Запад будет искать других военно-политических партнеров на Востоке

Соломоном Лебанидзе


Интервью с независимым экспертом по Кавказу, политологом Соломоном ЛЕБАНИДЗЕ

 

— Каковы новые вызовы для Южного Кавказа в целом и для каждой из стран в отдельности?

— Регион очень взрывоопасен. У каждой страны по-отдельности существуют свои проблемы. У Грузии это вопросы территориальной целостности и отношений с Россией. Накануне парламентских выборов определится внешнеполитический курс страны. В последний период пророссийские настроения в обществе усиливаются, что угрожает курсу Грузии на интеграцию в Евроатлантические структуры.Армения находится в серьезном геополитическом тупике. Основные энергетические потоки миновали территорию страны, что сделало страну очень зависимой от России. Армения старается как-то диверсифицировать свой импорт в пользу Ирана, но насколько это серьезно, покажет время. Периодические военные стычки с Азербайджаном дают понять армянской стороне, что вопрос Нагорного Карабаха еще окончательно не урегулирован и что необходимы новые подходы для его решения.

Российско-турецкое обострение в ноябре 2015 года сыграло на руку Армении. Армянские общество и лобби в России были в восторге. В российских СМИ публично обсуждались вопросы раздела Турции в пользу Армении, т.е., шли дискуссии о реанимации т.н. Вильсоновской Армении, или Армении Севрского договора от 1920 года. Но увы, Россия решила поменять стратегию и примириться с Турцией.

Главный ориентир Азербайджана — возвращение Нагорного Карабаха и 7 районов вокруг него. Однако реальность дала понять официальному Баку, что силой эти территории Азербайджан вернуть не сможет. Баку откровенно воздерживается от Евроатлантической или Евразийской интеграции и старается маневрировать между этими геополитическими проектами.

Проект «Исламского государства» не приемлем ни для одной страны Южного Кавказа. Грузия и Армения цивилизационно являются частями восточно-христианского мира, а Азербайджан – частью шиитского мира, несмотря на преимущественно тюркское население.

— Как неудавшаяся попытка переворота в Турции может повлиять на систему безопасности в регионе? Говорит ли недавний путч о том, что страны Южного Кавказа могут оказаться перед абсолютно новыми вызовами?

— Опасные процессы идут в Турции. Боюсь, что Турция может отказаться от Евроатлантического курса. Представили США уже намекнули туркам, что в случае отказа от демократии Турции не будет места в НАТО.

Массовые аресты не только военных, но и судей… Согласно распространенной информации, многие руководители турецких ВУЗ-ов получили от властей «рекомендацию» покинуть свои посты…

В случае дрейфа Турции от Европы и США полностью изменится расклад сил в  регионе. Запад будет искать других военно-политических партнеров на Востоке, которые смогли бы заменить Турцию.

В случае отказа Турции от демократических идеалов Ататюрка мы получим новые реалии в регионе — геополитическая доктрина Турции в отношении соседей и, в частности, Южного Кавказа изменится. Произойдет реверс Турции с Запада на Восток,  возрождение идеалов обновленной Османской империи.

— Насколько возможна новая дестабилизация ситуации в Карабахе после т.н. Четырехдневной войны в апреле этого года?

— По моему мнению, ситуация вокруг Нагорного Карабаха будет вспыхивать очень часто. Баку заинтересован в напоминании Еревану и всему миру о том, что он не смирится с потерей своих территорий. Что касается Армении, то смогут ли армяне защищать свои интересы, не рассчитывая на Россию? Россия не обязывалась защищать армянские территориальные приобретения. Россия защищает только Республику Армения. Вот, если Ереван признает независимость Нагорного Карабаха, то этим загонит Москву в тупик…

Насколько велики угрозы для нашего региона со стороны т.н. «Исламского государства»?

— «Исламское государство» угрожает всему миру… Исторически Южный Кавказ входил в состав Халифата. Арабские завоеватели создали на Кавказе эмират «Арминия», в состав которого входили армянские, грузинские и алуанские территории. Таким образом, естественно, что ИГ имеет претензию на создание всемирного Халифата и рассматривает Кавказ как зону своих интересов.

 — Что представляет собой большую опасность для стран Южного Кавказа- геополитические амбиции Москвы или «Исламского государства»?

— Сегодня Россия и так контролирует Южный Кавказ. В Армении у России стоят военные базы. Треть территории Грузии Россия контролирует полностью. Что касается Азербайджана, то Баку пока не сделал своего геополитического выбора, и Москве не о чем беспокоиться.

Со стороны «Исламского государства» исходит только террористическая угроза для государств Южного Кавказа. Этот проект не популярен в наших странах. Даже салафитские общины Грузии отказываются этому проекту сочувствовать.

— Глава самопровозглашенной республики Южная Осетия Леонид Тибилов недавно заявил, что де-факто граница с Грузией в ближайшее время будет укреплена совместно с Россией. Не повлечет ли это за собой обострение ситуации?

— Цхинвальские де-факто власти уже более 10 лет говорят о демаркации так называемой границы. Думаю, что никакого обострения не будет. Максимум в период предвыборной кампании политические силы Грузии могут воспользоваться  этой проблемой.

 — Насколько столкновение интересов НАТО и России в регионе представляет опасность для стран Южного Кавказа?

— В принципе, подобное «мягкое» столкновение уже произошло в августе 2008 года. После Варшавского саммита НАТО начал укпреплять свои военные позиции в странах Балтии и Черноморском регионе. Россия к этому относится настороженно. Опасность противостояния, конечно, есть, но необходимо сделать все для того, чтобы этот процесс был более мягким и безболезненным.

Специально для «Аналитикона» беседовал Иракли Чихладзеirakly

Share

Comments are closed.