Цивилизационный фактор в современных развитиях

Сурен САРЬЯН

 

Последние развития в исламском мире вновь актуализировали значение цивилизационного фактора.

В современном мире вопрос цивилизационного выбора ставится со все большей остротой, что, например, проявилось в виде успеха радикальных консервативных сил на прошлогодних выборах в ряде европейских стран. Успех этот был во многом обусловлен жесткой позицией отмеченных сил в отношении религиозных и этнических меньшинств и, в частности, иммигрантов в Европе. Вместе с тем сначала канцлер Германии А.Меркель, затем президент Франции Н.Саркози, а позже и премьер-министр Великобритании Д.Камерон заявили о провале пропагандируемой десятилетиями в Европе политики многокультурности, а также о том, что нужно быть более жестким, последовательным и активным в деле защиты демократических ценностей. Можно сказать, что многокультурность в Европе удостоилась той же участи, что и «дружба народов» в СССР.

Примечательно, что сразу после заявлений Н.Саркози и Д.Камерона последовала реакция президента России Д.Медведева, отметившего, что Россия обречена создать многокультурную среду, иначе страна будет раздроблена и окажется в хаосе. В этом плане сегодня эксперты опасаются, что волна исламских революций может докатиться и до России, имеющей самое многочисленное в Европе исламское население (около 20 млн. человек).

В том числе в этом контексте нужно воспринимать расхождение во мнениях руководителей России в вопросе военных действий против Ливии, что, пожалуй, свидетельствует о борьбе между «западной» и «восточной» цивилизациями или мировосприятиями внутри России. Возможно также, что Д.Медведев избегает термина «столкновение цивилизаций», опасаясь прежде всего возможной вспышки вражды между собственными «крестоносцами» и «джихадовцами» в России.

Следует отметить, что в средневековье крестовые походы сыграли для Запада важную роль в плане «выхода» в мир или его открытия, позволив европейцам осознать свое цивилизационное единство и общую идентичность. Представление о Европе, «Европейского мире» как культурной и территориальной целостности сформировалось именно во время крестовых походов – в результате противостояния мусульманскому миру.

Сегодня проблематично и то, что границы Европы как политической территории не уточнены. Принято считать, что Европа находится везде, где придерживаются европейских принципов. Именно этого и добиваются архитекторы ЕС, позиционируя его как проект системы ценностей для всего человечества.

Однако за последнее десятилетие исламский мир и Китай дали примеры других моделей развития, отличающихся от западной системы ценностей. С.Хантингтон в 1990-х гг. предсказывал, что исламская и китайская (конфуцианская) цивилизации вступают в период своего подъема. Однако если Китай всячески избегает выдвижения на авансцену цивилизационного фактора, то исламский мир лишь углубляет его, не без «помощи» Запада.

Именно в этих условиях, когда Германия постепенно отдаляется от глобальных процессов, сосредоточиваясь на вопросах собственного развития, Франция начала военно-политическую интеграцию с Великобританией, реанимируя воспоминания об Антанте начала XX века.

В этом плане можно сказать, что лидер Запада США вынуждают европейцев усилить свою военную политику. Независимо от исхода войны в Ливии, европейские страны НАТО вынуждены будут установить непосредственный военный контроль над ведущими из Северной Африки в Европу энергетическими магистралями, а также силовыми методами предотвратить массовую эмиграцию из мусульманского мира.

Эксперты отмечают, что арабский мир погружается в пучину постоянных волнений, что обязательно ударит по Европе. Действительно, события в арабском мире еще более обострили проблему мигрантов в Европе, вызвав большой поток беженцев в Европу (по разным оценкам, ежедневно границы европейских стран пересекает тысяча человек из Ближнего Востока и стран Северной Африки). Причем, если бывшие арабские режимы как-то сдерживали миграцию в ЕС, то сегодня сложившаяся на границе Италии ситуация свидетельствует о том, что очень скоро Европа встанет перед необходимостью закрытия своих границ. Тем более что сегодня весьма актуальны призывы оградить континент от исламского мира и пресечь миграцию.

Некоторые специалисты отмечают, что происходящие сегодня в исламском мире события действительно умещаются в идею похода западной цивилизации на мусульманский мир.

В свою очередь, Запад, делая по примеру исламского мира глобальные политические процессы непредсказуемыми, получает преимущество по отношению к другим цивилизациям.

В этом плане непредсказуемость становится основной характеристикой современного мира. Кризис существующего миропорядка постепенно усиливается, и уже бессмысленно объяснять его клише периода Холодной войны. Абсолютно неопределенно, что родится в результате происходящих в исламском мире потрясений. Если в результате имевших место в 1989-1991гг. в Восточной Европе и бывшем СССР революций возникли государства, которые изначально хотели стать современными политическими системами европейского типа, то никому точно не известно, чего добиваются повстанцы Ливии или демонстранты Сирии.

Сегодня на Западе не особо отрицают, что ислам вступил в борьбу с западной цивилизацией, однако избегают назвать эту борьбу крестовым походом. Так, европейские эксперты отмечают, что военные действия в Ливии не имеют ничего общего с крестовыми походами, поскольку для их инициирования к ООН обратилась Лига арабских государств, а в воздушных атаках участвуют ВВС Катара и ОАЭ.

Последние развития опять же продемонстрировали расколотость исламского мира. В условиях, когда в Ливии друг против друга воюют мусульмане, а арабские страны дают добро военным действиям против правительства Триполи, а в то же самое время войска Саудовской Аравии входят в Бахрейн и убивают протестующих демонстрантов-шиитов, разговоры об исламском единстве не воспринимаются всерьез. В этом плане происходящая в арабо-исламском мире борьба, возможно, повлияет на развитие мира больше, нежели столкновение между мусульманским миром и Западом.

Исламский мир существенно ослабевает изнутри. Если события в Ливии разворачиваются у всех на глазах, то о столкновениях суннитов и шиитов в Бахрейне и вмешательстве там саудовских войск говорилось немного. Можно сказать, что в Бахрейне идет борьба между Саудовской Аравией и Ираном – политическими и духовными центрами двух крупных течений ислама – суннизма и шиизма. Примечательно, что Запад все еще воздерживается от прямых действий против них, хотя некоторые эксперты утверждают, что развития последних месяцев, в том числе ливийская война, являются подготовкой к ударам Запада по этим центрам. По прогнозам, основной мишенью после этого станет Пакистан – как союзник Китая и единственная исламская ядерная держава. А в самом конце решится судьба Турции, раскинувшейся между Европой и Большим Ближним Востоком, которая 90 лет назад была «законсервирована» за счет кемалистского движения.

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время визита в Германию в феврале этого года, парируя А.Меркель, озвучил цивилизационные и этнические проблемы: он призвал проживающих в Германии турок противостоять ассимиляции, изучая прежде всего турецкий и только потом – немецкий язык, или вернуться на родину. Более того, он обещал раздать проживающим в Германии трем миллионам туркам «синие карты», позволяющие им считаться гражданами, находящимися под защитой Турецкой Республики.

Однако нужно отметить, что мусульманская солидарность, в отличие от единого исламского мира, действительно является политическим фактом. Мусульмане остро воспринимают, когда против них начинаются враждебные действия, как, например, в случае сожжения Корана американским священником-протестантом. В этом плане ислам – единственная жизнеспособная идеология на территории между Средиземным морем и границами Китая.

И нынешние процессы в арабском мире очевидно направлены на существенное ослабление исламской цивилизации. Сегодня на Большом Ближнем Востоке идет борьба как за ресурсы, так и за ценности. По мнению экспертов, хаос на Большом Ближнем Востоке будет способствовать полному провалу политических, религиозных и культурных ожиданий его населения. Тем самым ислам перестанет быть спасательным кругом для этих людей.

Что касается Запада, то здесь также произойдут серьезнейшие сдвиги. Под влиянием событий исламского мира и под давлением США ЕС вынужден будет ужесточить свою политику как внутри страны (в отношении мигрантов из мусульманских стран), так и во внешней сфере – в условиях нехватки энергоносителей. В то же время Европа активизирует свои шаги в отношении России и постсоветских стран. Тем самым ЕС станет силовым центром, которому Соединенные Штаты доверят участие в урегулировании проблем на постсоветской территории и в Северной Африке. Франко-британский военный альянс был первым шагом в этом направлении, за которым последует трансформация Германии в статус более активной державы – роли, которой все еще противостоит нынешний германский политический класс.

Таким образом, мы становимся свидетелями тенденций изменений мировой политической повестки, где цивилизационные и ценностные факторы выдвигаются на первый план. А это требует от государств и народов современного мира серьезного пересмотра роли и значения системы ценностей и ее рассмотрение в качестве ключевой составляющей государственной и национальной безопасности.

Saryani njutyi hamar

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=5742

Share

Comments are closed.