О Геноциде, Свободе и невыученных уроках

«Вы понимаете хоть что-нибудь в Армянине?…
Одной рукой, царапая ногтями, создает это государство,
другой – старается разрушить до самого основания.
Почему все так, чем он недоволен, чего хочет?…
Это Айк, лишенный единственного условия своего
существования – свободы.»

Дереник Демирчян,
«Армянин», 2-ое августа 1920г.

megr1Рубен МЕГРАБЯН
Первый Армянский
Информационный – 1in.am,
редактор Русской службы
Ереван

 

В своей речи на ужине с итальянскими парламентариями в Риме президент Армении Серж Саргсян за несколько дней до 100-летия Геноцида армян сказал: «Когда недопустимое становится допустимым, когда неприемлемое принимается международным сообществом, рождаются новые варвары».

А политические ответственные за будущее армянской нации думали над тем, что когда они сами недопустимое превращают в допустимое, а неприемлемое – в приемлемое, то начинает неизбежно действовать библейский принцип «что посеешь – то и пожнешь»? И сколько раз политически ответственные за настоящее и будущее армянской нации, перед тем, как принимать политические решения, задумывались, каким будет отношение международного сообщества к нашим вопросам после того, когда эти решения окажутся диаметрально противоположными не только позиции того же международного сообщества, но и просто здравому смыслу, правде и элементарной морали? Оказывается, урок — что у международного сообщества в таком случае возникнет желание протянуть руку солидарности нам лишь в той степени, чтобы не потерять уважение к самому себе, но не более того – остается невыученным.

Оставим историкам детально порассуждать над тем, как у союзной Антанте армянской нации в Первой мировой в результате систематических погромов людских потерь оказалось больше, чем у англичан и французов в боях, а во Второй, сражаясь в рядах антифашистской коалиции, — чуть меньше, чем у американцев, и в итоге политически она так ничего и не выиграла. Прискорбным фактом остается то, что политические уроки Истории остаются невыученными, политические блуждания продолжаются, осознание прямых причинно-следственных связей у политического класса остается угрожающе низким, тогда как политическая ответственность диктует иное отношение.

Первая мировая война завершилась для нас невиданной катастрофой, а восстановленная после нее, и после тысячелетней тьмы, государственность так и не решила экзистенциального вопроса – вопроса сосуществования с соседями и позиционирования в мировой политике и международных отношениях. Кто мы, где мы, почему мы, с чем и за что? После развала Советской империи, восстановившись вновь, и спустя почти четверть века Армянская государственность оставила этот вопрос нерешенным и передала в «наследство» следующему поколению. И следующим прискорбным фактом остается то, что наши политически ответственные допустили и допускают шаги, последствия которых нам аукнутся еще долго, и «разбор» их «завалов» также оставлен в «наследство» следующим поколениям.

После российско-грузинской войны 2008 г. первый президент Армении, тогда еще и лидер армянской оппозиции Левон Тер-Петросян, при всем своем опыте, заявил, что «Россия своим решительным вмешательством спасла югоосетинский народ от геноцида». Однако, три года спустя он больше ничего не сказал, когда тогдашний президент России заявил, что Россия «своими действиями на Кавказе в 2008 г. предотвратила расширение НАТО». «Если бы в 2008 г. мы дрогнули, была бы уже другая геополитическая раскладка, и целый ряд стран, которые пытались искусственно затащить в Североатлантический альянс, скорее всего, были бы там», — подчеркнул Медведев, так и ни слова не сказав о «спасении» Россией югоосетинского народа «от геноцида».

А после позорного «аншлюса» украинского Крыма Россией в феврале-марте 2014 г. после кровавой бойни на Майдане уже действующий президент Армении в телефонном разговоре с Путиным, согласно сообщению пресс-службы, «охарактеризовали прошедший в Крыму референдум как очередной пример реализации права народов на самоопределение». Серж Саргсян также ничего не сказал год спустя, когда тот же Путин в фильме про Крым просто «наступил на горло своей же песне», сказав: «Я всем коллегам сказал: мы вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России». Не забыто и голосование в Генассамблее ООН, где Армения фигурировала в одном ряду с одиозными режимами и изгоями мирового сообщества.

Неужели изначально не было очевидно, что Армения такими заявлениями и решениями в моральном плане просто дискредитирует себя как государство, а в политическом и практическом – не получает никакой пользы, зато «зарабатывает» тяжелейший «осадок» в отношениях с Грузией, Украиной и тем же мировым сообществом на многие годы вперед? Армения, которая отстаивает в международной политике свою позицию в связи с нерешенным Нагорно-Карабахским конфликтом и призывает страны признать Геноцид армян в Османской империи, выступает с Всеармянской декларацией в связи со 100-летней годовщиной Геноцида, хотя сама, за семь лет до этого, как стало известно позже из публикаций WikiLeaks, правительством было сделано все, чтобы в Ереване сорвать мероприятие памяти жертв Голодомора – геноцида украинского народа, учиненного сталинским режимом. Уже не говоря о том, что хотя бы в научных и экспертных кругах практически нет обсуждений о геноцидах крымских татар, калмыков, ингушей и чеченцев, которых преступный советский режим систематически уничтожал или «временно депортировал» по тем же «причинам», что и нас – преступный режим младотурок в Османской империи! И сегодня в путинской России с таким же жаром отрицают это, как отрицают Геноцид армян в Турции. Но… Мы молчим. Какой-то заговор молчания. Такого же фарисейского молчания, какое было в отношении нас и нашей трагедии на протяжении десятилетий со стороны других.

С одной стороны, наши доблестные воины ценою жизни стоят на страже мира и безопасности, с другой – ржавчина двойной морали в миропонимании и неверно понятой «реалполитик», на деле оборачивающейся вопиющей близорукостью, политической безответственностью внутри государства, в условиях «частичной свободы», по характеристике Freedom House, что в итоге просто подрывает мир и безопасность изнутри. Не это ли имел в виду армянский писатель Дереник Демирчян, характеризуя нас самих в своем известном эссе? Он также приходит к заключению по вопросу, откуда наше недовольство, и сравнивает нас с праотцом Айком Наапетом, «лишенным единственного условия своего существования» – свободы.

Папа Франциск начал ценностную революцию в мировой политике, поставив в один ряд преступления младотурок, нацистов и большевиков как величайшие преступления 20-го века. Это были величайшие душители свободы. Но невозможно быть правильно понятым в нашем далеко не идеальном мире, когда ты голосуешь одинаково с режимами-изгоями, а у тебя в «союзниках» режимы, где реанимируют культ Сталина под маской гордости за Победу над нацизмом, а незадолго до юбилея этой победы под «высоким покровительством» этого же режима со всей Европы собирается на «форум» весь неонацистский «истеблишмент».

Несвобода – дорогое «удовольствие», и для ее «покрытия» у нас нет никаких ресурсов – нефти, газа или другого «нетрудового» сырья. У нас один ресурс – мы и ценности Цивилизации. Как единое целое. И Айк Наапет только так – еще раз «сразит» Бэла 21-го века, обретя действительно единственное условие своего существования – Свободу. Другого пути в будущее у Армянской Государственности просто нет.

Share

Comments are closed.