Трудоемкое соглашение между Вашингтоном и Москвой

 Об установлении в Сирии перемирия

John Kerry et Sergueï Lavrov à Genève, le 9 septembre 2016. FABRICE COFFRINI / AFP

Компромисс дался нелегко, и даже если перемирие будет соблюдаться в первые дни праздников Эйда, который начинается 12 сентября, нет никаких гарантий, что оно продлится дольше нескольких недель и позволит взять под контроль мирный процесс в Сирии. После 10 часов сложных переговоров в Женеве в ночь на 10 сентября госсекретарю США Джону Керри и его российскому коллеге Сергею Лаврову удалось достичь соглашения, которое они сочли «крупным», поскольку оно было заключено по итогам более полутора десятка встреч, начавшихся с середины июля, и визитов американского дипломата в Москву.Текст соглашения, в частности, предполагает установление перемирия, начиная с понедельника, и если прекращение огня продлится 7 дней, то будут созданы безопасные коридоры для гуманитарной помощи, а скоординированные действия против исламистских группировок посредством учрежденного для обмена информацией «совместного командного центра» позволят разграничить территории бывшего Фронта аль-Нусра и оппозиции.

«Мы призываем все заинтересованные в Сирии стороны поддержать совместный план России и США, чтобы (…) посредством политического процесса можно было как можно скорее положить конец катастрофическому конфликту», заявил Джон Керри. Его российский коллега сказал, что, несмотря на продолжительное недоверие, обе стороны выработали 5 документов, которые позволят наилучшим образом проводить скоординированную борьбу с терроризмом и восстановить февральское перемирие. По согласию сторон, содержание данных документов сохраняется в тайне. «Это позволяет создать необходимые условия для контроля политического процесса, которого долгое время не было», сказал С. Лавров, признав, что не может на 100% гарантировать успех данного плана.

Без знания деталей сложно дать оценку взятым сторонами обязательствам, когда они одновременно поддерживают начавшийся осенью 2015 года процесс по установлению мира и противоборствующие группировки. Особенно важен вопрос мониторинга перемирия. «Угроза состоит в том, что соглашение может остаться только на бумаге», предупреждал Париж еще до заявлений об итогах обсуждений.

«Это должно положить конец бареллевым бомбам»

Соглашение «О прекращении столкновений», вступившее в силу 27 февраля и позволившее начать Женевские переговоры, продлилось месяц. Оппозиционный совет решил покинуть переговоры, осуждая продолжающиеся бомбежки и убийства: авиация режима, фактически, продолжала бомбить мирное население на контролируемой повстанцами территории, а русские наносили массированные удары по силам оппозиции, в том числе, по группировкам, которые поддерживаются Западом и арабскими столицами.

«Администрация Обамы, США делают шаг навстречу, поскольку мы считаем, что Россия и ее партнеры имеют возможность оказать давление на режим Асада с целью положить конец конфликту и вернуться за стол переговоров для установления мира», хотелось бы верить г-ну Керри, который отметил также, что в основу соглашения заложено обещание режима воздержаться от бомбежек в зоне контроля оппозиции и даже уничтожения джихадистов из бывшего Фронта аль-Нусра. «Нужно положить конец бареллевым бомбам, бомбежкам без разбора, и это может изменить ход конфликта», выражает надежду глава американской дипломатии, который предлагает размежевать умеренную оппозицию и джихадистские группировки, иначе они потом могут стать мишенями для дальнейших ударов.

Остается масса сомнений, поскольку Париж и известные как «друзья Сирии» большинство стран, то есть западные страны, из коих США и столицы арабо-мусульманских стран изначально стояли рядом с сирийской революцией, 7 сентября собрались в Лондоне, настаивая на «твердом соглашении».

Исходя из различных причин, Вашингтон хотел получить от Москвы результат быстрее. Администрация Обамы, результаты политики которой в Сирии выглядят все более скромно, попытается представить этот план как собственный бренд на стартующей 20 сентября в Нью-Йорке сессии Генассамблеи ООН. Кремль, который заявил о военном вмешательстве в Сирии в сентябре 2015 года, сумел тем самым восстановить лидирующую роль на Ближнем Востоке. Регион имеет ключевое значение для России в контексте возвращения на международную арену, и страна, как до развала СССР, вступает в непосредственный контакт с США. Хотя Путин, видимо, знает об угрозе увязания в сирийском болоте.

«Россия выполняет свою роль воюющей стороны»

Вопросы для г-на Обамы выглядят более актуально, даже если он и ищет выходы из кризиса. Отсюда и несбалансированный характер переговоров. «Россия в полной мере выполняет свою роль воюющей стороны, оказывая военную поддержку режиму в борьбе со всеми его противниками, между тем США хотят быть главными переговорщиками в борьбе с Исламским государством и Аль-Каедой», подчеркивает один из западных дипломатов. Кроме того, для Вашингтона важнее иракский, чем сирийский вопрос. И сирийская оппозиция, и многие государства разгневаны гибкостью Джона Керри, который чересчур часто кажется склонным к компромиссам. «Мы не можем вести переговоры, заявляя, что «нам нужна сделка любой ценой», даже если мы так думаем», рассуждает французский дипломат. Это мнение разделяют многие дипломаты в Госдепартаменте, которые разгневаны постоянными бесплодными встречами с г-ном Лавровым.

Приветствуя соглашение вместе со всеми его безвестными сторонами, все сохраняют осторожность: начиная от спецэмиссара ООН по Сирии Иштефана де Мистуры, который надеется, что «политическая воля, которая позволила заключить соглашение, будет устойчивой». Но даже если оно будет соблюдаться, начинается самое сложное: возобновление в Женеве мирных переговоров, несмотря на желание Москвы сохранить режим, и дефицит надежной альтернативы сохранения власти Башара аль-Асада, когда сирийская оппозиция требует его немедленного отстранения, а Запад продолжает напоминать, что «он никоим образом не может ассоциироваться с будущим Сирии», даже в том случае, если они придут к мнению, что в начале процесса он должен остаться на своем посту.

Специально для «Аналитикон» перевела с французского Анна Сетагян.

Оригинал доступен по ссылке: Le Monde

 

 

Share

Comments are closed.