Индивидуализация городского пространства:

Стрит-арт как запретное искусство и средство выражения табуированных тем в одном северокавказском городе
 

Сигрид ШИССЕР
Аспирантка Университета Вены (Австрия)

В предложенной вашему вниманию статье анализируются материальные и социальные смыслы видоизменения городского пространства через незаконную художественную (само)деятельность, в частности, в южнороссийском городе Краснодаре.

Во-первых, в статье рассматриваются местоположение и социально-пространственное обрамление конкретного уличного искусства (стрит-арт), а также производится попытка заглянуть в самые глубины закономерностей и принципов этих пространств.

Во-вторых, в центр внимания и наибольшего интереса располагаются условия и модальности видоизменения пространства.

Статья основана на этнографической полевой работе, проведённой в 2009 и 2010 гг. методом включенного или участвующего наблюдения, неструктурированных интервью и пространственного анализа. В теоретическом отношении, это исследование использует критические подходы к анализу пространства, заимствованные из социальной и культурной антропологии и философии. В тексте отражаются не только ограничения, с которыми сталкиваются молодые люди, но исследуются также многочисленные творческие пути и пространства, которые молодые художники находят для реализации своих работ.

Введение в тему

Эта статья исследует табу или незаконно творимое уличное искусство в запрещенных и специально для этого не отведенных местах в городе Краснодар. Во-первых, в исследовании приводятся конкретные социально-пространственные контексты, в которых это искусство происходит; во-вторых, оно показывает множественность практик и методов творческого вторжения в городские ландшафты в Краснодаре. Уделяя много внимания подлинным голосам молодых уличных художников на протяжении всей статьи, я обнаружила, что рассказы художников с одной стороны продемонстрировали ограничения, с которыми они сталкиваются в процессе того, как они пытаются позиционировать себя и свои работы публике. С другой стороны, в статье раскрываются их разнообразные стратегии и лазейки для реализации творческих намерений. Кроме более детальной разработки примеров эмпирического исследования, статья также способствует теоретическим дискуссиям о том, как люди наполняют пространство смыслом.

Город Краснодар, расположенный на Юге России с населением около 740.000 человек имеет небольшое, но жизнеспособное сообщество уличных художников, которое работает в табуированных зонах города.

Эта статья основана на двух циклах этнографических полевых работ — в 2009 году и 2010 году в городе Краснодар среди 11 различных уличных художников. Стрит-арт, или уличное искусство является откровенно урбанистской практикой, поэтому пешая этнография, то есть прогулка к местам текущей или прошлой художественной деятельности в сопровождении самих авторов, уличных художников, оказалась великолепным методом. «[…] Ходьба по их мнению, есть то самое средство, с помощью которого рассказы превращаются в знания» (Ingold/Vergunst 2008: 6).

Для того, чтобы понять модификационные изменения пространства я обратилась к теориям Анри Лефевра и переняла его метод подхода и концепт производства пространства. Согласно Лефевру, социальное пространство производится социальными индивидами (Lefebvre 1991: 31). Последние меняют физическое окружение своими действиями, и вписывают себя в пространство. Другая актуальная для данной работы концепция — это производство места (place-making), социальная трансформация пространства в место, которое описывается Ло и Лоуренс-Зунига (Low/Lawrence-Zúñiga 2003), а также Гуптой и Фергюсоном. «Пространства наделяются смыслами» и «всегда социально сконструированы» (Gupta/Фергюсона 1997: 40). Так что, это задача антрополога проанализировать «[…], как люди вместе образуют значимые отношения с местом, которое они занимают, как они придают смысл пространству, или преобразовывают «пространство» в «место» […] и, как «[…] люди уверенно «вписывают» свое присутствие в окружение (Low/Lawrence-Zúñiga, 2003: 185)”. В этой статье, я использую понятие производство места с целью запускания процесса присвоения пространства посредством уличного искусства и создания значимых мест для индивидов.

Меняя облик города средствами запретного искусства.В этой части я намерена показать, каким образом молодые люди присваивают пространство, приватизируют его, в городе Краснодар. Сразу оговорюсь, что я предпочитаю термин стрит-арт/уличное искусство вместо граффити. Гораздо более широкое понятие стрит-арт включает в себя любое визуальное творческое вмешательство в городское пространство. Уличные художники в целом используют городские поверхности и другие носители, такие как стены, скамейки, фонарные столбы, деревья, мусорные баки, столбы и дорожные знаки в качестве своих холстов.

В то время как уличный художник Александр наносит большие самопечатные плакаты в центральных районах города и следит за народной реакцией над ними, Никита и Саша тяготеют к «классическому» граффити и именным ярлыкам-тэгам.

Леша, 20-летний студент факультета художественной графики, к моменту нашей встречи уже бросил уличное искусство в связи с тем, что он пережил слишком много неприятностей от полиции. «Мы нарисовали и набили работ просто везде. Мы пошли в самые центральные и видимые места. До этого мы подготовили себе краску в домашних условиях. Мы смешали пигменты и краски, у нас были неоново-желтый, серебристый и так далее. Потом мы отправились. Всякий раз, когда мы встречали понравившуюся нам стену, мы её разукрашивали, разрисовывали её. […] Из-за этого у нас все время были проблемы с полицией. Это было безумие какое-то. И все же, мы делали, что мы хотели сделать.»(25 мая 2010 ПМА- полевые материалы автора, 25 мая 2010 г.).

Максим распространяет комические фигуры высокого качества на бетонных стенах, целеполагая сделать людей, особенно детей, счастливее и окружение дружелюбней, в то время как Дима говорил, что он предпочитал размещать трафаретные граффити порнографического содержания в центральных местах. Перед ночным рейдом он заранее подготавливал дома разработки и трафареты.

Мое исследование показывает, что спектр уличного искусства является изменчивым в Краснодаре и включает в себя краскопультовый (то есть распыляемый с помощью пульверизатора) и трафаретный граффити, а также наклейки, плакаты, бумажные вырезки, живопись, выполненную авторучками, распылителями, малярными валиками и губкой.

Пространственное измерение уличного искусства – табуированные пространства.

Общественное пространство, понимаемое как «расширение пределов дома» и легкодоступных мест, важны для молодых людей в том значении, чтобы обкатать и проверить на прочность свои способности, чтобы постоянно подтверждать свои индивидуальные границы. Молодые художники дружно согласились, что в городе не хватало адекватной инфраструктуры для стрит-арт деятельности. В 2010 году в Краснодаре была только одна легитимная возможность творить уличное искусство – это годовой фестиваль граффити, в котором позволяется принять участие лишь нескольким художникам. Максим, 23-летний художник, который принимал в нем участие несколько раз, поделился, что муниципальные власти, как правило, задают рамку. Перед рисованием художники должны были представить свои эскизы, при этом темы были заказаны властями. К ним относятся темы спорта, семьи, друзей, терпимости и тема школы.

Никита и Саша, обоим по 16 лет, считают, что было бы здорово иметь законно разрешенные городские пространства для неспешного практикования, не опасаясь правовых и социальных последствий (30 апреля, 2010 — полевые материалы автора; далее ПМА). Александр также приветствовал эту идею, но он сказал, что он не стал бы использовать легальные стены, так как для своих бумажных работ он нуждается в специальной обстановке, которую он должен находить спонтанно (ПМА, 27 марта, 2010). Леша объяснил, что переживание заигрывания с недозволенным было удивительно захватывающим для него. Тем не менее, он немедленно разрисовал бы любую стену, если муниципальные органы власти предоставили бы ему такую возможность. С оживленным блеском в глазах, Лёша объяснил, что он хотел бы скопировать произведения Рембрандта ван Рейна, применяя метод краскопульта, то есть технику распыления красок на очень больших, масштабных поверхностях, стенах. (ПМА- 25 мая 2010).

Так как стрит-арт является незаконным во всем городе, уместно было бы спросить, в каких же физических контекстах тогда стрит-арт реализовывается? В Краснодаре есть два вида таких пространств. Первая категория – это, как правило, табу пространство для большинства населения и представляет интерес только для уличных художников, которые развивают свои художественные навыки. Там обычно нет соседей, и эти пространства не увидеть с дороги. Преимуществом этих мест является то, что художники могут практиковаться там без какого бы то ни было риска попасть в неприятности с законом. В то же время, люди едва ли имеют шанс увидеть эти произведения. Огромное количество работ можно найти, например, вдоль городской железнодорожной сети. Алексей считает, что железнодорожные линии были площадкой хороших возможностей для обучения. Тем не менее, эти поверхности были очень плохи для граффити методом распыления (3 июня 2010 года — ПМА). Прогуливаясь по железнодорожной линии с Никитой я поняла, что узкие дорожки-колеи, темные подземные ходы, грязь и экскременты делают такое путешествие опасным и неприятным. Другой пример таких табу пространств – это заброшенные строительные площадки. Алексей признался, что он любил рисовать внутри заброшенных строек, так как в них чаще всего можно найти ровные и сухие стены. Кроме того, можно было спокойно работать при любых погодных условиях. Посещение этих мест может быть опасно, так как это часто включает карабканье на высокие стены, осторожное обращение с металлическими опорами, или с голыми и недостроенными электропроводами, а также с прыжками на другие части здания, сказал Алексей (3 июня 2010 года ПМА).

Вторая категория городских пространств, используемых для табуированного искусства – это самый центр города с его многочисленными дворами, и именно там художник получает максимальную аудиторию. Дима и Женя рассказали, что это было сложно творить уличное искусство на главной торгово-развлекательной улице в Краснодаре (на улице Красной), из-за камер наблюдения и офицеров полиции на каждом углу. Часто пожилые люди, которые видели их с пульверизаторами, делающими напыления на стенах, вызывали полицию, поведали ребята. Несмотря на риск быть пойманными, дворы вдоль Красной разрисованы сотнями произведений уличного искусства, что свидетельствует о том, что молодые люди находят лазейки также и в городском центре.

Заключение

В этой статье были рассмотрены стрит-арт практики и их пространственное измерение в российском городе Краснодар. В связи с тем, что согласно букве закона городские стены для этого не предусмотрены, молодые художники ищут пространства, где они все-таки могли бы приложить своё искусство. Моё исследование продемонстрировало, что молодые люди либо идут в непопулярные, заброшенные и неконтролируемые места, либо устремляются в центр города, где они рискуют заработать себе высокие штрафы. Реализация себя в уличном искусстве является значимой деятельностью для всех художников, которых мне привелось знать во время моего исследования. Проводя время в определенных пространственных нишах города и индивидуализируя их посредством визуализации своего искусства, эти пространства становятся значимыми местами и перестают быть просто городским пространством.

References:

Engel, Barbara (2004). Öffentliche Räume in den blauen Städten Russlands. Entwicklungen, Status und Perspektiven. Funktionale und räumliche Anforderungen an die Erneuerung öffentlicher Räume in den neuen Industriestädten Sibiriens unter veränderten sozioökonomischen Bedingungen. Tübingen: Wasmuth.

Gdaniec, Cordula (ed.). (2010).Cultural Diversity in Russian Cities: The Urban Landscape in the Post-Soviet Era. Oxford: Berghahn Books.

Ingold, Tim/Vergunst Jo Lee (ed.) (2008).Ways of Walking. Ethnography and Practice on Foot. Aldershot: Ashgate.

Lefebvre, Henri (1991). The Production of Space. Oxford: Blackwell.

Schmidt, Nora (2009): Das Trottoir als Galerie: Ein Beitrag zur soziologischen Theorie der Street Art.Hamburg: Verlag Dr. Kovač

Madanipour, Ali (ed.). (2010). Whose public space?: International Case Studies in Urban Design and Development. London: Routledge Chapman & Hall.

Pink, Sarah (2009). Doing Sensory Ethnography. Los Angeles: SAGE.

Адрес электронной почты автора: Sigrid.schiesser@univie.ac.at

Share

Comments are closed.