Сексизм в азербайджанской прессе, или оскорбление женщины как смирительная рубашка

Гюнель МЕВЛУД
Независимый журналист
Берлин

 Сексизм и СМИ: куда идем? В республиках Южного Кавказа не принято говорить о пропаганде сексизма (дискриминация человека по признаку пола/гендера) через средства массовой информации. Просто не сложилось такой традиции – ни «высокой» академической, ни, тем более, «народной», «снизу». В силу каких обстоятельств – это другой вопрос. Тем не менее, наличие такого рода гендерных проблем на Кавказе, как риторических, так и практических, ни для кого не является секретом. Особенно плачевно обстоят дела с нарушением прав женщин. С этим мы встречаемся на каждом шагу: дома, на улице, в бизнесе, то есть во всех сегментах публично-приватного пространства. Нельзя сказать, что мы оправдываем сексизм, который встречаем в быту, но и, сталкиваясь с ним чуть ли не с самого рождения, не очень-то рвемся к адвокации жертв. Постепенно мы просто-напросто перестаем удивляться этому, подспудно мирясь с этим как с социальной нормой.  Это что касается рутины. Но можно ли не удивляться сексистским высказываниям в прессе? Предполагается, что последняя должна задавать тренды в обществе, быть его авангардом и, по идее, вести свою аудиторию «через тернии к звездам». Однако, это далеко не так. Увы.

Что является показателем сексизма в азербайджанской прессе? Если просмотреть публикации в прессе, то взору открывается такая картина: в любой сводке с отрицательной составляющей, где женщина является центральной фигурой, эта новость выносится в заголовок и специально подчеркивается, что женщина является «главной героиней». К примеру, если убийцей или виновницей ДТП является женщина, то это преподносится читателю как нечто достойное особого внимания, нечто из ряда вон выходящее. Тем самым сложилась тенденция к подспудной, или сознательной экзотизации самого присутствия женщины в публичной сфере и, к тому же, ещё и в качестве активного участника жизни социума. Таким образом, ставится под вопрос её не так давно обретенные права.

А самое интересное в таком раскладе не то, что сексизм присутствует в прессе (он присутствует в самых разных формах в доминирующем большинстве стран, если не во всех, но с разной степенью эксплицитности, то есть явной выраженности – и в этом значимая разница), а то, что в той же самой прессе нет никакого его осуждения. За последние 15 лет, что я читаю азербайджанскую прессу, мне ни разу не приходилось встречать тему сексизма, описанную как социальную проблему. Такого рода публичных дебатов нет, так что, неоткуда взяться и критике. Более того, все журналисты, как «новостники», так и выступающие «колумнисты», относятся к «женской» теме с точки зрения сексизма. За примерами далеко ходить не надо.

Формальное право против ментальной чувствительности. Обратимся к новости информационного сайта Yenilik.az от 15.10.2015 под заголовком «Эксперт на ANS оправдывает внебрачные связи». Проблема в определенной степени лежит в поле противопоставления формального и традиционного права, но судите сами: «На ANS, в передаче «Beş barmaq” (“Пять пальцев») во время обсуждения темы «Создание внебрачных семей и рост количества детей, рожденных вне брака» один из экспертов озвучил интересную мысль. Он заявил, что считает появление детей у незамужних женщин положительным фактом».

Как видно, выражающее положительное отношение к появлению внебрачных детей мнение эксперта в этой новостной сводке называется «интересной мыслью», что подразумевает негативное отношение к свободному выбору женщины иметь детей вне брака, оговоренному законом, между прочим. Напрашивается вопрос, если азербайджанское законодательство не устанавливает никаких ограничений на рождение детей, и в браке, и вне брака, и если женщины, находящиеся в браке и вне брака, равны перед законом, то в чем заключается новость и чем же так «интересна» мысль эксперта, собственно? На самом деле вопрос риторический, потому что новость, скорее всего, рассчитана на провокацию ментальной чувствительности общественности, а если честно, на создание антипатии к матерям-одиночкам; а попутно — на превращение в объекта   нападок эксперта, который, хоть и правомерно, но признаёт за ними такое право[1].

А-ля папарацци: псевдонравственность и доступы к власти. Особенно пристальное внимание отводится женскому политическому участию и выдвиженчеству.  В новостной ленте от 30.10.2015 г. на сайте nezermedia.az публикуется фотография одной из кандидаток в депутаты на выборах в парламент Азербайджана в этом году с бокалом пива и с сигаретой в руке[2]. Неоднократно подчеркивается тот факт, что она — кандидат в депутаты, и «событие» преподносится как сенсационная новость. Интересно, что в местной прессе никогда не проблематизировались мужское курение или злоупотребление алкоголем. Ещё ни разу фотография мужчины-депутата или мужчины-кандидата в депутаты не преподносилась как скандальная новость. Просто потому, что, с точки зрения обыденного сознания, нет ничего криминального или противозаконного для  совершеннолетнего человека в принятии алкоголя или в курении сигарет. Однако, когда  дело доходит до женщин, то принятие алкоголя или курение сигарет считается  проблемой нравственности. В официальных профилях депутатов мужского пола таких  фотографий с сигаретой или с рюмкой водки на свадьбе — десятки в социальных сетях. Очевидно, это не повод для беспокойства.

А вот фотография Айтен Мустафаевой выставляется как первополосная новость, а в заглавии подчеркивается, что «женщина-кандидат» была в казино, пила спиртное и курила. Тем самым вычерчивается граница гендерного неравенства и однобоких норм и правил приличия, и вместо того, чтобы разрушать подобные стереотипы, пресса их подпитывает. Прямая задача печатного слова — как раз не быть рупором  вредных проявлений обыденного сознания.

Интеллектуальная слепота, «нечаянный» сексизм или псевдоэстетика с оттенками зоорасизма? Психологическим насилием в СМИ можно назвать и достаточно агрессивные нападки на физические данные «слабого пола». Новостей с комментариями внешности и иными сексисткими посылами неисчислимое количество. Справедливости ради надо отметить, что появление в новостях такой риторики зависит не столько от агрессивно сексистской позиции журналиста, сколько от непрофессионализма или несведущести в вопросах, касающихся всего круга гендерных проблем. В связи с такой элементарной нехваткой эрудиции или даже невежественностью, вряд ли это можно считать проявлением  сексистской  позиции или  взглядов. Проще говоря, эти «писатели»  не особенно осознают, что педалируют сексизм в процессе подготовки новостей. Это приводит к тривиализации проблемы в прессе. Иными словами, журналисты катятся по инерции, ни на полшага не продвинувшись вперед от обывателя.

Иначе обстоят дела с авторами специализированных колонок, фельетонистами и обозревателями.  Азербайджанская  публицистика так же  полна  сексизма, как  и новости.  Авторы выбирают половую принадлежность как мишень, относясь к ней с долей  пристрастия, даже не стесняясь обнажить свое ретроградное отношение, допускающее  унижение с  соответствующим  набором  фраз, идентичных подобному отношению, то есть это принимает достаточно уродливые дискурсивные формы. Но самое  страшное — это то, что печатные издания предоставляют таким публикациям свои страницы, и читатели спокойно все это обсуждают, и редко кто обращает внимание на открыто сексистский тон  этих публикаций.

Примером таких жестких провокаций и элементарной невоспитанности является он-лайн публикация от 22 октября 2015 года. На сайте sim-sim.az один из известных  азербайджанских писателей Акшин Енисей в публикации под названием «Красота  женского бегемотства» (!) не  довольствуется  тем, что  выносит в заглавие унизительное  сравнение женщин с бегемотами. Наряду с психо-насилием он прямо пропагандирует физическое насилие, умудрившись преподнести избиение мужьями своих жен как  нормальное явление. Он добавляет специй, не стесняясь открыто заявить о своем  понимании женщин как существ, пригодных только для того, чтобы варить мясо, готовить  еду и поглощать пищу до ожирения[3].

Здорова ли такая печать, погрязшая в клише житейского типизированного мышления, вместо того, чтобы быть борцом на этом самом фронте? Наличие проблем в самой организации гендерной сферы никто не отрицает, но решать их следовало бы комплексно и уж точно более элегантно и интеллигентно.

Шаг назад – два шага вперед? Еще  одним знаменитым образчиком сексистского журнализма предстает Сеймур  Байджан. Он пишет для достаточно солидных, влиятельных  медиа-изданий, и то, что эти издания взяли на себя обязательства по недопущению дискриминации по религиозному, национальному, расовому и половому признакам, никак не мешает им тиражировать статьи, отражающие агрессивно сексистское мировоззрение, в частности, Сеймура. Он заходит дальше предыдущего автора, конструируя в прессе образ жены как домработницы и няни, этакой мамы для мужчины в его бесконечном Эдиповом цикле (привет Зигмунду Фрейду).

В публикации от 13-го марта 2012 года автор не только представляет женщину как  представительницу пола, которая должна заботиться о  мужчине (внимание, не  взаимная  забота, а именно забота женщины о мужчине), но еще и позволяет себе этническую  дискриминацию по отношении к ним. Он сравнивает русских и армянских женщин, обслуживающих (!) своих творческих мужей, с азербайджанскими, и отдает  предпочтение первым. По его мнению, азербайджанские женщины не ценят своих  мужей, которые заняты творчеством, не заботятся о них, потому что не понимают их. А  вот женщины вышеупомянутых народов это умеют, и именно этим они ценны — умением  и желанием обслуживать мужчин.[4]

Таким образом, выходит, что для продвижения патриархальных ценностей и педалирования сексизма можно поступиться даже национальными идеями и лояльностью. Граничащие с фашистскими посылы в СМИ, так и не встретившие сопротивления, могут свидетельствовать о том, что, во-первых, интеллектуальной среды и дискуссионной площадки, по–видимому, просто не существует; во-вторых, маломальская критика т.н. традиционных устоев в обществе – негласное табу.

А в результате растет насилие в быту, и «вдохновленные» такими новостями и публикациями мужья, отцы, братья на почве мелких бытовых неурядиц начинают  жестоко бить, убивать своих  жен, матерей и  сестер. В стране, где в прессе спокойно  пропагандируются женоненавистнические идеи, позволяется половая дискриминация в печати и «интеллектуалы» не боятся выступать с откровенно сексистских позиций, самый  рядовой представитель мужского пола будет считать, что имеет моральное право на насилие в отношении противоположного пола, прикрываясь «аргументами» журналистов, апеллируя к «экспертному мнению».

Суммируя вышесказанное, можно заметить, что азербайджанская пресса не справляется со своими социальными функциями. Мягко говоря. Вместо того, чтобы нейтрализовать давление социальной среды на личность и риторики, толкающие к гендерновыраженному насилию, азербайджанская пресса, наоборот, продвигает ценности пресловутого традиционного общества, отражая на своих страницах незыблемость полового неравенства и социально-оправданной агрессии в отношении женщин. В такой атмосфере вряд ли можно говорить о прессе как одной из форм власти. Она как раз прислужница не только официоза, власти, но и носителей тривиализированного изуверства. Такая тактика только создает новые табуирования и накладывает все новые и новые запреты на несметное количество тем. О какой социальной мобилизации и инициировании общественных дебатов может идти речь при таком раскладе?

[1] См. новость: http://yenilik.az/2015/10/ans-d%C9%99-ekspert-nigahdank%C9%99nar-munasib%C9%99t%C9%99-haqq-qazandirdi-video/

[2] http://nezermedia.az/manset/4263-xanim-deputat-namizedin-shok-fotolar-kaznoda.html

[3] См.:http://sim-sim.az/koshe/qadin-k%C9%99rg%C9%99rdanlginin-goz%C9%99lliyi/

[4] :http://kultura.az/articles.php?item_id=20120312030409666&sec_id=25

Share

Comments are closed.