Политика насильственной исламизации армян

1870 гг. и начало 1920 гг. 

AvanesovОвик АВАНЕСОВ
Магистрант университета “Месроп Маштоц”
Степанакерт

Проблема насильственной исламизации армян является одной из малоисследованных тем в арменоведении.

Считаю уместным представить целевые группы, в отношении которых первыми была применена политика насильственной исламизации. В эту группу входили: армянские дети и женщины.

Политику насильственной исламизации армян можно разделить на 3 этапа: 1 этап – 16-17 вв., 2 этап – 18 в. и до середины 19 в. и 3 этап – с конца 19 в. до 20-х гг. 20 в..

В данном исследовании мы рассмотрим третий этап насильственной исламизации армян, охватывающий период конца 19 в. и 20–е годы 20 в..  В отмеченный период политика насильственной исламизации армян полностью закрепилась на идеологии пантюркизма, так как в тот период данная идеология требовала отуречивания населения. Американские протестантские миссионеры Смит и Дуайт в опубликованных ими путевых заметках в 1831 г. в Лондоне, а в 1833 г. в Бостоне писали: «Среди армян также… значительная часть исповедует мусульманство. Область, где они проживали… называлась Амшен [Амамашен]».

В принятии решения об отмене закона о смертной казни при смене вероисповедания в Османской империи принял активное участие посол Великобритании в Турции Стрефурд Кангин. Причиной стала смертная казнь молодого армянина, который принял мусульманство и потом снова вернулся в христианство. В 1844 г. Британский министр иностранных дел Aбердин поручил Кангину в строгой форме потребовать от султанского правительства окончательно запретить смертную казнь по причине смены вероисповедания на территории империи. “Если Турция считает Великобританию дружественным государством, которое в момент тревог и трудностей может протянуть ей руку помощи, то она без долгих раздумий должна объявить об отмене этого закона», — отмечает Абердин.

Вследствие длительных и сложных переговоров с Султанским правительством, 23 марта посол передал, что вопрос отмены закона о смертной казни в связи со сменой вероисповедания решен успешно и окончательно. Обнародованное Великой Портой 21 марта официальное сообщение гласит: «Великая Порта обязуется применить эффективные методы, запрещающие наказание христиан по причине смены вероисповедания».

Однако в действительности султан не собирался отменять закон о смертной казни по причине смены вероисповедания, и он в последствии продолжал применяться османскими правителями. После русско-турецкой войны 1877-78 гг. стало очевидным, что Османское господство на Балканах не имеет дальнейших перспектив. Борьба могла идти только за Крит и Македонию. Другое дело — Восток. Султан Абдул Гамид, которого вытеснили с Востока, собирался здесь заложить фундамент единого государства. Но в этой части империи жил и творил древнейший христианский народ, имеющий родину, историю, язык и яркую национальную самобытность – армяне, ставшие естественным препятствием для реализации гамидовских планов.

В 1878 г. после Берлинского конгресса Османское правительство должно было осуществить в стране политические и экономические реформы, а также улучшить положение народов, пребывающих под его господством, особенно армян, о чем говорилось в берлинском трактате в статье 61. Реформы, предписанные Берлинским конгрессом, стали жестокой карой для армянского народа. Так родился Армянский вопрос. Сверхдержавы, которые должны были наблюдать за ходом реформ, использовали Армянский вопрос для продвижения своих интересов в Османской империи.

Известно, что Абдул Гамид установил в своей империи абсолютную власть и самодержавно принимал важные политические решения. Он также непосредственно возглавлял политику в отношении армянского народа. Его подход в отношении армянского народа четко выражен в следующем описании: «Армяне дегенерированный народ… Они всегда были рабами». Для окончательного решения Армянского вопроса и ликвидации освободительных тенденций Абдул Гамид в 1894-1896 гг. организовал массовую резню и исламизацию армянского народа…

В начале 20 века в политической жизни Османской империи произошло решающее событие — вследствие переворота младотурок к власти пришла партия “Единение и прогресс”. Пришедшие в 1909 году к власти с призывом о равноправии всех народов в империи, младотурки продолжили вековую насильственную политику против христиан, которая наиболее ярко выражалась в отношении армян. Утвержденная в конце 19 века политика геноцида стала задачей номер один для партии “Единение и прогресс”, и первые практические шаги в этом направлении были сделаны в начальные дни правления младотурок в 1909г. — в Киликии была организована массовая резня армян.

Как заметил очевидец тех событий Фериман Дукет, несмотря на то, что в Османской империи было создано новое конституционное правительство, однако к армянской проблеме подходили старыми методами. Новое турецкое конституционное правительство ничего не забыло и ничему не научилось. Жертвами этой организованной резни стали около 30 тысяч армян, однако, наряду с геноцидом, были зафиксированы также случаи массовой исламизация армян.

Период с 1914 по 1921г.г. сыграл решающую роль в судьбе амшеских армян, проживавших на территории Трабзона, Гюмушхане и Самсона, расположенного на склонах по берегам реки Чорох у Понта.

Население Амшена сменило вероисповедание, приняв мусульманство, несколькими поколениями ранее, несмотря на то, что большая часть их земляков сохранила свои христианские истоки, мигрировав на запад от родной возвышенности и реки Кара–Дера (Черная река у Сюрмена) и основав ряд новых сел в окрестностях Трабзона, Орду и Чаршамба.

Во время геноцида 1915г., который был осуществлен параллельно с Первой мировой войной, амшилы не подверглись переселению и резне, но амшенцам пришлось пережить то же, что и все армянство на территории Османской империи. Руководители амшелов кое-где пробовали даже помочь амшенцам, и по некоторым сведениям, кое-кто примкнул к армянским фидаинам, пробуя оказать сопротивление турецким вооруженным силам. Когда Османская империя проиграла союзным государствам, и руководство младотурок в октябре 1918 г. бежало за границу, возникли очень серьезные вопросы по отношению к будущему Понтийской области и его сложному этническому составу.

С 1915 г. иттиатцы осуществляли массовые переселения и резню, а также насильственную смену вероисповедания в Трабзоне, Орду, Никомедии и в окрестных районах. Благодаря первым гайдукским отрядам, часть амшенских армян смогла эмигрировать в Россию, на Северный Кавказ, в Советскую Армению, сохранив национальную самобытность и христианское вероисповедание.

Одним из наиболее «удобных» категорий для насильственной смены вероисповедания стали дети, мусульманизация которых в раннем возрасте могла легко перечеркнуть еще не сформировавшееся национальное и религиозное самосознание. Именно на этой логике и работал получивший широкое распространение институт детских сборов (дивширме) в Османской империи, его иначе именовали кровный налог16.

В годы геноцида 1915-23 гг. большого размаха достигли детские сборы, которые проходили на двух уровнях: государственном и со стороны широких общественных кругов. Потерявших родителей, еле спасшихся от резни, выживших армянских детей -сирот на государственном уровне исламизировали и передавали в мусульманские семьи. В подтверждение этому факту можно привести государственный закон от 10 июля 1915г. из османского архива, в котором говорится, что «исламизированные армянские дети-сироты должны были быть переданы в благополучные мусульманские семьи в деревнях и поселках, где нет армян. Если детей много, то их следует передавать и в не очень благополучные мусульманские семьи, выдавая этим семьям месячное жалование в 30 куруш за каждого ребенка. Необходимо составить списки этих детей с местами их проживания и отослать в центр».

О политическом процессе исламизации армянских детей в годы геноцида при непосредственном участии государства также свидетельствует направленное Талаатом 25 ноября 1915 года тайное послание Алеппскому руководству, смысл которого сводится к следующему: “Как вы знаете, выселенных из провинций Свази, Мамурет-Иль-Азизи, Диарбекир, Эрзрум и потерявших в пути родителей, оставшихся сиротами детей (армян) следует усыновить в мусульманских семьях и содержать их. Следует собрать в вашей провинции мальчиков данной категории и зарегистрировать по месту проживания, и уведомить об этом народ, ознакомив их с данной директивой».

О политике насильственной исламизации армянских детей при непосредственном участии государства свидетельствует и приказ от 12 декабря 1915г.: »Соберите тех сирот, которые не смогут вспомнить, какой участи подверглись их родители. Остальных соберите в караваны и отправьте» (копию документа смотреть Приложение 1).

Действующий министр внутренних дел Талаат,  12 декабря 1915 года.

Кроме приказов, которые Талаат разослал в различные провинции, он в своем личном дневнике записал данные об исламизации армянских детей, в частности, в какой провинции мусульманского государства сколько армянских детей–сирот было передано в семьи. Представляем данный фрагмент из дневника Талаата, который был опубликован в 2009 г. в книге турецкого исследователя Мурада Бардакчи:

«Провинция Эрзрум – 500

Провинция Адана – 90

Провинция Диарбекир – 1800

Провинция Трабзон — 2292

Провинция Себастия – 1500

Провинция Чаник – 561

Провинция Мараш – 25».

Естественно, в турецких сиротских приютах армянские дети «воспитывались» по исламским канонам.

В годы геноцида армян турки и курды отобрали немалое число армянских детей и обратили их в ислам. Турецкая сторона, не сумев опровергнуть данный постыдный факт, в тот период ввела в оборот версию, будто «благородные» турки, исходя из гуманных соображений, «спасли» от ссылки армянских детей. Не являясь сторонниками абсолютных оценок, считаем возможным принять то, что иногда, в редких случаях, эта версия возможна, но в большинстве случаев армянских детей забирали насильно с целью их исламизации, отуречивания, и исходили не из гуманистических, а личных и экономических интересов.

Как отмечалось ранее, следующей целевой группой политики насильственной исламизации стали армянские женщины и девушки. Академик Грачик Симонян в своей работе, посвященной резне в Киликии, обращаясь к теме насильственной смены вероисповедания, отмечает, что погромы сопровождались исламизацией армянских женщин и девушек, что продолжалось и после резни: «Были зафиксированы многочисленные случаи, когда даже после резни государственные чиновники продолжали красть армянских девушек, невест и вдов, заставляя их выходить замуж за них или их родственников».

После геноцида армяне Киликии поднимали в посольствах западных держав, в различных структурах армянской общины, а также перед османской государственной административной машиной вопрос о возвращении к исконной религии насильственно исламизированных армян. В июне 1909 г. Армянский патриархат Константинополя представил Великой Порте следующее письмо, в котором твердо указывается на основную проблему – исламизацию армян: «Необходимо, чтобы империя гарантировала армянам личную безопасность, необходимо вернуть к христианству всех исламизированных армян».

Есть многочисленные документы о возвращении исламизированных и выбранных женщин, дипломатические доклады, которые свидетельствуют, что этот процесс столкнулся с многочисленными препятствиями. Например, британский мореплаватель Кальторп 30 июля 1919 г. в отправленном рапорте, сравнивая полученные им факты о возвращении насильственно исламизированных армянских женщин и детей, отмечал: “В этом вопросе также кажется, что закон вступал в действие лишь в тех случаях, когда было давление со стороны британских офицеров на турецких чиновников. Предполагаю, большинство христианских детей, которые находились в мусульманских домах, были возвращены, чего нельзя сказать о женщинах. Независимо от нежелания мусульман возвращать женщин, которые находились в их домах и которые, в конечном счете, внешне сохранили свою веру, часто встречались препятствия; сложно было убедить этих женщин вернуться в свои семьи. В некоторых случаях им угрожали, чтобы они объявляли, будто смирились со своим положением, особенно, если они рожали детей для своих мусульманских господ, и, боясь холодного приема со стороны своего сообщества, видели мизерность перспективы счастливой семейной жизни”.

После Первой мировой войны представитель американской благотворительной организации в Урфе Мари Каролин Олмес рассказывал, что, утвердившись в городе, через некоторое время он стал принимать насильственно исламизированных армян, в особенности сирот. Она также отмечает интересный факт, связанный с армянскими женщинами и девушками: многие армянки, услышав об американской организации, считали, что она может помочь им высвободиться из гаремов, и приходили к ним: “В приюте почти не было девочек старше 12 лет, которые не были бы женами мусульман. Некоторые из них уже в 10 лет были чьими-то женами”.

По нашему мнению, исламизируя армянских женщин и девушек, османское правительство решало две основные задачи:

  • Сокращение числа христианского армянского населения в Западной Армении и других областях Турции, заселенных армянами;
  • Оздоровление своего генофонда, так как в тот период в Турции были распространены родственные браки. А, как известно, и с биологической точки зрения, и это научно доказано, дети, рожденные от таких браков, бывают физически и умственно недоразвитыми28.

Говоря о насильственной смене вероисповедания армян в годы геноцида, исследователь Матиос Бжорнлунд отмечает: “Не только религия должна была измениться под жестоким и систематическим давлением. Этой судьбы должны были подвергнуться также армянский язык, культура, сохранившиеся названия — как в собственных домах, так и находящихся под покровительством государства сиротских приютах, и сохраниться должен был только отуреченный готовый биологический “сырой материал”.

Вследствие Русско–турецкой войны в 1921 г. на территории нынешней Аджарии оказались мусульманизированные амшенские армяне или амшены, 6 деревень, население которых по переписи 1926 года было армяноговорящим и своим родным языком считало армянский. В 1944 г.  население этих деревень были сослано в Среднюю Азию. Впоследствии одна часть в 1988 – 1989 гг. переселилась и утвердилась в Краснодарском крае.

По сведениям некоторых исследователей, занимающихся вопросом амшенских армян, сосланные в Среднюю Азию мусульманизированные амшенские армяне только после смерти Сталина получили право иметь паспорт, но в них вместо национальности «армянин» писалось амшел или турок, якобы, потому, что армяне — христиане, а они – мусульмане.

Интересно и то, что утвердившиеся на Северном Кавказе амшелы сразу вошли в непосредственный контакт со своими соседями – христианами-амшенами, говорящими на том же самом диалекте. Есть сведения, что у амшелов, ныне проживающих в Краснодаре, наблюдаются тенденции к возвращению к исконным корням.

Добавлю, что несколько тысяч амшелов проживают на территории Турции.

В 1922г. американский посол в Измире писал: «Ататюрк начал новую травлю армян, заполняя женщинами и детьми вагоны». Затем тот же посол известил, что 9 сентября 1922 г. он услышал какие–то возгласы и, выйдя, увидел группу женщин, которые пришли к посольству США с надеждой на спасение.

Вопрос о национальных и религиозных меньшинствах в Турции также был поднят 20 ноября 1922 г.– 24 июля 1923г. на Лозанской конференции. Согласно статьям 38 – 44 Лозанского соглашения, «Турция обязуется обеспечить защиту всех граждан, независимо от их национальной, религиозной, языковой, расовой принадлежности. Те, кто относится к немусульманским меньшинствам, могут в равной степени пользоваться всеми правами, которые предусмотрены для мусульман, открывать свой счет и руководить благотворительными, религиозными, общественными, образовательными учреждениями, свободно пользоваться родным языком, обучать детей в младших классах родному языку, защищать церкви, синагоги, кладбища и другие учреждения».

Однако все эти пункты остались только на бумаге. Продолжались преследования и гонения на меньшинства, а также политика отуречивания.

Бесспорно то, что преобладающее большинство армян в нынешней Турции приняли ислам, поскольку стоял выбор между жизнью и смертью. В соответствии с этим можно выделить несколько групп:

  1. Армяне, вынужденно принявшие ислам во время геноцида;
  2. Выкранные во время геноцида, а впоследствии вышедшие замуж за турок и курдов армянские женщины и девушки;
  3. Усыновленные во время геноцида армянские дети;
  4. Некоторое число армян, которые нашли приют у соседей или других людей;
  5. Ограниченное число армянских ремесленников и уникальных специалистов.

Всех их связывает одно общее обстоятельство — принятие ислама под угрозой жизни. Эти люди живут в ущемленном психическом и психологическом состоянии, в постоянном страхе, в двух ипостасях: для внутреннего и внешнего мира.

Таким образом, в результате насильственной исламизации образовались следующие этнические группы:

А. полукровки, которые впоследствии были отуречены (под этим термином зачастую понимаются полутюркские элементы). Это явление можно было наблюдать в провинциях Эрзнка, Камаха, частично Эрзерума и особенно вилайетах, примыкающих к Понтийским горам (Спер, Тортум, Киским, Амшен и др.).

Б. Курдизация – провинции Кхи, Хнус, Баязет, Алашкерт, Хаккари, Тигранакерт (в турецкой транскрипции Диарбекир) и др..

В. Формирование этно-религиозного сообщества лазов (в основном предгорья Понтоса).

При османском владычестве в Западной Армении наблюдались следующие тенденции:

Ортодоксизация, частично, огрузинивание, особенно в Тайке, Самцхе, Джавахке и частично Лори.

Католиказация. Получив от европейских католических миссионеров определенные гарантии сохранности жизни и имущества, часть армян перешла в католичество. Но потом эта часть, лишившись возможности самообороны, была тюркизирована (Алашкерт, Ардаган и др.).

 

Приложение 1

01-8

Share

Comments are closed.