Тенденции пересмотра российской стратегии в Армении

Давид СТЕПАНЯН
Журналист
Ереван

Россия в своей кавказской политике, в общем, и в Армении, в частности, традиционно опиралась на действующую власть, как минимум с обретения в 1991 году постсоветскими странами независимости. Однако, с учетом, мягко говоря, непредсказуемости внешней политики Армении, которую некоторые в силу явного недоразумения упорно продолжают именовать российским форпостом, в последние годы Москва стала опираться и на политические партии, не имеющие прямой представленности в исполнительной власти. Особое наполнение данная тенденция получила в 2015-м.     Для того чтобы отыскать среди депутатов правящей Республиканской партии Армении, не говоря уже о руководстве, человека с русофильскими взглядами, нужно уж очень постараться. На этом фоне представляется, что Москва определенно продолжает нуждаться в выразителе своих интересов как минимум в армянском парламенте, не говоря уже об исполнительной власти. Впрочем, лишь формально подобная политическая сила в Армении существовала как минимум в течение последних нескольких лет в лице партии «Процветающая Армения». И после ухода из большой политики Роберта Кочаряна новому первому лицу Сержу Саргсяну достаточно долгий промежуток времени удавалось поддерживать миф о пророссийскости этой созданной Кочаряном и управляемой и финансируемой олигархом Гагиком Царукяном партии.

Однако, после того, как все тот же Серж Саргсян фактически собственноручно проткнул созданный его предшественником пузырь, по причине ненадобности последнего, место «пророссийской» партии, причем, занимающей в парламенте вторую строчку после республиканцев по численности фракции, оказалось вакантным. И учитывая раздробленность и политическую несостоятельность остальных представленных в парламенте и не только политических сил, создание «второй партии» в преддверии парламентских выборов представляется обоснованной необходимостью сегодня.

Таким образом, несмотря на наличие 102-й военной базы и глубокую вовлеченность в стратегические сферы армянской экономики, как и прежде, Москве предстоит начинать игру на политическом поле в Армении практически с нуля, расширяя пространство взаимодействия внутри республики, которое сегодня, по большому счету, ограничивается «верхами». Более того, представляется, что России следует иметь под рукой в Армении, как минимум, одну влиятельную политическую силу. И тут перед Москвой открывается обширное, невспаханное, по крайней мере, российским плугом поле. Примечательно, что при большом желании российская дипломатия может наладить мосты практически с любой армянской партией, включая партии, финансируемые Западом. Для тех, кто не посвящен в перипетии и тонкости армянской политики, подобный тезис может показаться парадоксальным, но, к счастью или к сожалению, он соответствует реальности.

Диверсификация связей России с политическим сообществом республики и создание новой ориентированной на Москву партии, по сути, должны быть направлены на уничтожение главного козыря в колоде карт действующей в Армении власти, спекулирующей на своем эксклюзивном праве отношений с Москвой в политическом и ином торге с самой Москвой. Помимо этого, особенно в свете грядущего реформирования Конституции республики, представляется, что России необходимо быть готовой к сценариям способным привести к смене власти в Армении и грозящим катастрофическими последствиями для российского экономического и, главное, военного присутствия в Армении.

Таким образом, необходимость создания в Армении новой, ориентированной на Россию политической партии осознают не только прозападные республиканцы, но и Москва. С одним небольшим, но крайне важным дополнением. Если для первых подобная сила видится в качестве некоего аналога «Процветающей Армении», то для второй ввиду печального опыта фактически ликвидированной «ПА», который привел к отсутствию даже номинальной представленности в НС Армении, этот сценарий начисто исключается.

Представляется, что озвученное недавно в Ереване председателем Союза армян России, президентом Всемирного армянского конгресса Ара Абрамяном намерение создать в Армении политическую партию является логическим продолжением вышеизложенного. Иными словами, на фоне складывающихся в Армении внутриполитических импульсов и, главное, референдума по фактическому созданию новой Конституции партия Абрамяна просто обречена на отстаивание в Армении интересов России. Также бесспорно, что партия будет создаваться именно для участия в намеченных в Армении на май 2017-го парламентских выборах. Попробовав проанализировать довольно неутешительную ситуацию с представленностью России на политическом поле Армении в свете анонсированного Абрамяном появления новой политической партии, можно с большей долей уверенности предположить, что Москва произвела коренной пересмотр в своей стратегии участия во внутриполитической жизни единственного стратегического союзника на Кавказе.

Суть данного пересмотра заключается в смене курса поддержки с весьма слабо контролируемых пророссийских армянских политиков на находящихся под тотальным контролем Кремля российских олигархов-армян. Учитывая факт потери Абрамяном в Ливии миллиарда долларов и охватившую российскую экономику санкционную лихорадку, потянуть единолично создание и содержание серьезной и влиятельной политической силы глава САР явно не способен. В этом свете Абрамян просто обречен на сотрудничество с занимающим 26 строчку российского рейтинга Forbes, собственником Tashir Group, кстати, недавно приобретшим “Электрические сети Армении”, Самвелом Карапетяном.

Учитывая сосредоточенность основных активов и капиталов Карапетяна в России, по понятным причинам он просто не может оставаться безучастным к выполнению Ара Абрамяном поставленной Кремлем задачи. И в этом им может оказать плодотворное содействие еще один наш соотечественник – известный российский инвестиционный банкир и филантроп Рубен Варданян. Благодаря своим осуществленным в Армении успешным благотворительным проектам, таким, как «Крылья Татева» и «Дилижанская международная школа», основатель инвестиционной компании «Тройка диалог» имеет  популярность как минимум среди остатков элитарно-либеральной прослойки армянского общества. В этом свете можно предположить, что участие наших российских соотечественников в политической жизни республики еще более сблизит вертикаль власти в Армении с определенными кругами иерархии в России.

В свете вышеотмеченного можно прогнозировать, что новая партия будет иметь успех как минимум среди находящегося за чертой бедности, но надеющегося на лучшую долю армянского электората, по официальной статистике превышающего треть населения Армении. Иными словами, абрамяновской партии лишь следует как можно быстрее занять опустевшую после политической ликвидации Гагика Царукяна нишу. И пока что на этом пути у Абрамяна и его спонсоров стоят лишь привычно раздающие предвыборные взятки республиканцы. Представляется, что ответ Сержа Саргсяна и его окружения будет неминуем и выразится в появлении в республике в оставшийся до мая 2017-го период новых политических сил, скорее всего, прозападного характера.

К подобному выводу можно прийти после поверхностного анализа публикаций в армянской прессе. Большая часть СМИ Армении справедливо усмотрела в намерении Абрамяна создать партию «руку Путина, Кремля» и т.д. И в данном контексте из общего вала комментариев, посыпавшихся из СМИ прозападной ориентации, хотелось бы выделить «пять копеек», внесенных в кампанию против Абрамяна газетой «Голос Армении». Не вдаваясь в подробности соответствующей публикации на страницах этой газеты, лишь напомним, что финансируется данное издание, естественно неофициально, президентским аппаратом. В этом свете уместно напомнить, что, по словам Абрамяна, президент Армении одобрил его идею о создании новой партии лично.        

Таким образом, нестыковки между озвученной Ара Абрамяном позицией Сержа Саргсяна и публикациями контролируемой властью прессой очевидны. Представляется, что одобрение президента Абрамяном было, все же, получено, но лишь после соответствующего предложения президента несколько иной страны. На деле президентскую администрацию и офис Республиканской партии Армении идея появления новой партии в Армении вряд ли могла привести в особый восторг, и этому есть свой резон.

У правящей в Армении политической силы, скорее всего, был свой план по замещению «Процветающей Армении» на втором почетном после РПА месте ее союзника, возможно, партнера по коалиции, в парламенте. И то, что РПА и АРФ «Дашнакцутюн» пришли к согласию, как минимум, в вопросах о необходимости конституционного референдума и местах в парламенте созыва 2017 года, некоторым стало известно еще год назад. И политически спонсированное Кремлем появление партии российских олигархов способно существенно откорректировать, если не окончательно провалить эти планы. Поэтому вместо излишне политкорректных дашнакцаканов, главному армянскому шахматисту волей-неволей придется мириться с присутствием под боком нового, более непредсказуемого «партнера».

И в этом свете вряд ли Саргсян будет довольствоваться одним, уже озвученным Абрамяном обещанием воздерживаться от критики властей и особенно первых лиц, а также требований смены власти. Президенту Армении нужно достижение всех целей и задач, поставленных им и его окружением перед разработчиками новой Конституции. И свидетельства пересмотра российской стратегии в Армении в лице олигархов-армян из России в парламенте Армении, судя по первой реакции армянской власти, явно не укладываются в рамки этих задач.

Share

Comments are closed.