Пора валить: Почему Великобритания покидает ЕС и что это значит для нас?

M.Zolyan
Микаэл З
ОЛЯН
Политический аналитик
Ереван

 

Это не страна

После каждого более-менее значимого политического события, в Фейсбуке начинается, как сказал бы Рубен Ахвердян, полнейший переполох. Люди спорят, подтрунивают друг над другом, порой даже матерятся, жалуются на жизнь и на то, что «это не страна». Все это, как правило, завершается выводом, что надо «валить» в нормальную страну. 24 июля моя лента в  Фейсбуке оставляла именно такое впечатление. Но на сей раз спорили, ругались, жаловались на жизнь и собирались «валить» не жители Армении, а мои знакомые британцы.Хотя сложно разобраться в потоке информации о Брексите, тем не менее, кое-что вполне очевидно. Во-первых, понятно, что свершилось историческое событие – как для Британии, Европы, так, быть может, и для всего мира. Во-вторых, результаты референдума стали для многих сюрпризом, в том числе, даже для сторонников Брексита. Более того, очень скоро выяснилось, что политические лидеры Британии и политическая элита вообще были не готовы к тому, что произошло. Ни противники Брексита, как, например, уже экс-премьер Британии Дэвид Кемерон, ни сторонники, как новоиспеченный министр иностранных дел Борис Джонсон, не имели четких представлений о том, что предпринять на следующий после референдума день. В Брюсселе, судя по всему, также не ожидали подобного исхода референдума, или предпочитали не думать об этом, надеясь, что в последний момент британцы «одумаются». В итоге и Британия, и ЕС оказались в тисках политического кризиса, конца которого не видно.

Почему это случилось

Всех, конечно, интересует, как могло случиться, что в один прекрасный день один из ключевых членов ЕС вдруг решил покинуть союз. Многие противники Брексита зачастую указывают на недобросовестную агитацию сторонников Брексита и низкий уровень информированности голосовавших. Так, сторонники Брексита утверждали, что в случае выхода из ЕС можно будет направлять 350 млн. фунтов стерлингов еженедельно в Национальную систему здравоохранения, но после референдума сторонники Брексита стали отказываться от данных заверений (http://www.independent.co.uk/news/uk/politics/brexit-350-million-a-week-extra-for-the-nhs-only-an-aspiration-says-vote-leave-campaigner-chris-a7105246.html).

Еще одним примером манипуляции стал вопрос миграции: пропагандисты Брексита представляли проблему так, словно Британия, покинув ЕС, сможет обойти миграционные потоки. Для многих из тех, кто проголосовал за Брексит, особенно людей националистического и консервативного мышления, вопрос миграции был решающим. На деле Брексит никак не скажется на традиционных потоках мигрантов в Британию – из Индии, Пакистана, стран Карибского бассейна, поскольку эти страны не связаны ни с ЕС, ни с миграционным кризисом на Ближнем Востоке – Британия и без того не входит в Шенгенскую зону и не имеет открытых границ с материковым Евросоюзом. Единственные мигранты, на ком может сказаться Брексит – трудовые мигранты из других стран ЕС. Хотя и это зависит от того, к какому согласию придут ЕС и Британия по поводу условий выхода. Если Британия захочет сохранить общий с ЕС рынок, то, по всей видимости, вынуждена будет также принять свободу передвижения, то есть «польские сантехники», которых так недолюбливают сторонники Брексита, все равно останутся в Британии.

Вместе с тем, нельзя переоценивать роль агитации сторонников Брексита. Во-первых, его противники также не всегда обращались с фактами добросовестно. Так, на основе распространенной Казначейством Соединенного королевства уже раздутой информации некоторые противники Брексита утверждали, что в случае выхода из ЕС спад экономики Британии составит 6%, хотя на деле речь шла не о 6-процентном спаде, а о том, что рост может оказаться на 6% меньше ожидаемого (образцы манипуляции фактами обеих сторон здесь —  http://carnegie.ru/commentary/2016/06/29/ru-63949/j2ls).

Но гораздо важнее другое, о чем забывали некоторые противники Брексита. Если в демократической стране, со свободной прессой и свободной политической конкуренцией, большинство избирателей голосует за какое-то решение, то это вряд ли можно обуславливать «грязной агитацией». В конце концов, если большинство британцев выбрало Брексит, значит, для этого были глубинные причины.

В целом, причины эти можно подразделить на две группы: недовольство, связанное с ЕС, и противоречия, касающиеся внутренних проблем в Британии. Если говорить о негативном отношении к ЕС, то одной из основных причин является недовольство бюрократическим аппаратом Брюсселя, который, как считают в Британии, слишком часто вмешивается в экономические дела и вводит правила, которые ограничивают возможности экономического развития. Есть и субъективный фактор – британский политический класс десятилетиями использовал Брюссель как козла отпущения, спихивая вину за непопулярные решения на брюссельскую бюрократию. Не стоит также забывать о традиционной неприязни британцев к материковой Европе: Британия довольно поздно вступила в ЕС и всегда пыталась сохранять свои особые позиции в Союзе.

Но не менее, а может, и более важны противоречия в самой Британии. Брексит показал, что в самой Британии существует определенный разлом между теми, кто включен в процесс глобализации и выигрывает от этого, и теми, кто, по их собственному мнению, от него теряет. Кстати, этот разлом нельзя идентифицировать с традиционными противоречиями между левыми и правыми, или рабочим классом и буржуазией, — эти термины устарели и не отражают реальную картину.

К этому следует добавить и другие противоречия, в частности, разлом между глобализированным Лондоном и другими крупными городами и провинциями Англии. Следует учитывать также распространенные в Шотландии сепаратистские настроения, которые, в свою очередь, приводят к росту английского национализма в других регионах Соединенного королевства. Ситуация сложная и в Северной Ирландии, где конфликт считается разрешенным, но противоречия между католиками и протестантами сохраняются. Важным фактором является также недовольство людей избирательной системой, которая дает преимущества двум крупнейшим партиям и ограничивает возможности других партий. Все это привело к тому, что многие, проголосовав за Брексит, в первую очередь, пытались выразить свое недовольство британской политической элитой и политической системой в стране.

А нам-то что? Что означает Брексит для нас?

Нас, конечно, в первую очередь волнует, как Брексит может отразиться на нашем регионе, в частности, на Армении. Если подойти с формальной точки зрения, то последствия будут не такими ощутимыми: политика ЕС в отношении Армении и Южного Кавказа в основе своей не изменится, вне зависимости от того, будет ли Британия  в составе ЕС или покинет его. Но очевидно, что по меньшей мере в краткосрочной перспективе Брексит существенно ослабил позиции Брюсселя как международного актора, следовательно, это может сказаться и на влиянии ЕС на Южном Кавказе. Как бы ни развивались события, как минимум год-два Брексит будет наиболее важным событием для ЕС, на который вынуждены будут тратить время и ресурсы как руководство ЕС, так и правительства стран-членов ЕС. Понятно, что в этих условиях на проект Восточное партнерство в целом, и Армению в частности, ЕС будет обращать меньше внимания чем раньше. Кроме того, Брексит воспринимается как своеобразная моральная победа противников евроинтеграции – как внутри ЕС, так и за его пределами, что также может повлиять на отношения ЕС и стран нашего региона.

Все это, конечно, не означает, что ЕС откажется от намерения быть активным политическим субъектом в регионе. Рассуждения о том, что Брексит привел ЕС на грань распада, по всей вероятности, преждевременны. ЕС будет активным актором и в нашем регионе. Более того, ЕС сейчас нуждается в историях успеха, и таковыми могут стать отношения со странами Восточного партнерства. Так что, следует ожидать, что как только ЕС удастся разобраться с Брекситом, Брюссель начнет с новой энергией заниматься регионом Восточного партнерства.

Конечно, многое зависит от того, какие выводы сделает ЕС. Будет ли Брексит воспринят как сигнал к временной приостановке процесса интеграции, или, наоборот, после выхода традиционно евроскептичной Британии интеграция обретет новый размах? Придаст ли Брексит силу дремлющим в разных странах ЕС евроскептическим силам, или, наоборот, станет сигналом для консолидации и активизации сторонников интеграции? Как будут протекать переговоры с Лондоном, и в каком виде произойдет Брексит: сохранит ли Великобритания тесные связи с ЕС (так называемый «норвежский вариант»), или разрыв будет более полным? Наконец, какие последствии возымеет Брексит для самой Британии: сможет ли Британия преодолеть временные препятствия и продолжать динамичное развитие, или выход из ЕС действительно станет разрушительным для страны? Понятно, что от того, в каком направлении будут развиваться события, будут зависеть последствия для соседей ЕС, в том числе и для нас. Так что, нам остается только наблюдать за ходом событий и пытаться понять, какие уроки можно извлечь нам, гражданам Армении.

Share

Comments are closed.