Оптимальное решение интеграционных процессов

Могут ли санкции Запада в отношении России свести на нет ожидаемые положительные сдвиги от членства в ЕврАзЭС и еще больше ухудшить экономическое положение нашей страны? Этим вопросам посвящено наше интервью с доктором экономических наук, заведующим кафедрой математико-экономических методов АГЭУ АШОТОМ ТАВАДЯНОМ.

— Ущерб от санкций в отношении России коснется не только стран Таможенного или Евразийского союза. Товарооборот с Россией занимает немалый процент и в торговом балансе стран, объявивших о введении антироссийских санкций: скажем, в случае стран Евросоюза более 10% сельскохозяйственной продукции экспортируется в Россию, а для некоторых стран ЕС этот процент еще выше. Так что эти санкции, конечно, скажутся на европейских странах.

Что касается Армении, то мы можем выиграть от ответных санкций, объявленных Россией в отношении этих стран: если европейские товары не поступают на российский рынок, то, естественно, Армения, вступая в ЕврАзЭС, получает прекрасную возможность увеличить экспорт в Россию, тем более что российская сторона высказала готовность создать для этого льготные условия. Конечно, это потенциальная возможность, к ней нужно быть готовыми.

Армения могла бы понести определенные потери, будь она вовлечена в совместные проекты, реализация которых была бы связана с импортом новых технологий с Запада. Однако такого рода технологии можно импортировать и из Китая или Южной Кореи. Хотя я не вижу осуществляемых с Россией крупных проектов, которые могут пострадать от западных санкций. В этом плане, думается, этот фактор вряд ли существенно скажется на нашей экономике.

Что касается экспорта сельскохозяйственной продукции, то я не вижу здесь серьезных проблем: здесь у нас могут быть потенциальные «плюсы». Кстати, речь идет не только о сельхоз продукции: в свое время у нас была развита легкая промышленность, продукция которой составляла значительный процент нашего экспортного потенциала.

К сожалению, Армения утратила этот потенциал, нерасчетливо укрепляя драм по отношению не только к доллару, но и евро, английскому фунту, российскому рублю – курс доллара от 600 дошел до 300, вследствие чего мы понесли существенные убытки особенно в сфере обработки алмазов, фактически потеряв эту отрасль промышленности. Укрепление драма негативно сказалось и на производстве текстиля, обуви. Членство в ЕврАзЭС дает возможность восполнить это упущение.

— Как вступление в ЕврАзЭС скажется на соотношении драм-доллар? Насколько наш финансовый рынок готов интегрироваться в установленные тройкой правила игры?

— На финансовом рынке возможна несущественная девальвация драма – российский рубль тоже в последние месяцы несколько обесценился. С одной стороны, инфляция стимулирует производство, с другой – приводит к обесцениванию трансфертов.

Кроме того, санкции могут привести к определенному сокращению рабочих мест в России, соответственно и к уменьшению объема трансфертов, но значительная часть наших мигрантов занята в таких сферах, которые обслуживают внутренний рынок России. Так что я не вижу перспективы резкого сокращения трансфертов.

— Думаете, нам удастся избежать повышения цен, вызванного инфляцией драма?

— Некоторое подорожание будет: скажем, вместо 3-4%-ного роста цен может быть 5-6%-ный, но не будем забывать, что у подобного повышения цен есть и свои плюсы: повышение цен приведет к увеличению поступлений в госбюджет, которые могут быть использоваться в социальной сфере. В любом случае, думаю, рост цен останется в пределах, приемлемых для стран нашего класса.

— В последнее время мало говорится о таможенном статусе Карабаха. О чем это свидетельствует?

— Думаю, все поняли: это прежде всего экономический альянс, который не занимается вопросами границ – для этого существуют соответствующие структуры – ОБСЕ, ООН и т.п.

Что касается таможенного статуса НК, то ни для кого не секрет, что Нагорный Карабах, как и другие непризнанные республики, де-факто находится в тот же экономическом пространстве. Нелепо думать, что если часть армянского народа – арцахские армяне – будет жить лучше, то это помешает мирному урегулированию конфликта, это вне какой-либо логики. Наоборот, чем лучше будет жить народ, тем легче найти ключ к разрешению конфликта.

Вообще, нужно отметить, что де-факто мы уже находимся в ТС или, что то же самое, в евразийском интеграционном процессе – факт, что только для членов ТС делаются скидки на энергоносители – нефть, газ.

У процесса вступления в ЕврАзЭС есть три основных побудительных причины. Первая – низкие цены на импортируемые без таможенных пошлин энергоносители, вторая – инвестиции, относительно которых уже достигнуты определенные предварительные договоренности, упомянутые президентом Путиным 3 сентября. После вступления в ЕврАзЭС эти вопросы будут уточнены. Чтобы добиться положительного результата, нужно очень упорно и последовательно защищать наши экономические интересы. Нужно четко поставить вопрос: если были достигнуты договоренности, то они должны выполняться.

Третья причина – повышение таможенных пошлин на некоторые импортируемые товары, что можно прекрасно использовать для защиты наших местных производителей, что не было сделано в ходе вступления во Всемирную торговую организацию.

— Как Вы думаете, насколько быстро наш производитель может приспособиться к новым условиям: увеличить объемы производства, частично занять возникшую на российском рынке нишу и закрепиться на этом рынке?

— Для этого мы должны стимулировать инвесторов, предоставлять дешевые кредиты местным производителям, по возможности содействовать тем программам, которые нацелены на экспорт.

У нас есть приоритетная задача – резко увеличить долю экспорта в разных интеграционных процессах, чтобы суметь повысить уровень жизни, увеличить темпы роста ВВП и занятость населения, что тоже является для нас дополнительной проблемой. За счет чего мы можем это сделать? Пока что такую возможность нам дает ТС или евразийское направление, которое нужно использовать по максимуму.

Повторяю: санкции против России, имея отрицательное воздействие, при осуществлении совместных программ имеют и положительную составляющую. Смотрите, что происходит: даже Турция, будучи членом НАТО, предпринимает шаги по увеличению своего присутствия на российском рынке. Мы, будучи в одном военном блоке с Россией, в этом плане в гораздо более благоприятном положении. Просто нужно правильно использовать имеющиеся возможности.

— Согласно некоторым экономистам, после вступления в ЕврАзЭС таможенные пошлины на некоторые товары могут увеличиться втрое. Такое возможно?

— Думаю, профессиональный экономист должен обосновывать подобные заявления, представляя четкие расчеты. Это во-первых. Во-вторых, таможенная политика – обоюдоострый меч: Казахстан при вступлении в ТС предложил сделать исключение для 500 наименований товаров, а потом самовольно сократил этот список, доведя эту цифру до 70, потому что таможенные пошлины идут в общий фонд и оттуда перераспределяются между странами.

Если увеличиваешь список беспошлинных товаров, твой процент уменьшается и бюджетные поступления сокращаются. И наоборот, если пошлины увеличиваются, сумма бюджетных поступлений тоже возрастает, и возникает возможность направить дополнительную сумму на социальные нужды – повышение уровня жизни, пособия, минимальную зарплату.

— Часто можно слышать, что никто четко не рассчитал «плюсы и минусы» вступления в ЕврАзЭС, просто в один прекрасный день мы проснулись и решили, что европейское направление больше не актуально и будущее Армении – Таможенный союз.

— Подобные мнения, мягко говоря, безосновательны. Еще весной 2013г. по предложению российского и армянского правительств была создана рабочая группа во главе со мной, которая работала в некотором плане на основе конфиденциальности. Мы представили результаты этих исследований и нашему правительству, и российской стороне.

Более того, когда президент России В.В.Путин приехал в Армению, президенты в своем совместном заявлении сослались на «тщательные расчеты, осуществленные профессиональными экономистами». Представитель Международного валютного фонда в Армении также отреагировал на наше исследование, сославшись на осуществленные рабочей группой анализ. В этой ситуации говорить, что решение было принято за день – несерьезно.

Лилит Погосян

Айоц Ашхар

 

Share

Comments are closed.