Внутриармянский текст и дипломатический документ

54a6922deca67_mediumТатул АКОПЯН
Журналист
Ереван 

Государственная комиссия по координации мероприятий к 100-летней годовщине геноцида армян 29 января опубликовала Панармянскую декларацию. Документ представляет собой четко сформулированный текст и, в целом, отражает устремления и чаяния армянского народа. Не случайно в Армении и, особенно, в Диаспоре Декларация была принята с большим воодушевлением.

Декларацию в Армении раскритиковал первый президент, а в диаспоре – экс-советник Левона Тер-Петросяна Жирайр Липаритян. Тер-Петросян предложил поправки в документ и изъявил желание встретиться с Сержем Саргсяном, которого не упускает случая называть главой бандократического и преступного режима. Тер-Петросян пишет, что Декларация фундаментальным образом противоречит государственным интересам Армении. А после того, как Серж Саргсян заметил, что не может изменить в документе ни слова, Тер-Петросян презентовал проект собственного варианта Панармянской декларации – Послания международной общественности.

Первый президент настаивает, что Декларация не имеет отношения к реальным проблемам Армении, коренным образом противоречит ее государственным интересам, порождает новые проблемы в армяно-турецких отношениях и процессе урегулирования Арцахского конфликта и служит исключительно пошлым целям «преступного режима Армении, пытающегося заполучить политические дивиденды, спекулируя на патриотических чувствах армянства».

Как нам сообщил доверенный источник в аккредитованных в Армении дипломатических кругах, после принятия Декларации, для смягчения ожидавшегося гнева турецкой стороны, официальный Ереван посредством третьей страны направил эмиссара в Анкару. Армения попыталась довести до турок мессидж о том, что Декларация принята для удовлетворения армянской диаспоры.

Это говорит о том, что Серж Саргсян и министерство иностранных дел Армении опустили уровень армяно-турецких отношений до такой степени, что даже не в состоянии командировать в Анкару дипломата невысокого ранга, и вынуждены обращаться к помощи третьих стран.

Но вернемся к тексту Декларации (которую властная пропаганда считает величайшим дипломатическим достижением) и сравним его с подписанными в октябре 2009 года протоколами (которые также в свое время назывались властной пропагандой дипломатическим триумфом).

Множество положений Панармянской декларации прямо или косвенно противоречат обоим Цюрихским протоколам, которые были подписаны Эдвардом Налбандяном и Ахметом Давутоглу под настойчивыми призывами высокопоставленных дипломатов крупных держав.

Так, в обоих протоколах Турция и Армения согласились «сформировать подкомиссию, занимающуюся исторической плоскостью — налаживанием диалога, направленного на восстановление взаимного доверия между двумя народами, в том числе для уточнения проблем путем беспристрастного научного исследования исторических документов и архивов и формирования предложений — с участием армянских, турецких, швейцарских и других международных экспертов».

Это положение в наибольшей степени подверглось критике, особенно в диаспоре, поскольку косвенно бросает тень на достоверность армянского геноцида. Между тем, в Панармянской декларации осуждаются «спланированные и последовательно совершенные различными режимами Османской империи и Турции в период 1894-1923-х годов геноцидальные действия против армянского народа, направленные на уничтожение армянства, лишение армянского народа родины, массовую резню и погромы, этнические чистки, уничтожение армянского культурного наследия».

Еще одно явное противоречие: Цюрихскими протоколами действующие власти Армении впервые после Карсского договора 1921 года признали границы современной Турции. Вот что написано в одном из протоколов: «…подтверждая взаимное признание существующей между двумя странами общей границы, определенной соответствующими договорами Международного права». В Декларации, однако, не только нет ни слова о признании границ Турции, но и делается ссылка на «роль и значение Севрского мирного договора от 10 августа 1920г. и Арбитражного решения, вынесенного президентом США Вудро Вильсоном 22 ноября 1920г. в вопросе преодоления последствий Геноцида армян».

В Протоколах не упоминается и блокада со стороны Турции, более того, отмечается, что Армения и Турция «согласны открыть общую границу». Создается впечатление, что, помимо Турции, Армения также блокирует границу. Между тем, Декларация «осуждает незаконную блокаду Республики Армения со стороны Турецкой Республики, проявляемую ею на международных площадках антиармянскую позицию, а также выдвижение предусловий в процессе нормализации межгосударственных отношений, расценивая это как результат длящейся до сегодняшнего дня безнаказанности за Геноцид армян, Мец Егерн».

Противоречия между Панармянской декларацией и Армяно-турецкими протоколами естественны: если над протоколами работали армяне и турки, под давлением международных сил, то текст Декларации разрабатывали армяне из диаспоры и самой Армении, увлеченные государством своей мечты, которое не имеет четких границ. Эта безграничная, аморфная, бесформенная Армения имеет в уме и сердце каждого армянина различную величину, в зависимости от границ его фантазий.

При виде противоречий между Панармянской декларацией, принятой к 100-летней годовщине армянского геноцида, и Цюрихскими протоколами 2009 года, невольно думаешь: Декларация написана для внутреннего армянского пользования, а протоколы – для остального мира.

Армяно-турецкие протоколы (которые на деле являются договорами) – это многосторонние документы, следовательно, предусматривают обязательства для всех сторон-подписантов. Между тем Декларация – документ односторонний, она накладывает обязательства, причем, морального характера, только на одну из сторон – Армению. С правовой точки зрения Декларация не упраздняет юридическую силу подписи Армении под Цюрихскими протоколами.

Примечательно, что даже после принятия Декларации Армения заявляет, что готова ратифицировать оба армяно-турецких протокола. Вот фрагмент из интервью тележурналиста Петроса Газаряна с заместителем министра иностранных дел Армении Шаваршем Кочаряном.

«Петрос Газарян – Мы начали с Декларации. Я читаю Декларацию о геноциде, и здесь говорится о Севре и Вудро Вильсоне, о наших претензиях. Я хочу понять: получается, что наше государство не признает территориальную целостность Турции и выдвигает претензии в соответствии с Севрским договором и Арбитражным судом Вильсона, или, все же, это морально-психологический акт, и мы признаем? Вот в чем принципиальный вопрос.

Шаварш Кочарян Позиция нашего государства четко отражена на данном этапе в протоколах, которые подписаны. Не больше – не меньше. Чтобы мы могли двигаться дальше, это протоколы. Все».

После принятия Панармянской дкларации многие задавались вопросом – откажется ли Серж Саргсян от протоколов. В сентябре прошлого года Саргсян заявил в Нью-Йорке, что намерен отозвать из парламента эти протоколы. Обратите внимание, «отправивший к черту» те же протоколы с трибуны ООН, Саргсян не спешит отказываться от подписи Армении под этими протоколами. А покуда Армения не денонсирует эти подписи, документ будет сохранять легитимность (даже в нератифицированном и полумертвом состоянии).

Еще одна реальность, которая не связана напрямую с Декларацией и протоколами. В армяно-турецких отношениях отвергающей, отрицающей стороной, безусловно, является Турция. Безусловно, Турция сохраняет блокаду Армении с целью заставить ее экономически опуститься на колени, Турция в одностороннем порядке оказывает поддержку Азербайджану, Турция проводит враждебную политику в отношении Армении и Арцаха. Но давайте хотя бы между собой разберемся и зададимся вопросом – а насколько искренни мы? Скажем, в вопросе приглашения Реджепа Тайипа Эрдогана в Ереван 24 апреля.

Серж Саргсян приглашает Эрдогана в Ереван и говорит – приезжай, мы вместе поднимемся на холм Цицернакаберда, и ты увидишь, что ваши сделали с армянами 100 лет назад.

Почему то же самое не предложили Абдулле Гюлю? Ведь вечером 6 сентября 2008 года Вы, господин Саргсян, и Ваш отважный коллега находились невероятно близко к Мемориальному комплексу жертвам армянского геноцида. Между стадионом, где вы наслаждались футболом, и Цицернакабердом есть только одно строение – дом Левона Тер-Петросяна.

 

Татул Акопян является координатором Центра армянских исследований АНИ. Он — автор книг «Арцахский дневник: зеленое и черное» и «Взгляд с Арарата: армяне и турки».

 

Share

Comments are closed.