Социальный лифт под кодом «калашников»?

Женские бригады Роджавы (Северная Сирия)

 

Нона ШАХНАЗАРЯНunnamed (1)
Независимый исследователь
Вашингтон

Идеалисты Роджавы: борцы против патриархата или (контр)террористы?

Роджава сегодня, наверное, самое посещаемое журналистами место в мире. Даже самые заядлые пацифисты сегодня млеют при упоминании Роджавы, провинции коммуналистской революции и самозабвенного противостояния. Согласно репортажам с места событий, эта непризнанная армия далеко не самая обученная, опытная и оснащенная (снаряжена стародавними калашами и трофеями, снятыми с поверженного врага, в основном, – вам это ничего не напоминает, кстати?).  Однако, все эти серьезные недостатки тускнеют на фоне мощной мотивации и решимости солдат этих военных формирований. Речь идет о де факто армии федеральной провинции Роджава, автономного курдского региона в Сирии, которая объявила о состоянии революции на своей территории. Роджава состоит их трех отдельных кантонов Кобане, Джазира и Африн.  В этих местах пресловутое «Исламское государство» сегодня подвергает местное курдское и езидское население настоящему геноциду.

В горных приграничных районах, где Иран, Ирак и Турция сливаются под официально непризнанным, но де-факто существующим Курдистаном, Курдская рабочая партия (по-курдски ППК) производит набор новых членов для обучения – курдских и езидских женщин. Эти женщины не просто полны решимости противостоять Даеш, Айсис или ИГИЛ – «Исламскому государству Ирака и Леванта» (далее ИГ), то есть джихадистским экстремистам, но претендуют также на создание альтернативной идеологии и соответственно нового социального порядка в регионе. Тем самым PKK выступает как ключевой игрок в борьбе против ИГ, хотя изначально партия формировалась с целью борьбы против турецкого правительства за независимость Курдистана.

Почему революция в Роджаве считается женской?  Батальон Роджавы набирался в полной половой пропорциональности – в равном количестве женщин и мужчин. Светские по свое природе, но при этом терпимые к любым религиозным практикам, что прямо противоположно тем мировоззрениям и практикам, которые воплощаются их противниками из ИГ, эти локальные группы претендуют на создание социальной альтернативы глобальному капитализму и национальному государству, громогласно и отчетливо заявляя о том, что они не жаждут захвата территорий или переопределения статуса современных фронтиров.

При этом принципы формирования Роджавы являются противоположностью также и соседнему крайне националистическому Иракскому Курдистану, который также имеет свои милитаризованные формирования или даже армию, известную под названием Пешмерга (в переводе готовые умереть). Последняя, кстати сказать, не так давно перестала принимать в ряды своего состава женщин в качестве активного военного персонала.

Коммунализм взамен марксизма

 Размышляя о причинах провала настоящего социализма, лидер Курдской компартии (PKK) Абдулла Оджалан (находится под арестом с 1999 г) в 2013 году инициировал мирный диалог с представителями турецкого государства. Он пришел к выводу, что национальное государство не может быть надежным путем к свободе, попросту потому, что оно неизменно воспроизводит вертикаль властных отношений. В связи с этим Оджалан пересмотрел свои прежние взгляды, концентрируясь на коммуналистском проекте, основанном на демократической, экологической и гендерно-эгалитарной парадигмах. Революция в Роджаве, тем самым, обозначает своей целью установление либертарианской и плюралистской структуры, предусматривающей приглашение к участию не только курдов, но и представителей всех прочих проживающих в регионе этнических и религиозных групп.

Ключевая идея, лежащая в идеологической основе революционной партии Роджавы (PYD)  – каждый индивид, равно как и социальная группа, имеют законное право на самоопределение. Именно в таком контексте представляется демократическая автономия, основанная на федерально-кантональном принципе и инклюзивности всего спектра многообразных групп. Например, со-премьер-министрами кантона Джазира являются совместно женщина-курдянка, в прошлом воевавшая в партизанском отряде, и шейх большого арабского племени.

Каждая политическая позиция предусматривает обязательного со-президента. Принцип сопрезидентства имеет как минимум две цели. С одной стороны он обеспечивает женское участие в процессе принятия решений на всех уровнях государственной власти, с другой стороны, подобный механизм позволяет избежать порочной централизации власти.

Во всех городах Роджавы созданы местные советы и коммуны, которые имеют своей целью укрепление демократического самоуправления, коллективного волеизъявления и принятия решений. В составе всех советов и кантональных администраций Роджавы установлена 40-процентная система женского квотирования, гарантирующая участие женщин в политическом процессе. Кроме изрядно критикуемого «количественного» подхода, созданы также множественные механизмы «качественного» женского участия.

Сеть женских организаций «Звезда», или «Звезда Йекитийа» (Yekitiya Star), пронизывает почти все деревни провинции.  Их функция – организация женщин на местах, так сказать на низовом, базовом уровне. Сюда входит образовательная деятельность (академия), цель которой передача знаний о политике, правах человека, здравоохранении и репродуктивном здоровье, культуре и экономике. Курсы обязательно посещаются также мужчинами, чтобы преодолеть сексизм через понимание веками складывавшегося «мужского менталитета».

Тем самым, идеологический вакуум, в котором выросли последние поколения некоторых ближневосточных стран, как можно предположить, частично преодолен в результате революции курдов в Роджаве. Формально она началась в середине июля 2012 года, когда долго и кропотливо складывавшиеся демократические институции наконец пришли к власти.

Калаш: феминицид или водворение во власть?

 С момента взятия езидского городка Синджар в июле и битвы за Кобани в сентябре прошлого года образы молодых, красивых, смелых улыбающихся женщин в военной форме заполонили интернет-пространство.  «ИГ не выносит независимых женщин», — говорит одна их жещин-езидок репортеру.

40% военизированных формирований PKK и PYD составляют женщины (первые партизанские женские отряды возникли в 1995 г в горах Курдистана), причем им никто не обещает ни денежных вознаграждений, ни обрезных путей в рай. Они готовы ценой своей жизни противостоять самым жестоким атакам ИГ, которое, в свою очередь, выбрало своей идеологией порабощение, доминирование, крайние формы патриархата и сексизма, причем все это в предельно уродливой феодальной оправе. Подспудно и открыто женские формирования Роджавы, очевидно, также борются против репрессивной машины исламской патриархатной идеологии. Эти подчас дерзкие фотографии в сетевых ресурсах, кроме прочего, разрушают ориенталистское мировоззрение, задающееся вопросом – как это возможно, чтобы в «феодальном и до мозга костей патриархальном» обществе женщины встали в авангарде борьбы против ИГ, добровольно подвергая себя истреблению?

Темные силы ИГИЛа с развевающимися черными флагами развернули свою человеконенавистническую деятельность в колыбели мультикультурного многообразия и плодотворного соседства многих религий на протяжении столетий (исключение составляет Турция с богатой серией геноцидов автохтонного населения). Сегодня присутствие на Ближнем Востоке некоторых общин, в частности, христианских, эквилибрирует на опасной грани. Наряду с этим происходит феминицид: первое, что делает ИГИЛ в захваченных деревнях – объявляет режим своих мизогинистических фетв.

Тысячи езидских женщин и девочек Синджара и его окрестностей были изнасилованы и обезглавлены, или выброшены на рынок в качестве секс-работниц. К великому прискорбию, все эти действия основаны на пагубной идеологии и имеют не спонтанный или случайный, но систематический характер. Выглядит так, что прямо или косвенно, но именно эти формирования сегодня реально противостоят полному вытеснению христианских общин из Ближнего Востока.

Уроки женской либерализации по-курдски сейчас в ходе военных действий вычленить достаточно трудно. На сегодня ясно то (и тут мировой опыт других регионов демонстрирует нам абсолютно идентичные явления и выводы), что самый скоропалительный социальный лифт в мире обеспечивается, условно говоря, автоматом Калашникова. Другими словами, речь идет о быстром преодолении классовых и иных социальных барьеров, об обретении высокого социального статуса на гребне кровопролитной войны, ставящей на повестку дня выживание всей общины протагониста.

Альтернативное мышление, предлагаемое Ближнему Востоку идеалистами революционной Роджавы, по всей вероятности, есть утопический проект, который сталкивается с огромным количеством проблем, в частности экономическими (опять déjà vu с приветствиями из 1917, вам не кажется?). Так или иначе, женские батальоны, сопротивляющиеся ИГ, в некоторой мере отражают идею о том, что национальное освобождение без социальных трансформаций невозможно.

Женские бригады PKK трудно поддаются аналитическому пониманию, являясь олицетворением радикально противоположных вещей: водворению женщин во властные структуры и процессы принятия государственно важных решений (empowerment) сопутствует их истребление (феминицид) силами ИГ.  Кто они эти женщины? Овеществленные мифические амазонки 21 века или просто ответственные члены своей общины и активные граждане? Они борются за территорию или создают прецедент социального равенства полов в принятии значимых решений? Чем все это закончится? Сегодня события в Роджаве вызывают больше вопросов, чем ответов. Давайте следить за ними.

Благодарю Карол Манн (Dr. Carol Mann), которая побывала в Роджаве (северная Сирия) в июне этого года, за живые обсуждения; за организацию конференции в Бейруте в июне 2015 г., участником которой мне посчастливилось быть. Выражаю также признательность за консультативную помощь доктору Мерал Дюзгюн (Meral Duzgun, Westminster University, UK) и Мерал Чичек (Meral Çiçek, Kurdish Womens Relations OrganizationREPAK).

 

Share

Comments are closed.