Взаимодействие цивилизаций – залог международной безопасности

A.Barseghyan

 

Анна БАРСЕГЯН

Аналитик

Ереван

Происходящие в современном мире события вновь актуализируют круг вопросов, выдвинутых в 90-х годах именитыми теоретиками. Главным вопросом, на который пытались после распада Советского Союза ответить известные политологи, был следующий – какой должна быть в современном мире идеологическая борьба после 70-летней борьбы. Первым на этот вопрос попытался, пожалуй, ответить американский политолог японского происхождения Френсис Фукуяма, который еще в 1989 году в журнале «National Interest» опубликовал эссе под названием «Конец истории». Нашедшие место в данном эссе тезисы он развил в 1992 году в книге «Конец истории и последний человек». Молодой исследователь уверенно заявил, что наступил конец идеологической борьбы, и США с их либеральными ценностями достигли полной победы. Он отмечал, что, возможно, это конец не холодной войны или определенного этапа истории человечества, а завершение эволюции идеологий, вследствие чего либерально-демократическая модель Запада стала вездесущей и окончательной формой управления человеческим обществом.

Фукуяма неоднократно заявлял, что говоря о конце истории, подразумевает не завершение событий, а конец идеологического противостояния. Таким образом он пытался противопоставить себя идеям Маркса, который считал коммунистическую формацию высшей формой общественного управления. Период, когда Фукуяма презентовал свою книгу, совпал с падением социалистического лагеря и волной революций в отдельных странах, после которых там пытались установить демократическую форму правления и рыночную экономику. Идеи Фукуямы словно легитимизировали действия США, под эгидой которых произошел парад цветных революций в странах Восточной Европы.

Книга именитого исследователя вызвала ожесточенные споры и критику, но на научном уровне контраргументы против него попытался выдвинуть другой американский политолог и социолог Самуэль Хантингтон. В 1993 году в журнале «Foreign Affairs» он опубликовал статью «Столкновение цивилизаций», которая впоследствии легла в основу его книги одноименного содержания. Вопреки Фукуяме Хантингтон утверждал, что распад Советского Союзы – это вовсе не конец истории, просто период идеологической борьбы уступает место цивилизационной борьбе. Автор считает, что наиболее значимые конфликты в мировой политике развернутся между нациями, которые принадлежат различным цивилизациям. В XVII-XIX веках конфликты происходили в основном между государствами, вернее, руководителями государств, которые пытались нарастить свою военную и экономическую мощь и захватить новые земли. Но во время Первой мировой войны война между королями уступила место войне наций. За этим последовал период идеологической войны, а за ним – столкновение цивилизаций.

Цивилизация, по мнению Хантингтона, это конгломерат стран с общей культурой, языком, религией и людьми, которые идентифицируют себя с данной цивилизацией. Хантингтон зафиксировал семь цивилизаций – западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно-славянскую, латиноамериканскую и африканскую. Каждая цивилизация в свою очередь делится на субцивилизации. По мнению автора, мир стал теснее, взаимодействие между цивилизациями ширится, что и приводит к росту цивилизационного самосознания, приводя к усилению противоречий между различными цивилизациями. Запад использует международные организации, военную мощь и финансовые ресурсы для управления миром. Первым источником противоречий между Западом и другими цивилизациями является борьба за военное, экономическое и политическое превосходство, другим источником является разница в культуре и основополагающих принципах. Работа Хантингтона была более близка к реальности, хотя и в ней были недостатки, главным из которых являются параметры разграничения цивилизаций. Кроме того, понятие «столкновение» нашло множество оппонентов, которые выступали за идеи диалога цивилизаций.

21 сентября 1998 года на 53 заседании Генассамблеи ООН президент Ирана Мохаммад Хатами, вопреки Фукуяме и Хантингтону, предложил новое видение развития международных отношений, которое называлось диалог цивилизаций. 4 ноября того же года ООН принял предложенную Хатами формулу, согласно которой 2001 год был провозглашен годом «Диалога цивилизаций». Основная идея Хатами заключалась в следующем: диалог возможен только при равенстве стран. Диалог он представлял как способ решения глобальных проблем.

Примечательно, что именно в год, провозглашенный годом диалога цивилизаций, мир был потрясен терактом в США (9/11), ответственность за который взяла на себя террористическая организация Аль-Каеда. Мы не станем в рамках этой статьи обсуждать, кто был основным организатором этого теракта, но очевидно, что он открыл зеленый свет США ввести войска в Афганистан. США пытались на деле доказать, что диалог цивилизаций невозможен, пока в ряде стран других цивилизаций не распространены западные ценности.

В начале 21 века теория Фукуямы находит практическое применение во внешней политике США. США взяли на себя не только роль «мирового жандарма», но и «мирового судьи», который взялся объяснять населению и политическим элитам тех или иных стран, каковы «правильные» ценности, которыми должна руководствоваться страна. Помимо Афганистана началась операция в Ираке, а затем арабская весна распространилась по всему Ближнему Востоку и по сей день продолжается в Сирии. США заявляют, что в этих странах долгие годы правили диктаторы, и, позиционируя себя в качестве «спасителя», распространяют демократические ценности. Что в итоге? Стали ли эти страны демократичнее, повысился ли уровень жизни населения? Вовсе нет, и, возможно, потому, что не учитывались политическая культура и цивилизационные особенности этих стран. В контексте арабской весны теория Фукуямы потерпела абсолютное поражение, опровергнув тезис о том, что всеобщие ценности могут привести к всеобщему счастью.

Но один из отцов-основателей американской дипломатии Генри Киссинджер подвел  теоретическое обоснование под эти шаги США. В своей книге «Мировой порядок» он обратился к внешней политике на ценностной основе. Именитый американский дипломат видит современный мировой порядок не в гегемонии одной силы, а в балансе нескольких сил. Равновесие сил он связывает с этическим нейтралитетом и возможностью для каждой нации следовать собственным ценностям. А гегемония означает роль просветителя, принуждающего к принятию тех ценностей, которые приемлемы для тебя. По мнению Киссинджера, стратегия равновесия сил позволит избежать конца истории.

Таким образом, группа теоретиков во главе с Фукуямой, которые после развала социалистического лагеря поспешили анонсировать победу либерально-демократических идей, потерпела поражение. Любое государство, цивилизация имеет свои особенности, и если не учитывать их, невозможно достичь результатов. Принуждение ценностей может привести к обратной реакции, как мы видим во многих странах мира.

Мир прекрасен в его разнообразии, и государства должны достичь высшего понимания необходимости уважать особенности наций других государств, цивилизаций и пойти по пути сотрудничества. Только взаимодействие цивилизаций и диалог могут привести к гарантиям международной безопасности. А до этого в различных уголках мира возможен парад столкновения цивилизаций.

A.Barseghyani njuti hamar

Share

Comments are closed.