили авианосец для перехвата иранских поставок оружия силам Хути.

Кроме того, не стоит забывать, что не в первый раз после Иранской революции две страны активно сотрудничают против радикальной исламистской угрозы. В 2001 году Иран эффективно поддержал действия США по выдавливанию талибов из Афганистана. Но это сотрудничество не продлилось долго, поскольку в своей борьбе с талибами США полагались не на Иран, а на Пакистан и страны Центральной Азии.

В том, что касается Ирака, США также давно надеялись на то, что некий союз между Турцией и странами Персидского залива сможет ограничить влияние Ирана. Тем не менее, Турция упорно отказывается идти на прямую конфронтацию с Исламским государством,  а Саудовская Аравия, у которой отношения с правительством шиитского большинства в Ираке на грани разрыва, в настоящее время не рассматривает это в качестве сколь-либо жизнеспособного варианта.

Однако на сегодня ситуация такова: параллельные действия США и Ирана в Ираке способствовали предотвращению того, что, по словам Обамы, могло стать настоящим геноцидом езидов. В то же время, отсутствие взаимного доверия и прямого сотрудничества между США и Ираном и, как следствие, между силами, поддерживаемыми американцами и иранцами в Ираке, судя по всему, привели к возникновению военного тупика в противостоянии с Исламским государством.

Роль Армении

Армения давно ждала американо-иранской нормализации в качестве возможности для расширения отношений с Ираном без того, чтобы вызвать недовольство США. Однако пока не ясно, сможет ли Армения в действительности получить экономическую выгоду от все еще выглядящего теоретическим открытия Ирана. Многое будет зависеть от доступности иранского рынка, на котором традиционно было довольно трудно торговать, а также от того, какую продукцию сможет предложить Армения.

До сего дня только одному крупному армянскому производителю удалось выиграть от новых раскладов на Ближнем Востоке – холдингу «Гранд Тобакко», который в 2014 году экспортировал в Сирию и Ирак табачной продукции на сумму более 100 миллионов долларов. Компании удалось получить выгоду от политики «недопустимости курения» Халифата, в результате чего цена на соответствующую продукцию по всему региону выросла, что сделало армянский экспорт особенно прибыльным.

В том, что касается безопасности, расширение Халифата, в частности, на Кавказ должно, конечно, беспокоить Армению. Сообщается, что в прошлом году намного больше азербайджанцев погибло в борьбе за Исламское государство, чем в ходе обострения ситуации вдоль линии соприкосновения в Карабахе.

У Армении не так много ресурсов, чтобы играть значимую роль в борьбе против Исламского государства, однако она сохраняет важное дипломатическое присутствие в Сирии, а недавние шаги по открытию прямого дипломатического канала к иракскому курдскому правительству в итоге окажутся более значимыми, чем экспорт сигарет.

В то же время, Армения продолжает в целом игнорировать плачевное положение меньшинств в Сирии и Ираке. Около 10-15 тысяч этнических армян уже нашли приют в Армении, чего нельзя сказать о других этнических группах, имеющих связи с Арменией — езидах или христианах айсорах и арабах: республика не сделала чего-то особенного для того, чтобы и ее, Армению, они посчитали своим убежищем.

 

 

Share

Comments are closed.