За стенами дома

Барьеры для формирования альтернативного дискурса о сообществе ЛГБТ

 

Лусине САГУМЯН
Независимый исследователь
Ереван

Армения не отличается высоким уровнем толерантности общества к представителям ЛГБТ (сообщество лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров)[1]. Более того, исследования проведенные Кавказским барометром и Опросом мировых ценностей, указывают на то, что подавляющее большинство общества (95-97%) занимают нетерпимую позицию в отношении ЛГБТ. Подобное отношение обусловлено рядом факторов. В советский период и в первые годы независимости, вплоть до членства Армении в Совете Европы в 2003 г., имела место криминализация мужского гомосексуального акта, то есть половая связь однополых мужчин (мужеложство) считалась уголовно наказуемым деянием. Это обстоятельство не только исключало видимость ЛГБТ в обществе, но и препятствовало формированию общественного дискурса об ЛГБТ. Только после обретения независимости, с учетом принятых Арменией международных обязательств и взятого страной курса на демократическую политику, у социальных меньшинств также появились возможности говорить вслух о собственных проблемах и поднимать вопросы, связанные с их существованием.

И всё же, факторы ограничиваются не только правовыми запретами. Христианство, будучи превалирующей религией в Армении, способствовало формированию в стране негативного мнения о ЛГБТ. Основная религиозная институция – Армянская Апостольская церковь — неоднократно выражала свое мнение об ЛГБТ, характеризуя весь цикл этих явлений как грех.

Еще одним мощным фактором является процветающий с каждым днем национализм, идейная платформа которого строится на исключении ЛГБТ и игнорировании существования этих социальных групп, что в значительной степени способствует углублению негативного их восприятия в Армении.

И лишь в последние годы тема ЛГБТ стала предметом широких дискуссий: всего несколько лет назад сложно было найти площадки, где бы эта тема затрагивалась, а уж тем более, методично обсуждалась. Как говорится в известной пословице, запретный плод сладок: тема, годами будучи табуированной, тем не менее, всегда была в центре внимания, как и любая тема, касающаяся сексуальной сферы, но все же к публичному обсуждению она не допускалась.

В течении последних лет можно проследить за тем, как шаг за шагом формируется дискурс вокруг темы ЛГБТ, и это, в свою очередь, тоже обусловлено рядом факторов. Во-первых, декриминализация полового акта мужчин одного пола открыла возможность для свободного обсуждения темы. Понемногу стали появляться люди, которые заговорили о своей «нетрадиционной» сексуальной ориентации или гендерной идентификации.

Следует отметить также то, что в публичном пространстве появились секс-работники – трансвеститы. Этот факт также стал стимулом для общественных дискуссий на эту тему, то есть спровоцировал дальнейшее формирования дискурса о ЛГБТ в целом.

Следующий фактор – широкое распространение интернета в последние годы, в результате чего вовлечение широких слоев общества во всемирную сеть также стимулировало публичные дискуссии и более оперативное и адресное распространение информации.

Тем не менее, публичный дискурс вокруг ЛГБТ в основном имеет негативный оттенок. Превалирует идеология исключения или отчуждения ЛГБТ, которая в основном проявляется посредством националистических доктрин. Националистический дискурс не включает, а наоборот, исключает представителей сообщества ЛГБТ и их симпатизантов, идентифицируя их с врагами нации. Националисты не только критикуют ЛГБТ за неучастие в деле воспроизводства нации, но и привязывают ЛГБТ к образу внешнего врага, обвиняя их в разрушении величайшей национальной святыни – семьи, а значит, нации.

«Армянин не может быть геем» — такие выражения в полной мере отражают то отчуждение, которому подвергаются члены сообщества ЛГБТ в Армении. Национализм акцентирует внимание на чистоте нации, исключая существование различных групп ЛГБТ внутри нации и считая их выбор извращением и скверной.

Порой дискуссии по этой теме искусственно раздуваются, чтобы переместить внимание общества от насущных тем, вокруг которых общество пытается сплотиться. Существуют две популярные темы, с помощью которых общественное мнение подвергается манипуляции – это ЛГБТ и Карабахский конфликт. Обе эти темы выносятся на обсуждение, чтобы «отрезвить» людей и отвести их внимание от возможных мятежных социальных динамик.

Доминирование националистической идеологии в Армении таким образом препятствует формированию альтернативного дискурса по теме ЛГБТ. Выражение положительной или хотя бы нейтральной оценки в связи с темой ЛГБТ несет в себе многочисленные риски, начиная с того, что сам носитель таких взглядов может быть «заклеймлен» как гомосексуал, кончая угрозами и нападками на почве ненависти. Отличающееся от негативного мнение по поводу ЛГБТ не только не поощряется, но и встречает яростное сопротивление. Следовательно, выражение расхожего от негативного мнения по теме ЛГБТ в обществе требует предельной смелости: во-первых, пропонент должен быть готов противостоять всеобщей гомофобии, которая нацелена не только против самих представителей ЛГБТ, но и всех тех, кто проявляет солидарность с ними или выступает в контексте прав человека и всеобщего равноправия. Проведенные в последние несколько лет исследования (более поздние, чем вышеупомянутые) свидетельствуют о том, что тотальные негативные настроения в отношении ЛГБТ не изменились. Согласно данным исследованиям, девять из десяти граждан Армении негативно настроены в отношении ЛГБТ. На этом социальном фоне нет ничего случайного в том, что каждый, кто говорит об ЛГБТ с пониманием, подвергается клеймлению и социальной маргинализации.

В условиях тотальной гомофобии нереально ожидать от представителей ЛГБТ признаний о сексуальной ориентации или инициирования дискуссий о своих проблемах. Страх быть отверженными даже самыми близкими вынуждает ЛГБТ молчать и жить двойной жизнью – с одной стороны подстраиваясь под общественные нормы, а с другой следуя за своими желаниями.

«Пусть делают, что хотят, но в стенах своих домов» — еще одна распространенная позиция, которая указывает на то, что общество готово терпеть только тех ЛГБТ, которые не выходят за пределы своих тайных мест, своих запыленных «чердаков», то есть продолжают скрывать свою сексуальную идентичность. Тем самым производится попытка задвинуть в сферу приватного целый сегмент социальной жизни, что означает, что опубличивание темы никоим образом не поощряется.

Развитие профессиональной экспертизы относительно ЛГБТ также продвигается не очень заметными темпами. Специалисты, которые не желают носить ярлыки защитников ЛГБТ а то и даже представителей группы, предпочитают молчать или обходить тему. Это приводит к тому, что профессиональную экспертизу формируют в основном специалисты, считающие гомосексуальность болезнью (что, по логике вещей, предполагает ее лечение), и которые черпают свои аргументы, в основном, из устаревшей литературы.

Миссию формирования альтернативного ЛГБТ дискурса взяли на себя специализированные на вопросах ЛГБТ и прав человека НПО и активисты. Но эти организации, равно как и активисты, также постоянно живут в страхе, учитывая звучащие в их адрес угрозы и агрессивный язык вражды и ненависти. Несмотря на то, что дискурс ЛГБТ строится ими на базе идеи равенства и на ценностях всеобщей защиты прав человека, их обвиняют в пропаганде ЛГБТ.

Сама логика рассуждений о пропаганде ЛГБТ конфликтна по своему существу: встречаются мнения, что к пропаганде ЛГБТ можно отнести даже само существование ЛГБТ. Кроме того, пропагандой считается публичная демонстрация ЛГБТ символик и атрибутов  или физическое появление ЛГБТ в публичном пространстве. Не случайно в Армении распространен миф о том, что количество ЛГБТ может увеличиться, если они станут более видимыми в обществе. Именно поэтому любое позитивное или нейтральное мнение об ЛГБТ принимается в штыки. Страх и паника, вызванные тем, что количество ЛГБТ может возрасти, приводят людей в ужас, поощряя негативные настроения по отношению к ЛГБТ. В подобных условиях сложно представить здоровую дискуссию по теме.

Несмотря на то, что ЛГБТ не требуют никаких привилегий в борьбе за защиту своих прав, а просто еще и еще раз говорят о равноправии, к ним цепляют ярлыки носителей разрушительных ценностей, а НПО, занимающиеся защитой их прав, обвиняют в исполнении заказа Запада и готовности принести в жертву интересы своей страны в угоду собственным интересам.

Несмотря на то, что рассмотрение темы ЛГБТ в армянском обществе имеет исключительно негативный оттенок, тема, тем не менее, уже не табуирована. С серьезными препятствиями сталкивается формирование позитивного или нейтрального дискурсов относительно явления, что исключает развитие альтернативных подходов и суждений. Хотя следует отметить, что переход от табуированности к открытой дискуссии является первым шагом на пути к широкой и разносторонней дискуссии, в которой каждый получит право выражать свое мнение без малейшего страха стать объектом порицания.

Тема из необсуждаемой постепенно трансформируется в обсуждаемую. Несмотря на негативный контекст публичных дебатов и применяемый оппонентами язык вражды с призывами к ненависти, общество больше не отрицает существование ЛГБТ в Армении, более того, без чрезмерных страстей превращает тему в предмет дискуссий. Свободные и разносторонние обсуждения по теме ЛГБТ пока являются проблемой, но крепкие стены дома уже не так крепки.

[1] Эта громоздкая аббривиатура в своей более поздней версии имеет еще одну буковку – Q, от англ. queer, что в переводе означает странный. Речь идет о любых, с точки зрения социальной нормы, «отклонениях» сексуального свойства. Однако, последние научные изыскания показали, что социальная «норма» как и «отклонение» в одинаковой мере являются конструктами человеческого/общественного сознания, и границы этих «норм» и «абнормальностей» ситуативны, взаимопроникаемы и перетакаемы.

Share

Comments are closed.