Была ли попытка путча в Турции хорошо разработанной фальшивкой Эрдогана?

People stand on a Turkish army tank in Ankara, July 16, 2016. (photo by REUTERS/Tumay Berkin)

Пока турецкий военный переворот был в разгаре, «The New York Times» обратился ко мне с вопросом, удивлен ли я, безусловно, ожидая, что именно я отвечу.

Но мне хотелось не только ответить, но и напомнить корреспонденту «The New York Times» Сабине Тавернси, что всего пару недель беседуя с ней в Стамбуле я говорил, что наш президент-«фаустовская сделка» (Реджеп Тайип Эрдоган) так обращается с военными, что в ближайшие два года путь к военному перевороту настежь открыт. Но я подумал и ответил – да, я удивлен. Я не ожидал, что это произойдет в течение двух недель.

Меня больше всего удивил любительский характер путча. Как ветеран, изучающий военные перевороты, особенно в Турции, я никогда не встречал случаев с подобной магнитудой и необъяснимой нерешительностью.

Первый переворот произошел 27 марта 1960 года, наиболее варварский – 12 сентября 1980 года. Был путч и 12 марта 1971 года, и я — один из пострадавших этого путча, известного как «постмодернистский переворот».

Полуреволюции 1962 и 1963 годов привели к пожару в моем доме в окрестностях Анкары, поскольку дом наш располагался по соседству с военной академией, курсанты которой также принимали участие в перевороте. Ни один из них не был таким непрофессиональным и поистине странным, как этот.

Каждый, кто следил за ходом последней революции, задавался вопросом – что это, кто за этим стоит, что они делают, зачем?

Во время прежних путчей парламент ни разу не бомбили вертолетами и истребителями.

Почему попытка переворота началась с блокирования только одной части Босфорского залива? Почему въезд из Азии в Европу был запрещен, а обратно – нет?

Почему боевики, которые знали, что Эрдоган находится не в Анкаре и Стамбуле, а отдыхает в городе Мармарис на Средиземноморье, не схватили его? Они позволили ему выехать к расположенному близ Мармариса аэропорту Даламан и долететь до Стамбула, что заняло довольно много времени.

Почему революционеры не заняли основные телекомпании, вместо этого потратили время на захват телеканала TRT, имеющего наименьшую аудиторию, позволив целевым группировкам перегруппироваться и использовать более популярные каналы и медиа?

Премьер-министр Бинали Йылдырым первым выступил по каналу NTV, утверждая, что это не переворот, а неповиновение, подготовленное небольшой группой военных. Затем Эрдоган сделал заявление с помощью телесвязи в эфире CNN-Turk, призвав своих сторонников выйти на улицы.

Казавшаяся «безглавой» и дезориентированной попытка переворота была сорвана спустя пару часов, оставив 265 погибших, около 1440 раненых (порядка 2839 представителей армейского состава оказалось под арестом).

Неудавшийся путч оставил больше вопросов, чем вероятных ответов о том, кто его подготовил и почему сделал это столь бездарно.

Несмотря на провал попытки, нанесенный ущерб колоссален. Во-первых, речь идет о репутации Турции как бастиона стабильности в варварском регионе, где военные перевороты – только мощи прошлого. Репутация страны пострадала, и уже никто не может гарантировать, что в будущем не случатся путчи или попытки переворота.

Эрдоган и Йылдырым не раздумывая указали на Фетулла Гюлена, духовного лидера и бывшего союзника, который вот уже 18 лет находится в изгнании в Пенсильвании. Турецкие лидеры намекнули, что потребуют у Вашингтона его экстрадиции.

Я прочитал твит корреспондента AFP в Белом доме Эндрю Беата, о том, что Керри предложил помощь США в расследовании переворота и потребовал доказательств причастности Гюлена.

Это действительно сложная задача. То, что вторая по величине армия НАТО, которая уступает только армии США, управляется исламистскими силами, звучит не так уж и убедительно.

Арестовано порядка 40 генералов в числе более чем 3000 революционеров. Среди них также четырехзвездные генералы, которые командовали вторым армейским корпусом и были ответственны за приграничные с Сирией и Ираком регионы. Десятки генералов и командиров, командовавших в основном сухопутными войсками, жандармскими объединениями, борющихся с курдскими мятежниками, а также представителей морского и сухопутного командования вряд ли можно причислить к рядам гюленистов.

Командующий третьим армейским корпусом четырехзвездный генерал также был арестован. Командующий первым армейским корпусом, ответственный за Стамбул, в ночь переворота заявил о своей лояльности правительству, попросил Эрдогана вернуться в Стамбул, обещая обеспечить его безопасность. Иными словами, он сыграл существенную роль в провале путча.

Не прошло и 24 часов после провала революции, как были арестованы 140 судей высших судебных органов, в том числе Апелляционного суда и 48 судей Конституционного суда. В целом, из судебной системы было отстранено 2745 судей. Член высшего правового органа – Конституционного суда – был арестован и обвиняется в связях с путчистами.

Скорость работы исполнительного органа впечатляла. Ощущение было такое, что Эрдоган и правительство готовились к путчу и имели многочисленные разведданные.

Изучив 2839 арестованных военных, среди которых десятки генералов, которые командовали натовской армией, можно с удивлением заметить, что военная разведка не уведомила Службу нацбезопасности о подобной революции.

Подобные вопросы, которые ожидают убедительных ответов, естественно, находят ответы в конспирологической плоскости. В частности, примечательно выглядит примитивность осуществлявших революцию. Во-первых, надо было захватить сначала лидеров, потом медиа, и показать униженного лидера в СМИ.

Вместо этого эти люди решили осуществить переворот, когда Эрдоган был в отпуске и даже не пытался обеспечить безопасность. Как только революция началась, его сразу же переместили в безопасное место. Потом все идет поистине адски. Революционеры призывали людей оставаться дома, между тем как Эрдоган призывал своих сторонников выйти на улицы. Революционеры обстреляли гражданское население, чего не должны были делать. Именно поэтому люди повернулись к власти.

Короче говоря, все сложилось как нельзя лучше для Эрдогана, он теперь герой в глазах народа. Мне кажется наиболее вероятным, что Эрдоган, скорее всего, при попустительстве западных сил, попытался провернуть со своими сторонниками псевдопереворот.

Предположения о том, что переворот был фальшивым, может разгневать тех, кто намерен праздновать победу демократии в отношении военного переворота, победу людей в отношении предателей. Но пока важные вопросы ожидают своих ответов, и пока не сойдет пыль, подобные конспирологические предположения не будут выглядеть странно.

Специально для «Аналитикона» с английского перевела Анна Барсегян.
 

Чингиз Джандар  (Колумнист Al-Monitor/Turkey Pulse)

Оригинал AL MONITOR

Share

Comments are closed.