Грузия – между Россией и Сирией

Иракли ЧИХЛАДЗЕ
Журналист
Тбилиси

В качестве одной из серьезнейших составляющих международного терроризма т.н. «Исламское государство» (ИГИЛ), конечно же, представляет собой угрозу всему мировому сообществу. Для разных регионов – более или менее выраженную.

Что касается Грузии, то прямые риски и угрозы со стороны ИГИЛ мне кажутся несколько преувеличенными. Воюющая против ИГИЛ Турция пока достаточно успешно справляется с решением военных задач на востоке страны. А наплыв беженцев из Сирии вряд ли как-то способен дестабилизировать ситуацию. Таким образом, на этом этапе никакой «прямой» атаки ИГИЛ по Грузии быть просто не может.В соседнем Азербайджане по исламистам нанесен достаточно серьезный удар, и практически все религиозные движения находятся под контролем государства. Остальные ушли в подполье.

Наиболее сильны позиции ИГИЛ на Северном Кавказе, и именно северное направление может стать «слабым звеном» в плане основных рисков для Грузии. Пока на Северном Кавказе идет необъявленная война государства с радикальными исламскими группировками, Москва отправляет своих солдат в Сирию для поддержания режима Башара Асада. При этом не исключено, что российское оружие будет стрелять не только лишь по отрядам ИГИЛ, есть еще разношерстная оппозиция Асаду, курдские повстанцы. Да и в конце концов, российское оружие может вдруг появиться в руках того же ИГИЛ…

Сейчас сложно понять все истинные цели и задачи Москвы, принявшей решение оказать военную помощь Асаду. Фактическое участие российских войск в сирийской гражданской войне может рассматриваться и как попытка со стороны Москвы найти новые возможности для торга с Западом. Москва отказалась вступить в антиИГИЛовскую коалицию Запада, однако теперь сама предлагает Западу вступить в создаваемую ею «коалицию» с Сирией.

Но как раз в создании этой коалиции и просматриваются пусть непрямые, но угрозы и риски для Грузии. Во-первых, рискну предположить, что боевые действия с участием России в Сирии примут еще больший размах военного противостояния в этой стране. Соответственно, увеличатся потоки беженцев.

Во-вторых, усилия Москвы помочь решить конфликт в Сирии могут привести и, скорее всего, приведут к усиленному поиску «пособников» ИГИЛ уже за пределами Сирии. И «неожиданно» может всплыть информация о существовании неких баз террористов, например, в Панкисском ущелье Грузии…

Арсенал реагирования на подобную информацию в Москве давно отработан – от дипломатических нот протеста и торгового эмбарго до точечных бомбардировок и «принуждения к миру».

Конечно, не хотелось бы верить в такой сценарий развития событий, но похоже, что Москва сейчас готова пойти ва-банк. После событий в Украине, аннексии Крыма, введения западных санкций у Москвы остается один из немногих путей воздействия на мировое сообщество – показать свою силу и влияние в конфликтных зонах, не говоря уже обо всем постсоветском пространстве.

«Если ИГИЛ никто не остановит, в конце концов он нанесет удар по Грузии», — заявил бывший заместитель помощника Госсекретаря США Мэтью Брайза в октябре прошлого года, считая, что Грузия обязана помочь международному сообществу в разгроме «Исламского государства».

«…польза, полученная от борьбы против ИГИЛ и помощи в его поражении в Ираке и Сирии, перевесит риски. Если ИГИЛ никто не остановит, в конце концов он нанесет удар по Грузии, невзирая на то, помогала или нет Грузия оппонентам исламистов тренировочной базой. Проще говоря, ИГИЛ в Сирии и Ираке должен быть повержен, и каждая цивилизованная страна должна быть готова сделать все, что необходимо, для достижения цели. Я не пророчествую, что ИГИЛ нападет на Грузию. Я подразумеваю две разные вещи: Грузия может и должна помочь международному сообществу в разгроме «Исламского государства». В таком случае каждый из нас будет в безопасности; если Грузия и ее международные союзники не смогут разгромить ИГИЛ, в таком случае он сможет действовать для глобального расширения задуманного халифата, что, соответственно, затронет и Грузию. Так что, выбор ясен — либо совместная работа и победа, либо игнорирование коллективной ответственности и крах», — заявил американский дипломат в интервью агентству ПирWели.

В середине июня грузинские силовики провели спецоперацию в Панкисском ущелье, в ходе которой были задержаны несколько человек, имевших отношение к отправке местных жителей в Сирию и Ирак. Кстати, тогда на некоторых российских медиа-ресурсах прошла информация о том, что боевики жестоко отомстят Грузии за арест своих сторонников.

Впрочем, пока если и звучали угрозы со стороны ИГИЛ, то по отношению к России. Уроженец Панкиси Умар аш-Шишани (Тархан Батирашвили) по прозвищу «Рыжий генерал» в октябре прошлого года заявил о том, что готов выступить против России в случае, если эта страна будет угрожать Грузии. Аш-Шишани воюет в Сирии и Ираке с 2013 года и сейчас командует северным сектором «Исламского государства». Впрочем, и к его угрозам не стоит относиться серьезно, по крайней мере, на этом этапе.

Между тем, Грузия перешла на новую ступень отношений с Североатлантическим альянсом – к концу лета под Тбилиси был открыт учебно-тренировочный центр НАТО. Практически все руководство Грузии, забыв на время о внутренних разногласиях, прибыло на его открытие. Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил: «Этот Центр не направлен против кого-то. Он будет важным центром для углубления международной и региональной безопасности. Он улучшит навыки грузинских военных. Это наш общий путь, и мы делаем все согласно плану и помогаем Грузии стать членом НАТО».

В отличие от стран-членов НАТО и самой Грузии, открытие Центра было весьма нервно воспринято в России. Открытие Центра в Москве оценили как провокацию со стороны альянса и серьезный дестабилизирующий фактор для всего региона. Странно, что Москва, предлагающая участие в антиИГИЛовской коалиции странам-членам НАТО, выступает против открытия тренировочного центра своих потенциальных союзников на Ближнем Востоке.

По данным члена научного совета Московского центра Карнеги Алексея Малашенко, в рядах ИГИЛ воюет от 2 до 7 тысяч россиян, из Грузии – около 400. «Процессы в Сирии и Турции не представляют реальной угрозы для Южного Кавказа. Они могут найти отголосок на Северном Кавказе, но не в Грузии или Азербайджане», — говорит он в интервью агентству Интерпрессньюс.

С Малашенко фактически согласен и журналист радио «Свобода» Звиад Мчедлишвили: «Ожидать каких-либо угроз непосредственно от самого ИГ Грузии сегодня вряд ли приходится. Грузия ни территориально, ни политически не входит в сферу интересов лидеров «Исламского государства». Еще одна причина, по которой не стоит ожидать угроз — географическое расположение Грузии, которая находится сравнительно далеко от линии фронта ИГ. Кто-то спросит, а как же вероятность угрозы терактов? Разумеется, она существует, от этого не застраховано ни одно государство в мире. Но вероятность подобного невелика, так как адептам ИГ сейчас попросту не до Грузии, да и нет смысла, так как любой террористический акт ставит своей целью либо устрашение, либо демонстрацию чего-либо. Ни устрашать грузинское общество, ни демонстрировать ему что-либо у адептов ИГ нет надобности».

Скорее всего, желающие повоевать из Грузии найдут пути и возможности выехать из страны в Сирию и Ирак. Можно предположить, что и россияне, увлеченные идеями ИГИЛ, найдут возможность транзитом через Грузию попасть на «священную войну». Часть из них, наверное, будет задержана, но остальные доберутся до пункта назначения. Насколько эти люди будут способствовать дестабилизации в Грузии, сказать сложно, однако за последние пару лет особых инцидентов не было. Наверное, все-таки, для вербовщиков ИГИЛ Грузия – поставщик небольшого числа джихадистов и транзитный пункт, но не более того.

Угрозы в плане наплыва сирийских беженцев не наблюдается вообще. Турция если и выдавливает их со своей территории, то на Запад. Анкаре невыгодна дестабилизация в Грузии, да и сами беженцы выбирают сытую Европу, чем нестабильный Кавказ и Россию. Кстати, в этом отношении Грузии косвенно помогает Россия, отказываясь принимать у себя сирийских беженцев, которые не рассматривают Грузию как транзитную территорию.

Создается впечатление, что Россия действительно начинает новый этап своего противостояния с Западом, и от того, насколько она сможет достичь своих целей, зависит ситуация не только в Грузии, но и на Южном Кавказе в целом. Попытка представить Украину «фашистским» государством и «Крымнаш» не привели ни к чему хорошему для России, если не считать взлетевший рейтинг Владимира Путина. Вторая попытка – Сирия. Если эта страна не станет вторым Афганистаном для Москвы, то тогда уж точно на очереди — Южный Кавказ.

Share

Comments are closed.