Переговорный процесс по урегулированию конфликта

54a6922deca67_medium
Татул АКОПЯН

Журналист
Ереван

Пока Армения и Азербайджан были частью Советского Союза, по вопросу об урегулировании нагорно-карабахской проблемы они обращались в Кремль. В 1992-м, когда Советский Союз исчез с карты мира, Арцахская проблема стала международной. Первой отреагировала СБСЕ (ныне ОБСЕ), которая 24 марта 1992 года приняла резолюцию, в которой отмечается, что в переговорах по урегулированию должны принимать участие Армения, Азербайджан, а также «избранные и иные представители» Нагорного Карабаха. Под «избранными» представителями имелся в виду парламент Арцаха, сформированный в ходе выборов конца декабря 1991 года. Под «иными», видимо, подразумевались азербайджанцы Нагорного Карабаха, в лице властей города Шуши.
Осенью 1991 года с инициативой об урегулировании выступили президенты России и Казахстана. 24 сентября в российском Железноводске был подписан совместный меморандум. Но попытка избежать только-только разворачивающихся военных действий не удалась.

В 1992-1994 годах переговоры происходили параллельно боевым действиям. Миротворческие усилия и ОБСЕ вместе с действующей под ее эгидой Минской группой, и России в первую очередь, были нацелены на прекращение огня, что удалось в мае 1994 года при посредничестве России. На начальном этапе НК отказывался принимать участие в переговорах, пока, во-первых, не определен его статус, во-вторых, под «карабахской стороной» международное сообщество и Азербайджан подразумевали «армянскую и азербайджанскую общины НК». После настойчивых призывов Еревана Степанакерт подключился к переговорам.

После майского перемирия и до Лиссабонского саммита переговоры были трехсторонними – Армения, Азербайджан, Нагорный Карабах. В составе азербайджанской делегации на переговоры в обязательном порядке приезжал бывший мэр Шуши. В ходе переговоров в основном обсуждались вопросы, связанные с устранением последствий конфликта – возвращение территорий, деблокада, возвращение беженцев, гарантии безопасности, международные миротворцы. Вопрос правового статуса Арцаха, который является краеугольным в конфликте, не обсуждался в достаточной мере.
За переговорным столом с одной стороны сидели Армения и Нагорный Карабах, а с другой – Азербайджан. Порой вступали в спор друг с другом международные посредники – государства и организации. Основные противоречия возникали между Россией и ОБСЕ. Россия не только участвовала в переговорах в составе Минской группы, но и осуществляла отдельные инициативы, причем, в двух направлениях (по линии министерств иностранных дел и обороны), вызывая недовольство Запада.

В декабре 1996 года на Лиссабонском саммите ОБСЕ Россия и Запад сформировали единую позицию и поддержали инициативу действующего председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Швейцарии Флавио Котти. Был презентован документ по карабахскому урегулированию из трех пунктов, который признает территориальную целостность Азербайджана и высокий статус автономии Арцаха в его составе.

Первый президент Армении Левон Тер-Петросян воспользовался в Лиссабоне правом вето, отметив в своем слове: «В случае урегулирования карабахского конфликта на основе предложенных Азербайджаном принципов над населением Нагорного Карабаха нависнет постоянная угроза геноцида или насильственной депортации. Армянские погромы в Сумгаите (февраль 1988 года), Кировабаде (ноябрь 1988 года) и Баку (январь 1990 года), а также насильственная депортация 24 армянских сел в Карабахе (май-июнь 1991 года) со всей очевидностью указывают на то, что Азербайджан, несмотря на все заверения, не может обеспечить гарантии безопасности населению Нагорного Карабаха. Следовательно, мы придерживаемся мнения, что единственным способом избежать новой трагедии является уважение права народа Нагорного Карабаха на самоопределение».

Весной 1997 года в Москве состоялся последний раунд трехсторонних – Армения-Нагорный Карабах-Азербайджан – переговоров. Армянская сторона покинула переговоры, поскольку Азербайджан настаивал на том, чтобы в качестве основы переговоров были приняты принципы Флавио Котти, озвученные на Лиссабонском саммите 1996 года. Так, с весны 1997 года и по сей день трехсторонних переговоров не происходит, участие карабахской стороны в переговорах прекратилось.

Летом и осенью 1997 года Минская группа официально представила трем сторонам конфликта два письменных предложения, первое из которых принято называть пакетным, а второе – поэтапным. Пакетное предложение, которое было отклонено Степанакертом, строилось на лиссабонских принципах. Документ, составленный посредниками, предполагал высокую степень автономии НК в составе Азербайджана и возврат Азербайджану находящихся под контролем НК районов, за исключением Лачина.

Степанакерт отклонил и второе предложение – поэтапное, которое откладывает вопрос статуса НК на потом, а на первом этапе устраняет последствия конфликта. Азербайджан счел приемлемым и этот вариант. Тер-Петросян и часть его команды были склонны принять в качестве основы для переговоров поэтапный вариант, при реализации которого Азербайджану могут отойти 6 районов, за исключением Лачина.

В конце 1998-го Минская группа официально представила новые письменные предложения, которые принято называть «Общим государством». На этот раз Ереван, с определенными оговорками, а Степанакерт – со серьезными приняли их как основу для переговоров, а вот Баку отклонил.

Предложения об общем государстве в плане подходов по устранению последствий конфликт почти ничем не отличались от прежних предложений. Основная разница заключалась в предлагаемом статусе НК. В самом начале представленных предложений говорится, что «Нагорный Карабах – государственное и территориальное образование в форме Республики, которое составляет общее государство с Азербайджаном». Гейдар Алиев заявил, что предложение неприемлемо для Азербайджана, поскольку, фактически, в составе Азербайджана образуются два независимых государства, и у Баку не будет контроля над Степанакертом.
Весной 1999 года в Вашингтоне было заложено начало двусторонним переговорам Кочарян-Алиев. Переговоры на уровне президентов в двустороннем формате происходили и в прошлом: Левон Тер-Петросян неоднократно встречался с Аязом Муталибовым, Абульфазом Эльчибеем и Гейдаром Алиевым.

По итогам многочисленных встреч Кочарян-Алиев весной 2001 года родился неофициальный документ, который получил название «Ки-уэстского». Азербайджан отклонил «ки-уэст» так же, как проект «общего государства» в 1998-ом. Этот документ, в отличие от прежних, никогда не публиковался. Известно, что он был выстроен на философии обмена территориями. Нагорный Карабах вместе с Лачинским коридором присоединялся к Армении, а Азербайджан в качестве компенсации получал сухопутный «суверенный коридор» к Нахиджевану через Мегри.

С 2004-го начался новый этап, который называют Пражским процессом. Казалось, что стороны, встретившиеся в замке Рамбуйе близ Парижа, близки к достижению согласия по основополагающим принципам, но переговоры вновь зашли в тупик из-за невозможности достичь согласия по вопросам о возвращении Карвачара и сроках проведения плебисцита в НК. Основной идеей Пражского процесса является «отложенный референдум», который предполагает следующее: карабахские силы выводятся из пяти районов, а возвращение Карвачара увязывается со сроками проведения плебисцита в НК. Пока плебисцит не состоится, Карвачар остается под совместным контролем армянских и международных сил. Вопрос Лачинского коридора также оставался спорным.

В ноябре 2007 года на министерской встрече в Мадриде представляющие страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ старшие дипломаты передали Еревану и Баку рамочный документ из 14 пунктов, который также основан на философии отложенного референдума (плебисцита). Этот документ Армения и Азербайджан не приняли и не отклонили.

После состоявшихся в Армении в 2008 году президентских выборов новые власти приняли в качестве основы для продолжения переговоров Мадридские принципы. 2 ноября того же года при посредничестве России и в присутствии в то время президента РФ Дмитрия Медведева Армения и Азербайджан подписали состоявшую из 5 пунктов Майндорфскую декларацию. В течение всей истории урегулирования конфликта, начиная с майского перемирия 1994 года, это стало первым документом, под которым отсутствует подпись основной стороны конфликта – Нагорного Карабаха.Eltsin-Nazarbaev-1991-September-21

С 2008 года и по сей день посредники держат Мадридские принципы на столе, но то для одной из сторон, то для другой, то кого-то третьего этот документ становится неприемлемым – в зависимости от того, какая деталь менялась в «обновленном» варианте. Сатана мадридских принципов в деталях.

Татул Акопян – ереванский корреспондент бейрутской газеты «Аздак», аналитик фонда «Сивилитас», преподаватель ЕрГУ и координатор Центра армянских исследований АНИ. Автор книг «Арцахский дневник: Зеленое и черное» и «Взгляд с Арарата: Армяне и турки».

Share

Comments are closed.