Иран: Опыт обхода санкций  

Сергей САРКИСЯН
Заместитель руководителя Центра политических исследований Научно-образовательного фонда «Нораванк»

 

Достижение хоть каких-то, пусть предварительных, соглашений по ядерной программе Ирана на продолжающихся уже более десяти лет переговорах сделало возможным некоторое послабление санкций, наложенных на него США, ЕС и ООН. Однако о полном их снятии речи не идет, а частичное остается под большим вопросом.

Практически сразу после объявления в начале апреля с.г. о достижении «прорыва» на очередном раунде переговоров в Лозанне духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил предельно ясно: «Работа еще не окончена, а политическое заявление не является юридически обязательным. Поэтому пока нечего одобрять или не одобрять… Все договоренности, которые были достигнуты в Лозанне, еще не гарантируют ядерную сделку, равно как и ее содержание… Как мы уже неоднократно повторяли, лучше никакой сделки, чем плохая». Отметив специфику продолжающихся переговоров, в которых «все упирается в детали», им была озвучена руководящая установка о том, что, во-первых, все санкции «должны быть отменены одномоментно», а во-вторых, «военные объекты ни при каких обстоятельствах не могут подвергаться инспекции под предлогом проверки»1.

Не менее важными и влияющими на общий ход переговоров являются вопросы о том, насколько быстро может быть завершена техническая процедура снятия санкций и какова возможность введения против Ирана формально новых, но фактически замещающих ныне действующие санкций.

Очевидно, что санкции оказывают значительное негативное влияние на экономику Ирана. В качестве наиболее наглядных примеров можно привести ситуацию в основных бюджетообразующих отраслях промышленности ИРИ – нефтегазовой и автомобильной.

После того как Европейский союз присоединился к санкциям США в отношении нефтегазовой промышленности Ирана, экспорт нефти, составлявший в 2011г. около 2,5 млн. баррелей нефти и конденсата в сутки, сократился до 1,1 млн.

До 2011г. автомобильная промышленность Ирана обеспечивала около 10% ВВП страны, в ней был занят почти 1 миллион человек. После введения запрета на ввоз оборудования для автомобилестроения производство новых автомобилей в стране упало с 1,5 млн. до 800 тысяч в год.

Однако необходимо отметить, что влияние санкций на экономику Ирана не столь однозначно: в 2014г. ИРИ увеличила объемы добычи газа на 16 млрд. кубометров, многократно повысилось производство стали (до 24 млн. тонн в год), цемента (до 80 млн. тонн в год). Экономика страны поднялась до 17-го места в мире. Объем прямых иностранных инвестиций достиг $25 млрд., при этом внешний долг Тегерана составил всего лишь $16 млрд., или 4% от ВВП страны. По оценкам МВФ, объем ВВП Ирана в 2014г. достиг $406 млрд., что стало вторым показателем в регионе после Саудовской Аравии2.

В целом, по прошествии уже более трех с половиной десятков лет действия санкционного режима в отношение Ирана, стало очевидным, что на государство с таким идеологизированным и сплоченным обществом, санкции ожидаемого влияния не оказывают. Это касается не только экономики, но и политики Тегерана, в том числе в отношении его ядерной программы, шахматная партия по разыгрыванию которой рассчитана на весьма длительную перспективу и в которой до сих пор достаточно сложно оценить как ее реальные масштабы и достижения, так и то, что же в действительности готов уступить Иран в обмен на отмену санкций.

То, что в современном мире санкции все еще остаются инструментом внешнеполитического давления и геоэкономической конкуренции, заставляет рассмотреть опыт Ирана по противодействию и преодолению санкционного режима более пристально. Этот опыт, достаточно универсальный и накопленный Ираном с момента Исламской революции 1979г., состоит не только в пассивном приспособлении к воздействию санкций, но и в построении весьма эффективной и активно действующей целостной системы легальных, «серых» и тайных схем по их обходу, что позволяет Ирану демонстрировать завидный запас прочности своей экономики и вызывающей политической независимости.

То, что санкции против ИРИ вводились постепенно и по разным причинам (нарушение прав человека, непрозрачность его ядерной программы, поддержка терроризма и т.д.), позволило Тегерану адаптироваться к ним с минимальными потерями.

В своей политике противодействия Иран использовал все возможные средства – от оспаривания как самого факта введения санкций, так и их конкретного содержания (например, отказа в предоставлении долгосрочного кредита, невыполнения уже заключенных контрактов и т.п.), до проведения тайных операций по получению доступа к необходимой продукции, технологиям и услугам.

И не всегда его усилия даже на публичном правовом уровне оставались безуспешными. Например, в январе с.г. Верховный суд ЕС исключил 8 из 40 судоходных компаний, проходящих по очередному санкционному списку Евросоюза по обвинению в оказании поддержки в распространении оружия ядерного поражения3.

Инструментами Ирана стали и заключение бартерных сделок, и обменные операции, такие, как «нефть в обмен на товары», торговля с расчетом золотом, использование национальных валют вместо доллара или евро. Так, в начале 2014г. между Тегераном и Москвой была достигнута договоренность о готовности России выступать в роли торгового посредника для иранской нефти, объемом около 500 млн. баррелей в сутки, через ее реэкспорт и закупку на полученную валюту необходимые Тегерану товары, в первую очередь, зерно, некоторые виды техники и стройматериалы4.

На начальном этапе, который стартовал в первых числах июня 2015г., объем поставок зерна из России составит не менее 1,3 млн. тонн5. В дальнейшем список товаров может быть дополнен нефтегазовым оборудованием, подвижным составом для железных дорог, автомобилями, сельскохозяйственной техникой, гражданскими самолетами и т.п.

«Нефть в обмен на товары» – это легальная и уже использовавшаяся в прошлом экономическая операция. В частности, при Саддаме Хусейне Ирак, находившийся под действием международных санкций, под эгидой Организации Объединенных Наций был подключен к программе «Продовольствие в обмен на нефть».

Существенный вклад в обход ИРИ санкционного режима вносит разветвленная сеть малых и средних торгово-экономических партнеров Ирана, которые ради получения дополнительной прибыли или выгоды иного рода, в том числе и политической, осуществляют поставку в страну стратегически важных компонентов и новейших технологий6. Обычно их услуги оплачиваются в размере 15-20% от суммы коммерческой сделки. Однако с учетом критичности и необходимости, вознаграждение может достигать 30-и и более процентов.

Такие небольшие компании из Индии, Сингапура, Японии и Малайзии, не озабоченные ответной реакцией США и Евросоюза, в 2010г. полностью компенсировали массовый отказ крупных западных перевозчиков экспортировать продукцию иранской нефтехимии, а в 2011 – заменили европейские страховые фирмы, отказавшиеся страховать иранские танкеры.

Высокая прибыль определяет масштабы подобного посредничества. В декабре 2013г. в американском списке значилось 1107 малых и средних компаний из Европы, замеченных в осуществлении торговой деятельности с Ираном в обход санкций США и Евросоюза. Плюс еще 512 фирм из Турции7. И надо отметить, что любое послабление, но не снятие санкций, приведет к тому, что плотность и охват такой сети только увеличится. Да и сами европейские компании, с учетом емкости 80-миллионного иранского рынка, готовы поучаствовать в обходе санкций. Особенно это относится к французским корпорациям – по отношению к иранскому автопрому, а немецких – к горнорудной промышленности ИРИ.

После начала очередного раунда переговоров по иранской ядерной программе в 2013г., воспользовавшись секторальными исключениями, объявленными США, южнокорейская Samsung и несколько европейских автопроизводителей, следуя примеру компаний из Турции и Китая, правительства которых никогда в полной мере не поддерживали режим санкций, сразу же возобновили работу в Иране8. Представляется, что в случае провала переговоров с Тегераном, «вытолкнуть» их оттуда еще раз будет гораздо сложнее.

Что касается сферы международных финансовых операций, то санкции США и подключившегося к ним ЕС привели к тому, что в валютных резервах Ирана сейчас преобладают китайские юани, индийские рупии, российские рубли и золото.

В случае продления отказа в доступе к международной платежной системе SWIFT, введенного в 2012г. Иран уже в сентябре-октябре с.г. может перейти на подобную китайскую платежную инфраструктуру – Chinese International Payment System (CIPS), позволяющую банкам в разных странах обмениваться между собой поручениями в юанях вместо долларов.

Таким образом:

— сплоченность иранского общества перед лицом санкций;

— тот факт, что большинство из санкций не являются международными, проведенными через ООН, а введены по частной инициативе США и ЕС;

— то, что современный мир, все реальнее становясь многополярным, предоставляет Тегерану альтернативные, в первую очередь, экономические, возможности;

— наличие умело выстроенной Ираном системы из легальных и «серых» схем преодоления санкционного режима привели к тому, что санкции не имеют того критичного влияния на экономику, а особенно, на политику Ирана, какое хотели бы видеть их инициаторы.

И Тегеран в контексте реализации своих стратегических интересов по ядерной программе и вопросам региональной безопасности остается, как и ранее, таким же сложным и неуступчивым партнером по переговорам.

1 Хаменеи: «Договоренности, которые были достигнуты в Лозанне, еще не гарантируют ядерную сделку». ИА ARMENIA Today, 09 апреля 2015 г., http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=127961.

2 Иран: 36 лет независимости, 36 лет давления, 12 февраля 2015, http://www.iran.ru/news/analytics/96250/Iran_36_let_nezavisimosti_36_let_davleniya.

3 Евросоюз вновь ввел санкции против третьего по величине банка Ирана и 32 судоходных компаний страны. ИА ARMENIA Today, 08.04.2015, http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=127907.

4 Санкции США против Ирана и иранский ответ. Фонд Стратегической Культуры, 13 февраля 2014г., http://www.fondsk.ru/news/2014/02/13/sankcii-usa-protiv-irana-i-iranskij-otvet-25713.html.

5 Иран – Россия: нефть в обмен на товары, 8 июня 2015г., http://www.vestifinance.ru/articles/58399.

6 «Рука Аллаха» против санкций Вашингтона, ИА издание «Столетие», 11 февраля 2014г., http://www.stoletie.ru/geopolitika/ruka_allaha_protiv_sankcij_vashingtona_712.htm.

7 Ibid.

8 «Иран: есть ли жизнь после санкций?», 04 июня 2015г., http://www.vestifinance.ru/articles/58260.

НОРАВАНК

Share

Comments are closed.