Императив пересмотра переговорной логики

MM for media
Масис МАИЛЯН*
Политический аналитик
Степанакерт

 

Апрельская война 2016 года была беспрецедентной с момента подписания трехстороннего и бессрочного Соглашения о прекращении огня в зоне нагорно-карабахского конфликта от 12 мая 1994 года[1]. Инициированное Азербайджаном возобновление широкомасштабных боевых действий заставило многих пересмотреть свое отношение к конфликту.

В апреле и в последующие месяцы многие политики, общественные деятели и эксперты в Армении переосмыслили свои прежние подходы. Было интересно читать публикации представителей армянской элиты, которые стали выступать с более реалистичных позиций. Гибкость армянской элиты вселяет определённые надежды. Например, если раньше многие армянские интеллектуалы считали возможным обменять определенные территории НКР на мир, в апреле пришло понимание, что любая сдача территорий Азербайджану станет источником новой войны и геноцидальных действий. Военные преступления, совершенные азербайджанскими военными по отношению к гражданским лицам и военнослужащим НКР, не оставили в этом и тени сомнения[2].

Конечно, не всем удалось избавиться от прежних стереотипов. Все еще приходится слышать, что источником конфликта является неготовность граждан Арцаха и Республики Армения сдать определенные территории противоположной стороне. Должен заметить, что данная позиция на протяжении многих лет муссируется азербайджанской пропагандой с целью исказить суть конфликта. На самом деле основная проблема заключается в том, что в Баку не желают признавать фундаментальные права граждан Арцаха и право НКР на существование.

Фокусируя внимание международных посредников на проблеме территорий, Азербайджан пытается не только исказить суть конфликта, но уже на первом этапе «урегулирования» лишить граждан НКР всех преимуществ и возможностей по обеспечению собственной безопасности, а на втором — установить тотальный азербайджанского контроль над Нагорным Карабахом, где не останется коренное армянское население.

Чтобы понять, что причиной конфликта являются не территории, которые перешли под контроль Армии обороны НКР во время войны 1992-1994 годов, достаточно вспомнить, что Арцахский конфликт возобновился в 1988 году, когда проблемы этих территорий не существовало. Поэтому абсурдно полагать, что этот конфликт можно решить путем сдачи территорий Азербайджану. Путем сдачи территорий противнику можно добиться не мира, а отложенной войны. И эта война не заставит себя долго ждать, и начнется она с более удобных для противника позиций. Азербайджанская сторона не случайно требует сначала сдачи территорий вдоль реки Аракс (это направление удара было одним из основных в ходе Апрельской войны), которые с востока замыкаются на Мегринский район РА, вместе с турецкими союзниками наращивая и укрепляя военную группировку в Нахиджеване, уже с запада Мегри. Эти и другие действия азербайджано-турецкого тандема создают экзистенциальную угрозу не только для Арцаха, но и для Республики Армения.

Апрельские события подтвердили, что азербайджанская сторона является недоговороспособной. Возобновив свои агрессивные действия, Азербайджан не только нарушил взятые на себя международные обязательства по соблюдению подписанных им же бессрочных соглашений 1994-1995 годов, но и попытался денонсировать эти документы, распространив соответствующие дипломатические ноты в ОБСЕ[3] и ООН. Несмотря на заявления стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ о том, что документы 1994-1995 гг. остаются основой перемирия[4], правовая база прекращения огня останется сомнительной, пока официальный Баку не отзовет свои ноты.

Изменившиеся в апреле обстоятельства должны радикально трансформировать логику переговорного процесса. Очевидно, что продолжение переговоров в прежнем русле ущербно как для армянских сторон карабахского конфликта, так для сохранения мира в регионе. Представленные 28 апреля президентом Армении три условия, необходимые для возобновления переговоров по урегулированию карабахской проблемы, можно расценить как попытку изменения переговорной логики. Этими предварительными условиями являются: формирование мер доверия и внедрение механизмов расследования инцидентов, адресные заявления международного сообщества о ситуации в зоне конфликта и гарантии того, что Азербайджан не пойдет на новую агрессию и террор против народа Нагорного Карабаха[5].

Судя по заявлениям, опубликованным по итогам двух послеапрельских саммитов – в Вене[6] и Санкт-Петербурге[7], приоритет отдается стабилизации обстановки в зоне конфликта и только затем продвижению переговорного процесса. То есть посредники и президенты РА и АР, по крайней мере на уровне заявлений, считают, что без надежного закрепления режима прекращения огня и реализации мер доверия нельзя ожидать достижения согласия по политическим вопросам. В принятом в Санкт-Петербурге Совместном заявлении трех президентов говорится о согласии сторон на увеличение числа наблюдателей в зоне конфликта. Этот шаг положительный, но он абсолютно недостаточный. Очевидно, что без внедрения постоянного международного механизма контроля за режимом перемирия и механизма расследования инцидентов на границе нельзя ожидать прекращения провокаций с азербайджанской стороны.

После саммита власти Азербайджана заявили о том, что число наблюдателей может быть увеличено всего на 6-8 человек. Ясно, что организовать постоянный мониторинг с таким ограниченным числом сотрудников ОБСЕ невозможно. Продолжаются попытки связать внедрение международных механизмов контроля с ведением субстантивных/предметных переговоров, в результате которых Азербайджан вожделеет получить определенные территории.

Таким образом, азербайджанская сторона фактически препятствует установлению эффективного механизма контроля за режимом прекращения огня и отказывается обсуждать создание механизма расследований инцидентов на переднем крае. Это означает, что в Баку намерены и впредь безнаказанно продолжать свою военную дипломатию или силовую политику.

Несмотря на то, что страны-сопредседатели МГ ОБСЕ считают поддержание перемирия приоритетной задачей, они не спешат отказываться от устаревших подходов. Например, это явно проявилось в период обсуждения в Правительстве Армении заключения по законопроекту о признании Арцаха. Сопредседатели увидели в этом посягательство на их «монополию» в вопросе определения окончательного статуса НКР и призвали Армению отказаться от односторонних действий[8].

В начале 90-х годов прошлого столетия был принят такой подход, при котором политико-правовой статус Нагорного Карабаха должен быть определен на основе переговоров между сторонами при посредничестве МГ ОБСЕ. Но известно, что статус НКР был определен гражданами республики в 1991 году, и независимый статус Арцаха последние 25 лет прямо и косвенно более десяти раз подтверждался на различных общереспубликанских голосованиях. Изменившиеся обстоятельства, т.е. две войны, тысячи жертв, этно-территориальное размежевание в регионе и другие события продолжают игнорироваться международными посредниками. Непонятно, с какой стати Азербайджан должен обладать правом участия в определении окончательного статуса Нагорного Карабаха? Разве граждане НКР участвовали в определении статуса Азербайджана?

У армянских сторон карабахского конфликта имеются потенциальные возможности для эффективного сдерживания Азербайджана и изменения переговорной логики. Возможное подписание договора о стратегическом союзе и взаимной безопасности между РА и НКР и юридическое признание НКР со стороны Республики Армения и другие шаги могут позитивно трансформировать статус-кво в сторону большей стабильности. Ранее имевшиеся в Ереване опасения, что признание НКР приведет к войне или сорвет переговорный процесс, не оправдались. События 2-5 апреля показали, что азербайджанская сторона может начинать широкомасштабную войну и срывать переговорный процесс, невзирая на конструктивный настрой и готовность к компромиссам армянских властей.

Несмотря на постапрельскую интенсификацию международных встреч и обсуждений по НК, решение карабахской проблемы остается труднодостижимой задачей, но все еще не исчерпана возможность мирного сосуществования двух соседних народов.

 

*Масис Маилян – дипломат, председатель Арцахского общественного совета по внешней политике и политике безопасности, автор книги «Карабахский мирный процесс. Взгляд из Арцаха» (2016).

[1] Полный текст Соглашения доступен по ссылке: http://www.vn.kazimirov.ru/doc10.htm

[2]В НКР завершено расследование дел по фактам убийства и глумления над телами военнослужащих в ходе апрельской войны, http://news.am/rus/news/334702.html

[3] КАРТ-БЛАНШ. Карабах: из прошлого и нынешнего ради будущего, http://www.ng.ru/cis/2016-04-15/3_kartblansh.html

 

[4]МИД РФ: соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе бессрочны,
http://tass.ru/politika/3230167

[5]Президент Армении озвучил три условия возобновления переговоров по Карабаху, http://newsarmenia.am/news/politics/prezident-armenii-ozvuchil-tri-usloviya-vozobnovleniya-peregovorov-po-karabakhu/?sphrase_id=16998

[6]Joint Statement of the Minister of Foreign Affairs of the Russian Federation, Secretary of State of the United States of America and State Secretary for Europe Affairs of France, http://www.osce.org/mg/240316

 

[7]Совместное заявление президентов Азербайджанской Республики, Республики Армения и Российской Федерации по нагорнокарабахскому урегулированию, http://kremlin.ru/supplement/5093

[8]ԱՄՆ-ի կոչը` ԼՂ հակամարտությանկողմերին, http://www.amerikayidzayn.com/a/3317397.html

Ереван заверяет, что статус Карабаха не будет определен в одностороннем порядке – Лавров,http://newsarmenia.am/news/nagorno_karabakh/erevan-zaveryaet-chto-status-karabakha-ne-budet-opredelen-v-odnostoronnem-poryadke-lavrov/?sphrase_id=17438

 

Share

Comments are closed.