Новые вызовы безопасности на Южном Кавказе

2 HaravayinАваз ГАСАНОВ
Азербайджан

Прежде чем говорить, с какими внешними и внутренними вызовами столкнулась наша страна и остальные южно-кавказские страны, стоило бы затронуть проблему гражданского общества и дать оценку деятельности государственной политики в этом направлении.

В последние 10 лет в Азербайджане достигнуто немало в направлении построения гражданского общества. Азербайджан раньше уделял большое внимание развитию этой области, сформировал конкретные механизмы поддержки государством гражданского общества и осуществил законодательные реформы для финансирования гражданского общества из государственного бюджета.

Как утверждают многие официальные лица, правительство старалось снизить зависимость неправительственных организаций от иностранных доноров и превратить государство в основного донора для НПО.

До 2014-го года в Азербайджане неправительственные организации в основном получали финансовую поддержку исключительно от иностранных доноров, международных организаций и фондов. Естественно, многие независимые организации были зависимы от иностранных доноров, направления их деятельности не всегда находили поддержку у местных доноров и в том числе правительства. Указом президента Азербайджанской Республики от 13 декабря 2007-го года был создан Совет государственной поддержки неправительственных организаций при президенте Азербайджанской Республики.

Средства, выделенные из госбюджета для поддержки НПО, за прошедшие годы увеличились значительным образом. Но не смогли заменить финансирование иностранных доноров, которое составляло около 25 миллионов долларов год. Для сравнения хочу сказать, что бюджет Совета государственной поддержки неправительственных организаций в 2009 составлял 2 миллиона, и в период деятельности максимальный бюджет за год вырос только до 4 миллионов долларов.

Кроме этого, вызывает серьезную обеспокоенность состояние гражданского общества в Азербайджане после внесения изменений в законодательство о регистрации НПО и их грантов. Сразу после изменения законодательства начались атаки на гражданское общество со стороны правительства Азербайджана. Если раньше правительство напрямую избегало преследовать правозащитников, то сейчас их преследования стала нормой.

Теперь посмотрим, какие внешние факторы повлияли на внутреннюю и внешнюю политику наших стран.

После вторжения российских войск в Украину и продолжение политики давления со стороны Москвы на республики бывшего СССР произошли изменения во внешнеполитическом курсе нашей страны. Это свидетельствуют о боязни южно-кавказских республик повторения подобных сценариев на их территориях, где проживают русскоязычные меньшинства и политические интересы России сохранились.

Если раньше была надежда на то, что страны могут сотрудничать в рамках конкретных программ, то сейчас, в свете вторжения российских войск в Украину, ни одна из южно-кавказских республик не хочет открыто примыкать к конкретным альянсам. Республики Южного Кавказа теперь боятся отдалиться от России слишком далеко, чтобы не разгневать руководство в Москве.

После возвращения Путина в Кремль было понятно, что он хочет оградить этот регион от остального мира, в частности, от Запада и желает видеть эти страны в евразийском альянсе. Также российское правительство своими действиями в Грузии и в Украине показывает, что для него использование военной силы за рубежом не является серьезным нарушением международной безопасности.

К сожалению, 2015 год не принёс решение региональных конфликтов на Южном Кавказе, но обозначил новые линии противостояния, связанные с разрастающимся сирийским кризисом, к которому добавилось резкое обострение российско-турецких отношений.

Падение цен на энергоносители способствует ухудшению экономической ситуации в Азербайджане. Именно эта ситуация ускорила появление Движения мусульманского единства, созданного на шиитской платформе ислама. Организация заявила о начале протестных акций, вызвавших резкую реакцию со стороны властей, которые 26 ноября 2015 года с помощью полиции провели операцию по задержанию лидера организации, в результате чего были убитые и раненые. С того времени поселок недалеко от центра Баку находится под контролем властей. Доступ в деревню для посторонних ограничен, и это вызывает недовольство среди жителей поселка и населения страны.

Последние события в нашем регионе доказывают, что экономические интересы великих держав не превышают геополитические интересы, сколько бы ни была важна их необходимость. Примером этого может служить российско-турецкий конфликт, ставший большой проблемой между двумя амбициозными странами в регионе.

На Кавказе фактически присутствует две линии сотрудничества: Турция – Грузия – Азербайджан и Россия, Иран и, возможно, Армения. Как заметно из совместных заявлений руководителей трех стран, будущее Азербайджана и Грузии, так же, как и Турции, в вопросе обеспечения безопасности региона связано с НАТО. С другой стороны, российско-иранские отношения и сотрудничество с Арменией становится возможным пока в евразийской плоскости.

Cегодня весьма туманно дальнейшее сотрудничество России и Турции в экономической сфере. Экономические проекты, реализуемые на Кавказе под гарантии США и ЕС, не застрахованы от политических рисков.

В первую очередь в 2016 году страны Южно-Кавказского региона могут столкнуться с угрозой терроризма.  ИГИЛ является серьезной угрозой для этих стран.

Азербайджан, безусловно, напрямую не может быть задействован в военных действиях против ИГИЛ в Сирии, но его территория, а также воздушное пространство могут быть использованы для транспортировки оборудования и оказания любой другой помощи.

Сегодня Азербайджан представляет немалый интерес для террористов. Страна находится непосредственно в зоне геополитических интересов ИГИЛ, где посредством Интернета и социальных сетей террористы ведут очень активную пропаганду. Количество боевиков из Aзербайджана в рядах «ИГ» оценивается в диапазоне от 200 до 300 человек, также говорится о наличии на территории Сирии отдельного «азербайджанского батальона».

Правоохранительные органы страны регулярно проводят облавы и задержания радикалов, закрывают их мечети. Однако антитеррористические шаги властей не останавливают радикалов от присоединения к «ИГ». Азербайджанцев можно увидеть в видеосюжетах о повстанцах, поступают сообщения и об убитых.

Тогда как многие принадлежат к суннитскому меньшинству Азербайджана и примыкают к исламским боевикам, некоторые члены шиитского большинства оказываются на другой стороне, сражающейся за правительство президента Башара аль-Асада.

Когда 7 октября четыре корабля Каспийской флотилии ВМФ России выпустили по объектам на территории, контролируемой исламистами в Сирии, 26 крылатых ракет было понятно, что они предназначены не только для антитеррористической борьбы, но и являются рекламой технической базы российской военной мощи на Каспии. Это послужило элементом устрашения прикаспийских стран.

Любая напряженная ситуация, причем, сопровождающаяся боевыми действиями, негативно влияет на региональные проекты. Мы уже почувствовали это влияние, когда из-за напряженности отношений Анкары с РПК в августе текущего года дважды на территории Турции был взорван экспортный газопровод Азербайджана.

Share

Comments are closed.